WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |

(или приобретения его другими путями) в реальной жизни. О них можно сказать, что это не-люди, т.е. те, кто еще не стал людьми, хотя внешне выглядят как люди (име­ют форму человека). Суть этого процесса, возможно, связана с тем, что нишу, высвобождающуюся в процессе перехода чело­вечества в иное качество,** начинают заполнять сущности, ко­торым в своем развитии только предстоит пройти человечес­кую стадию. С другой стороны, если выйти за наиболее рас­пространенные эволюционные оккультные описания и исходить из того, что каждый класс сущностей в мироздании имеет свой собственный путь развития,*** то наиболее вероятной причи­ной нашествия лисов может быть их потребность в определенной энергии, которую они получают при близком сосед­стве с людьми.

Сновидческий опыт показывает, что лис привлекает (и в этом также проявляется их отдаленное сходство с огневками) человеческий душевный мусор — бесформенные остатки на­шей эмоциональной жизни, с которыми мы не расстаемся вов­ремя: страхи, подозрения, необоснованные притязания к объек­там нашей длительной и застойной привязанности. В отличие от огневок, которые резонируют на очень интенсивные, болез­ненные в своей безмерности страсти, лис больше привлека­ют камерные вещи с гнильцой, с душком, а также имеющие не­посредственное отношение к сфере именно половых отноше­ний, т.к. у них, судя по всему, в сновидениях очень мало выра­жены половые отличия.

Взаимоотношениям с лисами в снах обычно соответ­ствует усиление в отношениях наяву настроений неискреннос­ти, подозрительности, лжи, двусмысленности, двурушничества, амбивалентности, недоверия, сомнительности ситуаций. Обыч­но необходим целый период, иногда до нескольких лет, обще­ния с лисами во сне и наяву, для того, чтобы были извлечены необходимые человеку знания. Их можно выразить как необходимость хорошо проветривать все, что касается эмо­циональной жизни, особенно любовных отношений, не созда­вая замкнутых на себе областей, зацикленных аффектов, душ­ных пут повышенной опеки и подозрительности к тем, кого мы любим, — лисы учат однозначности наших чувств и решений. Труднопонимаемой стороной отношений с лисами является эффект укрепления воли и целостности, возникающий у лю­дей; еще труднее постичь некие токи особого знания о бес­смертии, может быть, не для человека предназначенного (по способу достижения), но как возможность — открывающая об­щий для всех живых далекий свет.

Лисы наяву обладают свойством намагничивать нашу волю в направлении страсти прежде всего половой: они спо­собны порождать очень глубокую привязанность к себе, часто ослепляющую. Между тем, им самим внутренне в такой интен­сивности зачастую неведомы и просто недоступны эти чувства, а особенно высокие проявления любви. Они питаются энерги­ей привязанности и любви, по всей видимости, потому, что не могут ее сами порождать, производить, хотя иногда они могут научиться этому.

Лисы могут сильно запутать судьбу человека благодаря своей способности придавать исключительно привлекательность и магнетизм периферийным и опустошающим по своей сути ли­ниям развития. Но правильное взаимодействие с ними дает мно­го знания, мудрости и возможность оживлять волевую сферу сущностных интересов человека.

Не следует понимать совершенно буквально эти сведения, тем более что в повседневной жизни встречаются не только, так сказать, чистокровные лисы в человеческом обличье, но и лисы как бы наполовину, на четверть или просто люди, в силу этих или иных своих обстоятельств сильно помеченные особой лисьей энергией или способами взаимодействия.

Как бы то ни было, максимум, что можно сделать в отноше­нии с лисами во сне и наяву*

6 — это попытаться провести их дальше с помощью нашей любви (способность любить — ос­новное отличие между ними и нами), если мы чувствуем себя достаточно сильными и это совпадает с нашим решением о том,

что для нас является действительно необходимым. Минималь­но, что можно и необходимо сделать — не бояться их, потому что страхом они могут питаться также, как любовью.

Другой тип сущностей, встречающийся в сновидениях - о б о л о к и—трудноописуем, потому что они не принадле­жат нашему миру, и их мир удаленней чем миры огневок, а те формы, в которых мы видим их в своих снах — это проекции нашего подсознания, не имеющие отношения к их действитель­ной форме. В своем исконном мире с человеческой точки зре­ния они почти абсолютно неподвижны, но обладают достаточ­ной силой, чтобы притягивать сновидящих в удаленное про­странство сновидческого мироздания, населяемое ими.

