WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |

С середины 92 года, вначале на самых отдаленных, а затем и на все более близких планах в сновидениях появились чело­векоподобные сущности, выглядящие как наиболее древние из всех, которых приходилось видеть сновидящим. С ликами цве­та пергамента и очень старого золота, с оспинками, как на брон­зовых бюстах, они двигались как бы в тоннеле обратного вре­мени, приближаясь к той части Мироздания, где находится наш мир. Они производили впечатление настолько древних, что смысл их появления не казался печальным: они возвращались, чтобы рассыпаться, умерев навсегда, вместе с неким грузом, который был с ними. Они были как камикадзе света, ибо их груз и был светом — очень древним, забытым и, видимо, край­не необходимым именно сейчас нашей Ойкумене.

Летом 92 года Памятники вошли в максимально доступные для многих сновидящих тонкие планы, откуда вос­принимались по-разному, но со многими совпадениями по сути: немыслимая древность их знания, несомненно антропоморф­ная (гуманоидная) духовность, неимоверная плотность золотис­то-янтарных энергий, намерение соединить как бы две ветви знания: Северо-(Западную) и (Юго)-Восточную. Впоследствие некоторым ищущим удалось вступить с Ними в контакт не толь­ко в сновидениях, но и на окраинах бодрствующего сознания. Результатом этого стали произошедшие во многих местностях странные посвящения, последствия которых, судя по всему, уже проявляются и будут проявляться весьма длительное время на материальных и иных планах. Вопрос о том, кто были эти сущ­ности, остается открытым, несмотря на множество предполо­жений, высказанных по этому поводу.*

10

В любом случае, участ­ники посвящений, связанных с Памятниками, встреча­лись не более и не менее чем с самими собой, т.е. со своей целостностью. В настоящее время Памятники отсутству­ют в доступных пространствах сновидений,— они выполнили свою миссию, какой бы она ни была, и сделали это безупречно. Но тем сновидящим, которым Памятники подарили целые мешки пергаментных свитков и папирусов, есть смысл не забывать об этом никогда. Хотя бы потому, что с тех пор ничто не осталось прежним.

Среди многообразия населения снов могут быть упомянуты такие формы, как Ге б б л и н ы, выглядящие как монахи в темно-серых или черных рясах, под капюшонами которых вме­сто лица скрывается либо нечто волчьеобразное, либо пустота. Они хищны, безжалостны и стремительно неотвратимы, и по­являются, как правило, слева, когда в мире спит все.

Рассматривать их как самостоятельный класс сущностей, по всей видимости, не совсем правомерно. О них скорее можно говорить как о присущей нашей планете форме падения неко­торых сущностей, в т.ч. человеческих, а также как о некоторых проблемах нашего подсознания.

Гебблины по сути своей — агрессивные вампиры или пол­ностью отчужденная и непонятая нами наша собственная раз­рушительность, которые великолепно излечивают нас от несво­евременного пацифизма и филантропии. Иногда они принима­ют облик наших умерших родственников и близких. Тогда их можно распознать по особому строению губ и рта: как прорезь в бледновато-землистой коже.

Одним из признаков реальности нападения гебблина в сновидении является ощущение боли в области ниже пупка слева при просыпании. При частых нападениях некоторую защищен­ность дает пояс или ремень, которым нужно перепоясаться пе­ред сном.

В сновидении гебблины производят впечатление трезвых и очень сознательных сущностей, в отличие от боль­шинства зооморфных мерзких тварей. Сновидящий может по­лучить пользу от нападений гебблина в том случае, если это заставит открыться его волю, и он проснется во сне. Тогда г е б б л и н становится хорошим общеукрепляющим сред­ством.

Некоторые люди в повседневной жизни имеют внешнее сход­ство сгебблинами. Это может быть связано либо с каким-то внутренним падением человека, либо с плотным общением с гебблинами во снах, накладывающим свой отпечаток.

В связи с этим (см. также лисы), возникает возможность со­здания некой классификации людей, основанием для которой служит присутствие в восприятии их не-человеческих, чуждых компонентов, т.е. ксенологическое описание типов людей, с которыми мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни.*

11

Мотыли — мертвяки пpeдcтaют сновидцу как люди затем как человекоподобные фигуры, закутанные в нечто вро­де савана белесоватого цвета; для видяши^их светимость по­добна истлевшим лохмотьям беловато-бежевого цвета, образу­ющую как бы структуру запеленутой мумии или куколки с неко­ей темнотой внутри; вся их светимость часто воспринимается как состоящая изчдряхлой беловатой пыли, подобно пыльце с крыльев ночных бабочек.

