WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 39 |

Полное название игры, в которую играютродители, — «Каквоспитать ребенка, не испортив его». Награды кажутся высокими. Родители,которым удалось воспитать хорошего, послушного ребенка с замечательными,пристойными манерами, получают хвалу и признание друзей, учителей и другихпредставителей общества. А те родители, которые потерпели неудачу, считаютсяслабовольными, не имеющими уважения или авторитета в их собственном доме. Фраза«Ты позволяешь своему ребенку вить из тебя веревки» показывает презрение кнесчастному родителю, который в глазах многих является слабым и никудышнымчеловеком. Есть еще и другое невыраженное и часто не признаваемоевознаграждение, которое родители надеются получить, а именно: хороший ребенокбудет привязан к своим родителям, особенно в их преклонные годы. Он будетдобросовестно выполнять свою обязанность заботиться о них, когда они станутбольными и немощными.

Грудной младенец или ребенок, невольноучаствующий в игре, поначалу совершенно не осознает, что происходит. Тем неменее игра уже началась, и, как и в других играх, ребенка нужно перехитрить,если необходимо добиться желаемого результата. Родители совершенно вернопредполагают, что ребенок будет сопротивляться и что с помощью разумногосочетания вознаграждений и наказаний его сопротивление можно преодолеть. Вкачестве вознаграждений применяются: похвала, игрушка, снисхождение к мелкимкапризам или прихотям и т. д. В качестве наказания — угрозы потери любви,неодобрение, запреты и ограничения, порицания и физическоевоздействие.

Родители, использующие эти приемы, недумают, что они играют в игру. Им действительно кажется, что все это оченьсерьезно и что все так и должно быть. Им кажется, что ребенок, которомупозволяют жить, как ему хочется, будет неудачником, бунтарем, которому будеттрудно приспособиться к жизни. И родители, которые боятся, что это можетслучиться, чувствуют, что они морально ответственны за то, чтобы не допуститьэтого. Они чувствуют такое отношение к ребенку оправданным и даже могутназывать это любовью, с негодованием отвергая любое предположение о том, чтоэто отношение как раз означает отсутствие любви к нему. Кроме того, они будутсчитать послушного ребенка любящим сыном или дочерью, а непослушного— враждебнонастроенным по отношению к своим родителям.

Эта игра означает отсутствие веры как вчеловеческую природу, так и в своего ребенка. Если мы верим, что ребенок— прирожденныймонстр, дикое животное, которое нужно приучить и выдрессировать вцивилизованное существо, тогда нам остается только положиться на власть идисциплину как на единственные силы, способные обеспечить «упорядоченную»жизнь. Если мы считаем, что люди по своей природе жадны, эгоистичны, лживы иразрушительны, тогда нашим единственным источником, контролирующим поведение,будет сила полиции или армии. Такие отношения могут показаться впадением вкрайности, но мы действительно можем дойти до них, если мы не обретем веры вжизнь. Вера подразумевает доверие своей собственной сущности, а также довериесущности других людей. Человек, обладающий верой, доверяет себе, когдапоступает так, как считает правильным для себя, и доверяет другим, включаясвоих детей, когда те поступают так же, по своему выбору. Человек без веры недоверяет никому.

Если у родителей нет веры в своего ребенка,трудно понять, как у него может появиться вера в себя или в своих родителей.Отношения между родителями и ребенком дегенерируют от любви и взаимногоуважения до конфликта и напряженности. Каждый рассматривает другого каксоперника, к которому в действительности, однако, он привязан. Возникаютвзаимные чувства обиды, которые еще больше отчуждают двух людей, чьи интересыдолжны быть общими. Родители хотят видеть своего ребенка радостным и довольным,а ребенок хочет, чтобы его родители получали удовольствие от его радости. Этичувства охватывают многие отношения, основанные на любви и вере, междуродителями и ребенком. Но, к сожалению, они (чувства) отсутствуют в техотношениях, в которых родители играют в игры, воспитывая своихдетей.

Без веры нет настоящей любви. Приотсутствии веры любовь, которую родители предлагают своим детям, ставится взависимость от их поведения. Такая обусловленная любовь, заключенная во фразе«Мама любит тебя, когда ты хороший мальчик», не только несет угрозу лишениялюбви, но и в самом деле доходит до реального отторжения ребенка. Говоря этислова, мать в действительности имеет в виду, что она не может любить ребенкатаким, какой он есть, но может любить его, только если или когда он откажетсяот своего спонтанного поведения и станет покорным, послушным человеком.Поскольку здоровые дети обычно проявляют в определенной мере упрямство инастойчивость, свойственные их растущему самоосознанию, такое отношение состороны матери означает, что она отказывает своему ребенку в любви. И можнопривести много случаев, когда любовь была действительно отнята у ребенка, когдамать действительно становилась холодной или враждебной, чтобы обуздать егонапористость. Это не та игра, в которую можно играть легко или весело, в неевсегда играют серьезно.