Взаимодействия и отношения с оболоками развива­ются очень медленно — годами. Первые их вмешательства в путь сновидца проявляются вначале как присутствие чего-то чужеродного, чуждой энергии, которая отклоняет сновидца от привычных путей и состояний во сне. Со временем эта энергия становится иногда видна сновидцу как нечто невообразимое, особого пепельно-серо-черноватого цвета с преобладающим качеством полной чужеродности и пока еще смутного диском­форта. На следующей стадии сновидящий как бы помимо сво­ей воли оказывается уносимым этой силой, которой невозмож­но сопротивляться. Само пребывание в мирах оболоков сновидец обычно долгое время не в состоянии вспомнить из-за удаленности особенностей восприятия мира оболоков от при­вычных сновидческих настроек. В воспоминаниях фигурируют странно сплетенные между собой живые на свой манер суще­ства, более напоминающие огромные корни или ветви дерева каучуково-черного цвета, живущие в среде, напоминающей белесо-серую воду, иногда имеющую холодные, неестественно синие и синюшные оттенки.

О б о л о к и, судя по всему, испытывают потребность в некоторых энергиях человека. И хотя, согласно многим источ­никам, нужную им энергию выделяет человек, находящийся в состоянии страха и ужаса, можно предположить, что страх и ужас — это то, что остается в человеке,а то, что берут у чело­века —это обратная сторона: энергия радости, оптимизма, воодушевленности,— т.е. легчайшие и светлейшие составляющие целостности человека, — энергии, нехватка которых действи­тельно остро ощущается в мирах оболоков. В отличие от огневок и лисов, оболоков не интересуют энергия любви и страсти, — она их скорее отталкивает. Это можно понять, если рассматривать способ жизни оболоков,— а бытие и со­знание оболоков, видимо, представляет единый организм, в котором почти отсутствует индивидуальное начало,— как очень своеобразный и плоский (с человеческой т.з.) эрос, т.е. бытие вместе. Оболоки, несомненно, обладают гигантскими объема­ми знания в самом обобщенном смысле этого слова, и снови­дец, взаимодействующий с ними, может получать эти знания взамен своей энергии. Однако сам род этих знаний настолько чужд сущностно человеческому пути, что целесообразность по­добного бартера очень сомнительна.

Важно помнить, что в нашем повседневном мире оболоки никогда не присутствуют непосредственно даже на самых тон­ких планах, - - их природа и скорость бытия несовместимы с условиями нашего мира. Вместе с тем, есть основание предпо­лагать, что наш мир является в течение достаточно длительно­го периода времени (не менее 10000 лет), объектом их при­стального внимания и некоторых очень медленно и скрытно развиваюшихся манипуляций, целью которых, видимо, являет­ся облегченное получение необходимой им человеческой энер­гии. Эти манипуляции производятся при помощи проецирова­ния из мира оболоков некоторых знаний и идей, в том или ином виде входящих в состав человеческих форм развития. К такого рода идеям,*

7

* в первую очередь, следует отнести идею коллек­тивного бытия людей как бытия клеток одного организма, при которых игнорируется индивидуальность. К счастью, этот спо­соб бытия вместе все ж не является сущностно человеческим: действительно человеческий способ совместного бытия скорее похож на птиц, образующих стаю, или звезды, соединяющиеся в созвездия. Однако эта подложная идея, которую можно упо­добить Подсадной Утке, в тех или иных вариациях вошла в плоть и кровь множества религиозных, философских и, соот­ветственно, политических систем: самые безобидные ее интер­претации мы находим в индуистских пантеистских источниках и экологических воззваниях, а самые безжалостные — в поли­тических режимах типа империи инков и сталинской машины или «Аум Синрике».

Т.о. можно предположить, что все социальные формы, объе­диняющие людей — будь то религиозные, криминальные, ок­культные или политические структуры и организации — в по­вседневной жизни которых, вопреки декларируемым принци­пам, начинает преобладать отсутствие радости, воодушевлен-ности и оптимизма, которые абстрактным понятием долга или вины (греха), — такого рода формы в той или иной мере явля­ются коллективными поставщиками энергии для оболоков.