Мотылей — мертвяков затруднительно рассматри­вать как самостоятельный класс сущностей; к ним, видимо, от­носится все, сказанное в этой связи о гебблинах, они принад­лежат нашему миру вне всякого сомнения. У них нет лица. Мотыли как бы не вполне живы, достаточно статичны, не очень сознательны. Они способны окутывать своей мелкопылистой энергией и затормаживать некоторые жизненные процессы.

При наличии страха у сновидца мертвяки могут досаждать несколько сильнее, опустошая и запутывая путь. Судя по все­му, их привлекают некоторые энергии, сопутствующие поло­вым вожделениям и порокам — т.е. ситуации, в которых чело­век не может реализовать практически свои сексуальные осо­бенности и желания, конденсируя в своем воображении соци­ально или ситуативно табуированные формы половой жизни. Преобладающая энергия общения с мотылями-мертвяками - беловатая душновлажная, во снах выглядящая иногда как желеобразные бесформенные массы или потеки белесо-бежеватого оттенка.

В отличие от лисов, их почти не интересует диапазон эмо­циональных энергий —т.е. энергии сердечной любви и страс­ти. В ситуациях с мотылями-мертвяками сновидящим лучше за­ниматься половой жизнью все-таки наяву, а не в воображении или сновидении, или не беспокоиться об этом вообще.

Очень высокие, часто светловолосые, хорошо сложенные светящиеся чистейшим золотым светом люди в снах могут быть, конечно, и нашими собственными высшими аспектами,*

12* но есть основания думать, что иногда в таком облике появляются и сущности очень высокого порядка, имеющие непосредствен­ное отношение к человеческому пути — Хранители.

Они хранят путь возвращения к нашим Настоящим Родите­лям, если говортъ по-китайски. Во всяком случае, общение с ними безусловно благотворно во всех отношениях, и их энер­гетический поток среди множества других воспринимается во снах как наименее чуждый, а точнее — как самый настоящий, истинный, родной, давно разыскиваемый нами.

По всей видимости, любое общение с ними — это удача, но у удачи свои пути, и опыт взаимодействия с Хранителями, ви­димо, относится к наиболее индивидуальным и глубоким про­цессам, и поэтому наше обобщение на этом заканчивается.

КАРТЫ НАЧАЛЬНЫХ СТРАНСТВИЙ

...расположенная в местности болотистой нездоровой.

Переселение туда сразу большого количества людей

несомненно улучшило ее климат.

Маккиавелли «История Флоренции»

Что разделяет нашу повседневную жизнь и наши живые сны Что отделяет известный нам мир от других миров, существова­ние которых в сновидениях не вызывает у нас сомнений Чем является эта граница и где она проходит

Мы подошли здесь к узловому моменту всех систем сакраль­ных знаний, особенно — практики.

Устройство человеческого восприятия, с преобладанием в нем зрения и видения, обуславливает для всех живущих на этой земле наибольшую приемлемость простран­ственной ориентации в жизненных потоках. Во сне или наяву, в восприятии человеком происходящего неизбежно присутствуют — лево-право, низ-верх, впереди-позали, близ­ко-далеко. При затруднении пространственной ориентации он испытывает очень сильный дискомфорт и, соответственно, зат­рудняется жить и осознавать.

И в смысле качества все сакральные традиции уподобляют духовное продвижение человека и обретение им бессмертия движению в пространстве (от «худшего» пространства к «луч­шему»). Обобщенно: из нижнего левого угла в верхний правый; по спирали, движущейся по часовой стрелке, с Юга на Север,*

13

из топологического «низа» Мира к его «верху»; с земли на Небе­са, из Ада в Рай и т.д.

Труднопостижимо то. что граница межлу этими простран­ствами и мирами по сути является границей восприятия.

Эта граница проходит сквозь все наше осознание всех дос­тупных нашему восприятию вещей. Именно в связи с этим про­странственная интерпретация теряет смысл; потому что грани­ца восприятия проходит не где-то, — она везде: в каждом мире и в каждом атоме, в каждой крупице света и пустоты. И, самое важное для практики, — в каком-то смысле она и есть тот са­мый «напиток забвения», который мы пьем каждый раз, пересе­кая границу между известным и неизвестным, проявленным и непроявленным, смертным и бессмертным, мгновенным и веч­ным.

В сновидческом смысле граница восприятия — это то, из-за чего мы наяву плохо помним сны и вяло соотносим их с реаль­ностью, а во сне мы почти или совсем не помним повседневно­го мира. Или, точнее, она есть то, что мы забываем.