Каждодневное наблюдение показывает, чтоесть и те немногочисленные родители, которые не используют эти методы, чтобынаставить ребенка на путь истинный, соответствующий их собственному воспитанию,а также мало родителей, которые не оправдывают свои поступки необходимостьюсобственной жизни. Родители не могут постоянно уступать ребенку. Они не могутпозволить ребенку главенствовать в доме. Родители тоже люди, и, как у всякихлюдей, у них есть свои потребности, которые должны быть удовлетворены. Ксожалению, эти потребности, кажется, часто вступают в конфликт с потребностямии желаниями ребенка, и в результате конфликта потребности ребенка сводятся доминимума. А когда затем он начинает плакать, проявлять беспокойство иликапризничать, родителям это сильно досаждает, и они реагируют с гневом ивраждебностью.

Родители, играющие в игру, всегдарассматривают предмет конфликта как принцип, а не как житейское обстоятельство.Это дело принципа не позволять ребенку вести себя так, как он хочет. Ребенокчувствует этот антагонизм и реагирует на него с чрезмерной агрессией. Разначало конфликту уже положено, результат этой борьбы может быть толькоразрушительным. Если родители уступают из-за чувства вины или просто чтобыуспокоить ребенка, они его избалуют. Ощущая свою слабость, они попытаются статьтверже в следующий раз, но ребенок, узнав, что может добиваться своего припомощи капризов, создавая беспокойства для родителей, будет сопротивляться сеще большей силой. При таких взаимоотношениях битва принимает непрекращающийсяхарактер, продолжает длиться вечно: в каких-то ситуациях родители смогутпреодолеть сопротивление ребенка, а в других они уступают ему. Ведь для ребенкатакже предмет конфликта стал делом принципа — из-за этого принципа он будетпротивиться каждому требованию своих родителей.

У ребенка, растущего в таком доме, никогдане появится вера в жизнь. Он узнал, что может получить что хочет, толькоперехитрив и перекричав противника. Его противники, однако, — это те люди, в чьей любви оннуждается, в их число входят все те люди, с которыми он желал бы иметь теплые иблизкие отношения. Он также научился манипулировать людьми, играя на их чувствевины; он будет применять эту тактику, когда его капризы и агрессивность уже небудут приносить результатов. Вследствие такого опыта в характере человекаразвивается сильная садомазохистская черта, которая сводит на нет все егоусилия найти любовь. И каждое его поражение закончится депрессивной реакцией,от которой человек очнется, когда к нему вернется решимость сопротивляться ипобеждать. Депрессивные реакции у такого типа личности обычно не носят стольтяжелого характера, как у тех пациентов, которых я описал в двух предыдущихглавах. Им присуща прерывистость, которая маскирует хроническую сущностьпроблемы.

Строгость — единственный способ поддерживатьэффективную дисциплину. Однако можно задаться вопросом: до какой степенинеобходима дисциплина для детей Концепция дисциплины, если ее рассматривать вданном значении, включает в себя наказание, предусмотренное, если ребенококазывает неповиновение власти родителей. Когда же мы рассматриваем дисциплинукак самодисциплину, в ней отсутствует эта коннотация. И между этими двумявидами дисциплины существует важное различие. Изучение любой области знанийявляется дисциплиной, потому что человек, связывающий себя с этим изучением,подчиняется авторитету своего учителя. Он становится учеником, то есть тем, ктобудет следовать за мастером и учиться у него. Но ученик не подвергаетсянаказанию, если он бросает вызов авторитету мастера. Он может быть отчислен,или ему просто сделают замечание. Наказание должно применяться, когда кто-топытается выдрессировать животное или человека для подчинения своим приказам.Дрессировка и обучение — две совершенно разные методики. Мы дрессируем, а не даемвозможность познания. Мы сами не верим, что то, чему мы обучаем, согласуется ссущностью учащегося, его запросами и желаниями.

Ребенок сам по себе, без принуждения,последует по пути родителей, если это путь любви, приятия и удовольствия. Онбудет уважать их ценности и осознанно идентифицирует себя с ними. Но он такжебудет отстаивать свою индивидуальность и требовать свободу, чтобы познать всесамому. Таким образом он познает жизнь и вырастет в зрелого, независимогочеловека, который сможет прочно стоять на собственных ногах. Его путь не будетсильно отличаться от пути его родителей. Да и с чего бы Поскольку их путь былисточником удовольствия для ребенка, у него нет никакой мотивации, чтобы потомкак-то радикально менять его. Вот такое действие оказывает вера.

