WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 39 |

Как же человек становится статуей и почемуПоскольку такая характерологическая поза не принимается осознанно — в том смысле, что она неструктурируется в теле как часть личности, — мы должны изучить эмоциональныйфон, в котором протекало детство Джоан, чтобы найти те силы, которые замуровалиее в статую. В ходе терапии Джоан вспомнила очень важный сон. Ей снилось, чтоона идет по прекрасному мраморному залу, в конце которого она видит свою мать ввиде статуи на постаменте. Приблизившись к ней, она с ужасом наблюдает, какруки статуи откалываются и разбиваются об пол. В этом сне можно выявить оченьмного интересных подробностей. С одной стороны, сон открыл, что Джоанотождествляла себя со своей матерью, потому что приписывала ей ту же самуюпозу, которая впоследствии развилась в ней самой.

Я не знаю, была ли у матери Джоан такая жеосанка. Редко случается, что, идентифицируя себя с одним из родителей, ребенокстановится его зеркальным отражением. Обычно в идентификации присутствуют какположительные, так и отрицательные качества, поэтому ребенок будетдемонстрировать поведение, которое будет походить и одновременно отличаться отродительского. Джоан описала свою мать одинокой, страдающей женщиной, чья больтак и бросалась в глаза. Сама же она шла на какие угодно жертвы, лишь бы никтоне заметил ее собственных страданий. Как принцесса она была выше их, а какстатуя она была глуха к ним.

Характер сна проливает нам некоторый светна отношения Джоан со своей матерью. Мраморный зал, вероятно, красив, но онпуст и холоден. Мать в нем появляется не как теплое, любящее или живоесущество, а как застывшая в неподвижности статуя. Вот Джоан подходит к ней,может быть, с желанием, чтобы ее взяли на руки (у большинства маленьких детейвозникает такое желание), но ее ужасает неспособность матери протянуть к нейруки или подержать ее на руках. Беспомощность матери, которая проявляется вобразе отваливающихся рук, приводит ее в ужас, потому что Джоан тожечувствовала себя беспомощной всю свою жизнь, хотя и не признавала этого насознательном уровне. Позже мы увидим почему. Здесь же важно признать отсутствиетеплых и прочных отношений между матерью и дочерью. Это объясняет, почему Джоанне плакала, когда умерла ее мать. Лишь слезы отца заставили ее заплакать поэтому поводу. Она потеряла свою мать еще задолго до ее действительной кончины.Эта потеря подтверждается тем фактом, что ее самые первые воспоминания связаныс бабушкой по материнской линии.

Потеря матери в физическом илиэмоциональном отношении является, как я уже говорил, предрасполагающей причинойдля депрессии. Чтобы перейти впоследствии в депрессию, потеря должна произойти,когда ребенок все еще нуждается в материнской фигуре, когда он не можетобойтись без ее телесного контакта, тепла и поддержки. В случае потери илиотсутствия настоящей матери женщина, заменяющая ее, может восполнить все этипотребности. Но их обязательно нужно восполнить, если мы хотим, чтобы ребенокрос эмоционально здоровым. Дети будут спонтанно тянуться к любой другойвзрослой фигуре из их домашнего окружения, чтобы удовлетворить своипотребности, если мать не в состоянии этого обеспечить.

Джоан обратилась к своему отцу за близостьюи теплотой, которые она не смогла получить от матери. Есть отцы, которые могутпредоставить ребенку такую поддержку, но отец Джоан не был одним из них. Онредко бывал дома и к тому же был эмоционально замкнутым человеком. Но он не былодиноким страдающим и беспомощным. Наоборот, он был сильным человеком, которыйдобился всего в жизни сам. Джоан он казался королем, и поэтому она с легкостьювообразила себя принцессой. Во всех ее фантазиях принц, который спасет ее, былидеализированным образом отца. Он будет обладать той же силой и мужеством, каки ее отец, но в то же время он будет более мягким и более любящим. Но самымважным качеством будет его отзывчивость. Любовь и признание Отца — вот, что она на самом делехотела получить, и она приняла свою высокомерную позу, чтобы добиться от негоодобрения.

