WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 39 |

Эти сети можно временно разорвать любойформой психотерапии. Сам взгляд на депрессивную реакцию как на болезнь смываетпозор неудач и освобождает пациента от искусственной вины за свою депрессию.Интерес и ободрение, которые пациент получает от терапевта, временно действуюткак замена потерянной любви, подорвавшей его желание жить. Держась за этуспасительную веревку, связывающую его с миром, пациент может медленно вытащитьсебя из темноты на свет. Аналитическая терапия также предоставляет пациентувозможность осознать некоторые из его подавленных эмоций, ассоциируемых сомногими потерями, которые он испытывал в своей жизни. У таких людейпервоначальная потеря всегда усугубляется последующими разочарованиями в любви.Если терапия эффективна, она может дать ему возможность заново пережитьпервичную потерю, уже сейчас, будучи взрослым, он может отреагировать на этуболь адекватным горем.

Адекватное горе.

В предшествующих разделах было указано, чторебенок реагирует на потерю своей матери гневом и вспышками буйного поведения,крича и плача. Потеря не принимается спокойно.

Среди первобытных народов горе такжеявляется бурным выражением чувств. Если объект любви имеет важное значение, егопотеря не принимается без проявления гнева и протеста. Элиас Канетти в одном изсвоих докладов приводит описание процесса выражения горя среди бушменовЦентральной Австралии. В нем обнаруживаются несколько интересных особенностей.Как только новость, что какой-то человек находится при смерти, достигаетдеревни, мужчины и женщины бегут к нему и бросаются на него, образуя кучу. Вэто же время они издают громкие причитания, нанося раны на свои тела. В концеконцов, когда смерть прекращает страдания человека, они уходят, чтобывозобновить свои причитания в другом месте. Канетти подчеркивает важность этогопроцесса в том, что туземцы не принимают потери, «он все еще принадлежит им;они удерживают его среди себя». Самоистязание в процессе скорби хорошо известносреди первобытных народов. Канетти видит в нем выражение гнева. «В этомсамоистязании выражается гнев бессилия перед смертью».

Иногда гнев направляется вовне. ЭстерУорнер15 описала реакцию туземных женщин на смерть молодой девушки,которая умерла при родах. Один из мальчиков-туземцев рассказал ей следующее:«Незадолго до восхода солнца женщины всего города будут посылать проклятиямужчинам. Если они поймают кого-то из них, то могут избить его чуть ли не досмерти. Женщины будут мстить за девушку, которая пострадала и умирает отребенка». Дальше продолжает сама автор: «Женщины не перестали посылатьпроклятия, пока не взошло солнце.

Мы вскоре услышали, как они колотили подверям палками, кричали охрипшими от гнева и беспомощности голосами. Наследующее утро они были понурыми и тихими. Их ярость на боль и смерть иссякла;они снова были готовы смиренно выполнять бесконечную вереницу работ по дому, изкоторых состоит их жизнь».

Если потеря не вызывает гнева, то нет иреального переживания горя и соответственно нет и чувства печали. Природачеловека такова, что он противится своей боли. Есть что-то мазохистское в том,как он блокирует выражение своих эмоций, связанных с болью. Довольно странно,что в нашей культуре принято восхищаться человеком, который может стоическиперенести потерю, не выразив при этом никаких эмоций. В чем же заключаетсятакое большое достоинство подавления чувств Такое поведение лишь обнаруживает,что эго человека доминирует и контролирует его тело, но оно также указывает наотсутствие некоторого важного аспекта его человеческой природы.

Человек в депрессии утратил способностьсопротивляться своей судьбе. Леча таких пациентов, я обнаружил, что они немогут сказать «Почему» громким и убедительным голосом. Они легко находятоправдание своей неспособности: «Какой толк спрашивать почему Все равно ничегоне изменится». Да, действительно, снаружи ничего не изменится. Любой горюющийтуземец знает, я уверен в этом, что его рыдания и причитания не вернутумершего. Цель горя не в этом. Горе — это выражение чувств, котороедает возможность жизни идти своим чередом. Когда выражение сдерживается,жизненный поток ограничивается. Затем это приведет к дальнейшему подавлениючувств и в конечном счете к смерти еще при жизни. Депрессия есть живаясмерть.

У депрессии двойная этиология. Первая— значительная потеряудовольствия в детском возрасте, которое связано с матерью. Если мы признаемверной гипотезу, что полное удовлетворение оральных потребностей требуетпримерно трехгодичного кормления грудью, становится понятно, почему так многолюдей стали уязвимы для депрессии. Во-вторых, ребенка лишают правасопротивляться возникающим депривациям, а выражение чувств ярости или гневаоказывается наказуемым. Результатом является серьезная утрата способностистремиться к тому, чего он хочет, и бороться за это. Наблюдая послушноеповедение, свойственное большинству людей, становится ясно, почему склонность кдепрессии получила такое широкое развитие в нашей культуре.