Граница восприятия — это наиболее невообразимо — в ка­ком-то смысле имеет место и во внешнем, называемом нами объективном, мире.** Не касаясь здесь собственно магических практик, укажем лишь на один повод для размышлений.

Среди того количества людей, которые ежегодно исчезают без вести по всему земному шару, есть (пусть их очень немного) и те, кого не находят никогда. Их не находят и когда стаивают снега, их не находят и водолазы, — их останков нет в этом мире. И это связано с тем, что они физически покинули наш мир.

Итак, граница восприятия — это область глубокой тайны, и в то же время — зона приложения большинства усилий ищущих. Это как бы точка опоры, при помощи которой можно по­вернуть судьбу.

Очень важно понимать, что внешняя и внутренняя сторона нашего восприятия так же разделены границей восприятия, и переход этой границы является переворачиванием (кувырком) сознания.

С момента, когда сновидящий начинает следить за своими снами, у него постепенно — с годами — интуитивно складыва­ется топография пространств его сновидений. Топография эта, прежде всего, основывается на повторяемости тех или иных пространств во снах ( по принципу «Здесь я уже был»). Затем, по мере разворачивания неявного посвящения, (тоже интуитивно), начинает осознаваться и структура сновиденческих пространств: «это пространство отдаленней чем то; простран­ству X предшествует пространство Y, через которое можно попасть в пространство Z».

В ходе неявного посвящения сновидяший, опираясь на дос­тупные ему системы сакральных знаний, либо на свое безмол­вное знание, осознает природу и качества тех или иных про­странств, их парадигму в системе объекто-субъектных связей и в структуре достоверности, таким образом постигая законы Мироздания и правила Игры.

Продвижение по внешней карте в ходе неявного посвяще­ния начинается с преодоления границы воприятия, которая во сне может иметь вид высокого препятствия — горы, стена, сте­на тумана и т.п. За этой границей между мирами лежит безжиз­ненная местность, более всего напоминающая пустыню с не­большими барханами мутно-желтого цвета.*

14

Пребывание здесь в сновидении достаточно тяжко, и для дальнейшего реального продвижения необходимы очень глу­бокие и необратимые изменения в духовной жизни и в теле сновидяшего. В этом пространстве доступно постижение мно­гих вещей, происходящих в виде самостоятельных линий сно­видений, —достаточно сказать, что почти все взаимодействия с огневками, лисами и другими сущностями, населяющими сны, относятся именно к этому пространству, где они являются сво­его рода стражами. Эти взаимодействия длятся годами, пока не нарабатываются качества, необходимые сновидцу для даль­нейших продвижений.

В дальнейшем пути за этой местностью могут следовать, на­пример, другие горы — невысокие, полуденные, светлых пас­тельных цветов, с горным озером неотразимой красоты. В пла­не посвящения эта местность связана с более тонким очищени­ем и началом перехода на иное — духовное энергетическое питание (преимущественно для людей семейных). Это время мо­жет сопровождаться самостоятельными снами о выпадении всех зубов у сновидяшего (что имеет отношение к указанному пере­ходу на новое питание).

Далее могут следовать очень высокие, почти неприступные горы цвета охры на закате. При восхождении сновидящие не­избежно сталкиваются с двумя стражами, которые часто вос­принимаются в классической форме — как два вооруженных всадника.

Как правило, период сновидений подобного пространства соответствует началу выхода сознания сновидящего за рамки тех или иных религиозных представлений, которые он созна­тельно или бессознательно усвоил.**

И так далее — вверх-вправо, годами, со многими срывами вниз и возвращениями в уже исследованные местности. Из узловых мест в этом пути имеет смысл перечислить:

— здание с очень многими этажами и скоростным лифтом.

- фунтовые дороги охристого цвета, имеющие с левой сто­роны пропасть, либо лес.

- воды, вызывающие ассоциации с Северным Ледовитым океаном и близостью Северного Полюса (внимание! там тоже есть стражи).

— местность, где невидимый источник света таков, что сно-видящий как бы отбрасывает четыре тени.

- невообразимо крупный океанский порт со многими ко­раблями.

- остров (острова) в северных водах с одноэтажными до­мами простой конструкции и воздухом аскезы.

- очень высокие черно-пепельные горы с плато на самом верху, на котором находятся несколько храмов (весь фон -космическая пустота).

И так далее.

На внутреннем уровне пересечению границы восприятия и сопутствующим этому трансформациям самопознания соответ­ствуют, прежде всего, сны, связанные со смертью снови-дящего в той или иной форме, в т.ч. и в чужих снах.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.