Джоан также отождествляла себя со своимотцом. Еще до наступления своего подросткового возраста она состязалась смальчиками, стремясь быть похожей на них в надежде, что это сходство сблизит еес отцом. Однако он был слишком поглощен своей работой, чтобы уделять многовнимания своей дочери. То немногое, что он смог дать ей, было адресованоДжоан-девочке. Он видел в ней взрослеющую женщину с внешней стороны, но некасался внутренней, чувственной стороны. Он требовал сдерживать все сексуальныеобертоны, которые, как правило, проявляются между отцом и дочерью, и у Джоан небыло выбора, оставалось только подчиниться. Он хотел иметь дочь, чей внешнийвид и манеры сделают ему честь в обществе, но он не хотел, чтобы ее чувствазатрагивали его жизнь. Джоан поверила, что если она сможет стать такой, какойон хотел бы ее видеть, то он в свою очередь станет тем отцом, которого онахотела получить. В каком-то смысле ее отец соблазнил ее стать статуейэлегантной женщины. Подчинившись этой цели, она обрекла себя на постоянноеразочарование. У нее уже не было свободной воли, чтобы как-то изменить своюжизнь. Все ее надежды были связаны с осуществлением мечты, основанной наиллюзии, а не на реальности. Будучи статуей, она отделила от себя какие-либочеловеческие отношения и в то же время надеялась, что такое поведение принесетей те отношения, которые бы удовлетворили ее потребности. Однако ее предали,как, впрочем, и она предала саму себя, хотя она не была готова еще осознатьэтого факта. Предательство вызывает убийственную ярость в человеке. Тем неменее Джоан говорила только о любви и воспринимала насилие с ненавистью.Посредством мышечного напряжения и жесткости тела она подавила свой гнев ивраждебность, которые, будучи направленными на того самого человека, откоторого она ожидала спасения, не могли быть выражены каким-либо безопаснымспособом.

Что касается войны во Вьетнаме, то Джоанбыла своеобразным голубем мира. Это вытекало из ее сознательной преданностилюбви во всех формах. Меня, однако, удивляло, что всякий раз, когда в нашемразговоре возникала тема войны, она с яростью принималась нападать на ЛиндонаДжонсона, который в то время был президентом. Она обзывала его амбициозным,бессердечным и бесчувственным человеком. Такие качества настолько близкоподходили к ее отцу, что враждебность, выражаемая против Джонсона, была,очевидно, перенесена на него с ее отца. И хотя я указал ей на это, она никак неотреагировала на эту связь.

Позже в ходе терапии получилось так, чтоона еще раз испытала чувство предательства, но уже с моей стороны. Обратившисько мне, она вначале почувствовала, что наконец-то нашла своего спасителя.Конечно, я не обещал ей ничего подобного — более того, я неоднократнопредупреждал ее, что трудные времена еще впереди. Однако ее кажущаясяпотребность в спасителе была настолько сильной, что Джоан не обратила внимания.В результате она получила одно лишь разочарование, которое восприняла какпредательство. Однако это дало нам возможность проработать ее враждебность поотношению к мужчинам и закрепить улучшение, которого она достигла.

Лечение.

Я описал основной подход к проблемедепрессии как с физической, так и с психической стороны. Физическая работавключает в себя мобилизацию чувств при помощи дыхания, движения и голоса.Психологическая работа направлена на развитие инсайта у человека о своемсостоянии, что оно означает и какова его причина.

Работа непосредственно с телом открываетбольшое количество глубоких конфликтов, вращающихся вокруг отношения человека ксвоему телу и к своим чувствам. Первый же конфликт появляется между эго ителом. Человек в депрессии не доверяет своему телу. Он научился контролироватьего и подчинять своей воле. Он не может поверить в то, что оно будет нормальнофункционировать и без понуканий со стороны его воли. И нужно признать, что вего депрессивном состоянии оно, кажется, действительно не может этого делать.Он не понимает, что его тело истощилось из-за своего длительного услужениятребованиям раздутого эго. Он рассматривает свою депрессию как крушение своейволи, а не как физическое истощение. Поэтому он больше всего озабочен тем,чтобы вернуть себе эту силу воли; и он будет пытаться достичь этой цели даже засчет потребности тела поправиться и восстановить свой энергетический запас.Такое отношение отложит его выздоровление на неопределенный срок. Но в этом-тои заключается суть всей проблемы.

Второй конфликт связан с чувствомбеспомощности, которую человек, находящийся в депрессии, не может принять. Онуже испытывал беспомощность до этого, будучи младенцем или ребенком, вситуации, которую он воспринимал как угрозу своему существованию. Он выжил ипреодолел свое чувство беспомощности ценой огромных усилий воли. Крушение волисоздает у него ощущение полного бессилия, против которого он, по его мнению,должен продолжать бороться. Эта борьба усиливается чувством вины, происходящейот подавленного чувства беспомощности. Его неудача вытащить себя из уныниястановится поводом для самоосуждения, которое еще глубже роет яму, в которой онсидит. В депрессивном состоянии можно обнаружить следы саморазрушительных сил,действующих внутри личности.

Воля — это механизм, предназначенныйдля чрезвычайных обстоятельств, обладающий огромной ценностью для выживания, ноне для удовольствия7. Тело в своем естественномсостоянии функционирует не через силу воли, а через врожденную жизненную силу.У человека, находящегося в состоянии депрессии, эта сила была истощенаподчинением тела власти воли и подавлением чувств в интересах образов, которыесоздает эго. Высвобождение этих чувств нельзя осуществить безболезненно, чтоеще более усугубляет конфликт между эго и телом. Однако в начале терапии,прежде чем эти конфликты станут осознанными, работа с телом оказывает быстрый,положительный эффект. Пациент испытывает чувство облегчения, когда приходит кпониманию, что существует новый выход из его трудного положения.