С другой стороны, массовые протесты,которые становятся атрибутом нашей общественной жизни, являются реакцией противэмоционального подчинения, превратившего человека в индустриальную машину. Насамом деле, две тенденции, одна — к депрессии, другая — к протесту, это две стороны одной и той же медали. Посколькуценность содержания жизни постоянно разрушается отсутствием удовлетворения ею,люди все больше и больше будут впадать в депрессию. Но в то же время они будутвовлечены в участившиеся демонстрации протеста, надеясь таким образом найти всоциальных действиях ту полноту, которую им не хватает на личностном уровне.Будучи кратковременным, участие в массовом протесте служит для того, чтобывоспрепятствовать наступлению депрессии. Это означает, что человек, напримерборющийся за какое-то дело студент, должен жить в состоянии постоянногопротеста, чтобы избежать депрессии. Так как такой образ жизни невозможен, мыможем ожидать, что все больше и больше людей окажутся в депрессии и у нихпоявится стремление к самоубийству.

Я вовсе не против социального протеста,имеющего основание. Главная же проблема, однако, заключается в потереудовольствия.

Большинство протестующих не стремятсявосстановить свою способность к удовольствию, а скорее нацелены на приобретениевласти. Если они действительно получат власть, они обнаружат, что она не имеетценности с точки зрения получения удовольствия. Антитеза между властью иудовольствием подробно обсуждалась в моей книге «Удовольствие: творческийподход к жизни». Если они не смогут достичь своей цели, — что будет наиболее вероятнымрезультатом, поскольку силы, управляющие социальной обстановкой, частоформируются вне подчинения отдельным личностям, — то дверь в депрессию для нихшироко открыта.

Чтобы быть эффективным для индивида,протест должен выражать его личное чувство потери. Когда человек спрашивает:«Почему это случилось со мной» — он этим вопросом показывает, что осознает свою личную потерю.Когда пациенты произносят «Почему» с чувством, они затем часто разражаютсярыданиями, потому что их охватывают чувства потери и грусти. Я вспоминаю одинслучай, произошедший на семинаре по биоэнергетике, который я проводил вИсалене, Биг Сур, Калифорния. Молодая женщина выполняла дыхательные упражнения,описанные в предыдущих главах. Затем она легла на кровать, и я попросил ее битьногами по кровати, крича «Почему». Она начала с робостью, тихо, но черезмгновение чувства завладели ей. Удары стали сильнее, крик громче, и тут онарасплакалась. Успокоившись, она повернулась ко мне и спросила: «Откуда выузнали, что именно это я и хотела сказать» Помимо некоего интуитивного знанияее потребностей, у меня был лишь один ответ: «Все хотят это сказать, но одни несмеют, а другие не могут». Мы все страдали от потерь и обид, которые можетпринять наш ум, но не тело. Тело не может облегчить свою боль, кроме как припомощи бурного проявления катарсиса.

Среди многочисленных приемов, направленныхна то, чтобы довести депрессивного человека до той точки, где бы онпочувствовал свою потерю как прямое переживание и выпустил бы ярость, связаннуюс ней, есть одно простое упражнение, в котором используется свернутое турецкоеполотенце. Пациент держит полотенце в руках и скручивает его изо всей силы. Этообычно выполняется в положении лежа на кровати. Затем, выдвинув вперед челюстьи оскалив зубы, он кричит: «Дайте его мне!» Если хватка не ослабнет и крикбудет продолжаться, руки пациента начнут дрожать и ему может показаться, что онкак будто пытается вырвать полотенце у кого-то. Это же самое упражнение можновыполнять с выражениями: «Черт бы тебя побрал!», «Я ненавижу тебя!», «Я убьютебя!» Часто они вызывают очень интенсивные эмоциональныепереживания.

Я уже говорил в предыдущих разделах, чтосклонность к депрессии преодолевается, когда пациент приобретает способностьтянуться к удовольствию. Однако это влечет за собой нечто большее, чем простопсихологическое отношение. Мышцы горла, челюсти и рта должны бытьрасслабленными, если нужно сделать какое-то важное движение. Руки должны бытьсвободными, не ограничены хроническими мышечными напряжениями. Эти напряженияразвиваются из-за страха выразить злость и ярость, которые вызывает потеря.Поэтому только после того, как высвобождаются злость и ярость, мускулыстановятся свободными и человек готов принять любовь.

Биоэнергетическая терапия не преследуетцели помочь пациенту приспособиться к покалечившей жизнь потере. Скорее онапомогает ему преодолеть разрушительное последствие от потери, восстанавливаятело до его естественного состояния красоты и гармонии. В процессе терапии онзаново испытает боль детских и юношеских лишений. Он будет реагировать на них сяростью и грустью. Он будет протестовать против несправедливости жизни. Но онтакже приобретет мужество и способность снова тянуться к жизни, не боясь боли,которой может сопровождаться процесс его раскрытия для любви.