Также с помощью эффективной дисциплиныребенка можно выдрессировать, чтобы он придерживался пути своих родителей.Посредством правильного сочетания силы и поощрения из его личности можносоздать структуру той модели, которую они хотят получить. Конечно, есливознаграждения недостаточно или наказания не слишком суровы, план может несработать. Однако он часто удается, и ребенок учится играть в игру.

Он знает, какое поведение заслужитродительское одобрение, а какое вызовет их недовольство и порицание. Поэтому онприложит все сознательные усилия, чтобы быть тем, кем они хотят его видеть.Хотя бессознательно он будет глубоко обижен тем, что у них отсутствует вера внего, а также тем, что они не принимают его таким, какой он есть. Но эточувство обиды должно оставаться неосознанным: если он участвует в игре, емупридется подавить любые чувства враждебности или неповиновения.

Ребенок, научившись играть, покажетсяхорошо приспособленным поверхностному наблюдателю, который привык смотретьтолько на внешние аспекты поведения и который не может распознать стоящие заними телесные реакции. Он не поймет, есть ли у человека в его ногах или телесвязь с землей. Он только заметит, что ребенок или молодой человек, кажется,хорошо ладит со своими родителями и с другими людьми, имеющими над ним власть;он также заметит, что его учеба достойна всяческих похвал и что он нисколько несомневается в правильности выбранного им жизненного пути.

Такой с виду хорошо приспособленный ребенокможет годами продолжать разыгрывать из себя мальчика-паиньку. Его поведениеполучит одобрение большинства людей, которое он будет расценивать какпроявление любви. Рано или поздно, однако, какое-то событие разрушит все егоиллюзии. Игра вдруг потеряет всякий смысл, хотя он может еще и не осознатьэтого. Он будет ощущать, что потерял весь интерес и мотивацию продолжать игру.Он впадет в депрессию, но не будет знать почему. Это довольно распространенныйопыт показан на примере случая с Мартой.

Женщина на пьедестале.

В первый раз я увидел Марту натренировочном семинаре по биоэнергетическому анализу. Она пришла туда со своиммужем, клиническим психологом, посмотреть, какую помощь она могла бы извлечь изэтого нового подхода. На этих тренировочных семинарах для профессионалов я смоими коллегами объясняем связь между состоянием тела и личностью. Мыуказываем, как можно проводить диагностику личностных проблем, опираясь наманеру человека держать и двигать свое тело. Затем участники проделываютнекоторые биоэнергетические упражнения, описанные в предыдущих главах. Такимобразом, мы показываем им, как решаются их проблемы при помощи высвобожденияхронических мышечных напряжений, являющихся физическими отражениями этихпроблем.

Глядя на тело Марты, меня больше всеговпечатлило то, как она держала себя. Верхнюю часть тела она вытягивала вверх,будто сознательно прилагая к этому усилия; ее плечи были подняты, наполненнаягрудь казалась высокой, в то время как области живота и таза были сжаты иподтянуты. У нее были жесткие и тонкие ноги, с такими твердыми мускулами, чтовыглядели как палки. Я почувствовал, что у нее не было связи со своими ногами ичто они выполняли функцию механических подпор.

Нижняя часть ее тела поразительнонапоминала мне пьедестал, на котором располагалась верхняяполовина.

Приведенная ниже фигура иллюстрирует идеюпьедестала человеческого тела, конечно, только схематично (рис. 7).

Рис. 7.

Указав на это Марте, я задел ее за живое.Она чувствовала, что ее всегда ставили на пьедестал, сначала родители, а затемее муж. Последний согласился, сказав, что считал Марту идеальной женой. На нихобоих произвело сильное впечатление, что я смог рассмотреть это в ее теле.Выполняя упражнения, направленные на углубление дыхания и установление связи сее ногами, Марта поняла, что ее проблему следует рассматривать как сфизической, так и с психологической стороны.

На первом нашем занятии она рассказала мнеследующее. На протяжении всех предыдущих лет она отлично выполняла своиобязанности как жена и как мать. Затем, впав в депрессию, оказалась неспособнойсправляться со своей работой по дому. «До этого, — говорила она, — я помню, люди говорили, что явсегда казалась счастливой. До тех пор я всегда держалась бодрой, хотявременами меня охватывали депрессивные чувства.

Это произошло однажды, когда муж пришелдомой, а у меня возникли проблемы с родителями. Я хотела поговорить с ним оних, но он был весь погружен в свои дела. Раньше мы с ним условились, что будемжить друг для друга. Я всегда выслушивала его проблемы. Поэтому продолжалапросить его выслушать меня. В конце концов он сказал: «Отстань, я не хочуслушать тебя». Я ответила ему, что не могу больше быть тем, кем он хочет менявидеть. Я хочу быть сама собой. На что он ответил вопросом: «Где моя жена Тыне моя жена, которую я знал раньше».

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.