Именно так случилось с Джоан. На нашемпервом сеансе она с энтузиазмом отреагировала на первые упражнения по работе стелом. И действительно, ничего не могло быть более эффективным в преодолениинеподвижности тела, чем непроизвольные движения, вызванные глубоким дыханием,вибрацией мускулов, а также пинками и криками. Но конфликт между волей ичувствами уходит своими корнями в более ранний конфликт между стремлениемпротянуть руки навстречу родителю, которого нет рядом, и болью от этогодействия. Джоан не осознавала боли и отчаяния, связанных с этими раннимитравмами. Все, что она чувствовала вначале, это радостное возбуждение от того,что сейчас, возможно, ее положение коренным образом изменится к лучшему. Ноболь не замедлила прийти, а с ней пришли и чувства, которые она подавляла втечение долгого времени.

Я посоветовал Джоан выполнять нашиупражнения регулярно у себя дома. Затем, через шесть недель после началатерапии, я ушел в летний отпуск. За время отпуска я получил от нее два письма,в которых она рассказывала о возникших у нее проблемах. Она ненадолго уехала наодин из Карибских островов. Она написала, что чудесно провела там несколькодней, однако в конце с ней произошел довольно странный случай: «Я проснуласьночью — это былонакануне отъезда — отболи, которая пробивалась сквозь мышцы поясницы и таза. У меня было такоеощущение, будто в моих мышцах развязываются какие-то узлы. Я закричала от боли,но сквозь нее почувствовалось какое-то сладостное чувство, от которого я сталавскрикивать «Да! Да!». Удивленная и заинтригованная всем произошедшим, я вскореопять заснула. На утро проснулась с ужасной головной болью в затылке и шее. Явернулась домой и в течение почти пяти дней лежала неподвижно, чувствуя себянастолько слабой и разбитой, что даже не хотела отвечать на телефонные звонки.Сейчас я снова в порядке и возобновила упражнения».

Я объясняю такие страдания «растущейболью», то есть болью, которая вызвана чувствами или энергией, пробивающимисебе дорогу сквозь жесткие, захваченные спазмом мышцы. Похожую боль человекчувствует, когда он подносит обмороженные пальцы к теплу. Поток крови вобмороженных конечностях вызывает очень сильную боль. Таким образом, процесс«оттаивания» должен происходить медленно, чтобы дать тканям время расслабиться.Боль Джоан в голове и шее можно было объяснить этими же процессами. Жизненныепотоки, пробиваясь через ее тело, встречали на своем пути сильноесопротивление. Эта была слишком сильная нагрузка для ее тела, которое, невыдержав ее, упало, чтобы получить необходимую передышку.

В другом письме, написанном тем же летом,Джоан сообщила: «Бывают времена, когда я чувствую, будто рушится весь мойкостяк. Мои плечи кажутся более расслабленными и свободными, то же самое могусказать о мышцах таза, спины и даже об икрах ног. Кажется, что мое телораздирается муками конфликта, подобно тому, который был между Люцифером иГавриилом. Я стону от ужаса и одновременно от сладостного удовольствия, смутноощущая какие-то потоки внутри своего тела, но еще более смутно — непонятный страх». Вплоть доэтого упоминания о своем страхе Джоан никогда не ощущала, что была напугана. Еестрах, как и гнев, был сильно подавлен; но оба эти чувства нужно было вызвать ивыразить, прежде чем она могла поправиться. Мы не привыкли думать, что человекв депрессии может быть напуган. Он очень редко проявляет какие-либо признакитакого состояния. Страх очень эффективно сдерживается ролью, которую принимаетна себя пациент. Разве может статуя чего-то бояться Она ведь сама никому неугрожает. Но когда роль рушится и потребность в ней исчезает, человек впадает всильнейшую депрессию, не в силах осознать свой страх. Каждый, кто принимал туили иную позу, был чрезвычайно напуган, когда сталкивался со своей подлиннойсамостью, своей эмоциональной самостью. В этом и заключается функция терапии— сделать этот страхосознанным, чтобы его можно было понять и высвободить.

Некий намек на скрытый в душе Джоан страхпоступил из ее сна. Вот что она вспомнила: «Я проснулась, вся встревоженная, скаким-то гнетущим чувством. Это был очень живой сон, и мне хотелось поскореезабыть его». Вот как она его описала: «Кто-то сейчас будет мучить ребенка (ячувствую, что ребенок — это я, но он одет как мой младший брат). Чтобы спасти его, якраду его и спасаюсь бегством на машине с каким-то мужчиной. Сырая, темнаяночь. Мы сворачиваем в какую-то лесистую местность, незнакомую, но в чем-тонапоминающую места моего детства. Ребенок теперь в безопасности, но наспродолжают преследовать. Наши преследователи видят нас. Я иду за моим спутникомв дом без дверей, забираюсь под стол, чтобы меня не нашли, и сижу там, глядя надверь.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.