Вы можете спросить: откуда у человека,который получил такие сильные душевные травмы в детстве, возьмется мужестворисковать, не боясь получить дополнительные травмы во взрослом возрасте На этоя отвечу, что сама жизнь дает человеку смелость, являющуюся мерилом егожизненных сил. Пока тело человека остается застывшим или запертым болью егопотери, его дыхание будет ограниченным, подвижность уменьшенной, а жизненныесилы сниженными.

Подлинное горе и все, что с этим связано,есть не что иное, как свойственный нашей природе способ преодоления шока иосвобождения души. Поэтому терапевтическая задача будет заключаться в том,чтобы обеспечить пациента пониманием и средствами для осуществления егоосвобождения.

6. Обман и самообман.

Игра.

Большинство взрослых пациентов, страдающихот депрессии, не испытали потери матери как таковую. То, что они вдействительности испытывали, — это беспокойства и конфликты в своих отношениях с нею, что,однако, кажется, никак не связывается в уме пациента с причиной его болезни.Эти конфликты становятся настолько само собой разумеющимися и такойнеотъемлемой частью обычного процесса воспитания, что пациент не чувствуетсвоего лишения естественной материнской любви. Мы также должны помнить, чтодепрессивная реакция у взрослого отделена от инфантильных или детскихпереживаний относительно долгим периодом внешне благополучнойжизнедеятельности. Но это не было здоровой жизнедеятельностью — я уже указывал раньше,— иначе он бы не впалв депрессию. Но пациент осознает разницу между кажущейся нормальной идействительно здоровой жизнедеятельностью не больше, чем он осознает связьмежду своей болезнью и событиями своего детства.

Отсутствие этого осознания принимает форму,которая характеризует взгляды депрессивного человека и предопределяет егопредрасположенность к болезни. Наивность происходит от неосознанного отрицанияфактов жизни, особенно фактов своей собственной жизни, своих деприваций иразочарований. Последствия такого отрицания заключаются в том, что индивидостается открытым для подобных разочарований во взрослой жизни. Однаконаивность не мешает человеку проявить некую проницательность в жизни. Вдействительности эти два свойства часто идут рука об руку: наивностьобнаруживается в тех сферах, где имеет место отрицание реальности, в то времякак проницательность проявляется в каких-то других областях жизни.

Наивность нельзя путать с простодушием. Упростодушного человека недостает опыта, при помощи которого он мог бы составитьсвое реальное суждение о каких-то отношениях или о поступках. Его легкообмануть, но он быстро учится на своем обмане. Наивный человек уже испытал больот обмана, но продолжает отрицать его значимость. Его тоже легко обмануть,потому что он не в состоянии распознать суть обмана. Наивность является формойсамообмана, к которому человек вынужден прибегать, когда его обманывают и когдаон не может или не смеет признать правду. В такой ситуации ему приходитсяучаствовать в своеобразной игре, потому что у него нет другой альтернативы. Ноигра часто ведет к убеждению о том, что сама жизнь есть игра, что правила игры— это правила жизни ичто победа или проигрыш в ней составляют смысл человеческогосуществования.

Игра, которая меня интересует, называется«Воспитание ребенка». Некоторые читатели могут возразить, что я называю игройтакое серьезное дело. Однако серьезность, с которой кто-то участвует в какой-тодеятельности, не является критерием определения того, игра это или нет. Людиотносятся к игре серьезно, когда ставки в ней высоки. Состязание, котороеразворачивается между родителем и ребенком, — это то, что делает воспитаниеребенка игрой. В этом состязании ребенок борется, чтобы удержать свою животнуюсущность, в то время как родители борются, чтобы заключить его в рамкикультуры. Это поединок, в котором разрешены все приемы.

Позвольте мне сказать в начале этогообсуждения, что не все родители превращают воспитание ребенка в игру. Оностановится игрой, когда о конечном результате судят с точки зрения выигрыша илипроигрыша. Цель этой игры — воспитать ребенка, который будет социально приемлемым. Всовременном мире такой результат довольно сомнителен, он всегда содержитэлемент случайности. Родители, играющие в эту игру, используют всю своюсмекалку, чтобы как-то оказать влияние на ситуацию, надеясь, что они сделаютправильный ход и выиграют. Но ставки в этой игре не имеют никакого отношения креальной ситуации. Выигрыш для играющего родителя означает достижение какого-топостороннего результата, некую награду или восхваление, которые бы упрочили егопобеду. Когда родитель чувствует, что проигрыш унизит его, нанесет урон егосамоуважению, он также начинает относиться к воспитанию ребенка как кигре.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.