Для люлей, бессознательно или сознательно, прямо или опос­редованно взаимодействующих с миром оболоков, характерно преобладание серовато-белесых, иногда свинцово-серых тонов с особой структурой мелкоизорванных перепутанных нитей (или чешуйчато-мелкосетчатой) в их светимости — обычно над голо­вой, по левой стороне. Ощущение чего-то серого может возни­кать просто от общения с ними. Характерной ловушкой в биографии такого рода людей является страх страха,*

8

который парализует их способность быть цельными и воспринимать не­замутненно мир. Психологический их портрет дополняется иног­да маскируемым, но неизбежно присутствующим хотя бы в их поведении пессимизмом, скептицизмом, ожиданием худшего; от­сутствием живой радости и присутствием неживых ее суррога­тов и имитаций. Чуть менее специфична питаемая ими слабость к излишней рациональности и ментальности. В общении с ними чаше всего присутствует холодок, переходящий в холод.

Несмотря на общее впечатление некоторой безжизненнос­ти, эти люди очень хорошо защищены и сильны: они зачастую выходят невредимыми из невероятно опасных ситуаций. Одна­ко их сила не ощущается как обычная сила сильных людей,— наоборот, они могут вызывать впечатление слабых или бессиль­ных. Их сила как бы не со знаком плюс, не сила присутствия, а сила со знаком минус — сила отсутствия. И это именно та сила, которая в памяти сновидяших непостижимым образом уносила их в миры оболоков, — непостижимо, потому что это не сила, хватающая и несущая, а сила, неотвратимо убирающая то, что держит и то, чем держишься,— больше всего она напоминает антигравитацию. Не впадая в дьявологию, можно сказать, что оболоки умеют защищать своих клиентов.

Однако если быть точнее, необходимо отметить, что оболоков нельзя отнести к сугубо паразитическим формам жиз­ни мироздания, — для них характерен тип отношений «ты мне — я тебе», т.к. они всегда как бы дают что-то взамен, хотя эти дары и весьма сомнительны для человека, склоняя его к очень двусмысленным путям.

Проблема для ищущих, однако, заключается в том, что без обладания или, на худой конец, без понимания такого рода «тем­ной отрицательной энергии», по всей видимости, достижение для человеческих существ реального бессмертия и реальной свободы весьма и весьма проблематичны и маловероятны.

Хирурги — достаточно малоизученный класс существ, которые активизировались в сновидческой жизни планеты за последние годы. В сновидениях они никогда не бывают одеты в белые халаты, — их спецодежда особого фисташково-бирюзового «медицинского» цвета различных оттенков. Их одежда просторна, без застежек спереди, голова скрыта под чем-то, подобным медицинской шапочке или колпаку. Их одежду при­ходится описывать так подробно, потому что неизвестны слу­чаи, когда какой-либо сновидяший увидел бы их светимость или хотя бы внятно разглядел лицо.

Во снах они производят разнообразные хирургические опе­рации над сновидцем или другими людьми: от мелких (удале­ние испорченного зуба) до полных и скурпулезных расчлене­ний всех членов и органов с последующей очисткой и полным восстановлением целостного организма.

Все сновидцы отмечают отсутствие у пациентов страха или беспокойства по поводу операции, ощущение что это как бы к лучшему. И это «как бы» сродни какой-то неясности и недоуме­нию по поводу того, что светимость и лица этих существ невоз­можно разглядеть. Как выразился один из сновидцев, может быть, это не существа, а орудие

Достаточно часто подобные сновидения совпадают с нача­лом улучшения здоровья. С другой стороны, у «оперируемых во сне» нередко возникает чувство, что вторжение происходит не только и не столько в физическое тело, сколь в области бо­лее тонкие. Иногда улучшение состояния здоровья восприни­мается как производимое за счет чего-то другого, может быть, не менее необходимого, но менее очевидного.

Как бы то ни было, по поводу хирургов -- и кто знает, может, это и есть их наиболее характерная черта — невоз­можно сказать ничего определенного,*

9

кроме нескольких стран­ных и бессвязных вещей:

— эти сущности появились в сновидениях не раньше конца 50-х годов XX века,- тогда была создана некая основа для их появления.

— существует странный мир, очень похожий на наш, в кото­ром эпоха и ее стиль всегда похожи на 30-е-50-е годы на на­шей планете, и населяют ее спокойные худощавые люди() выше среднего роста. Технический прогресс в этом мире не пошел дальше земного уровня 50-х годов.

— возможно, на Земле где-то существует культ бирюзового богомола.

- с начала 90-х годов в дизайне все чаще стали использо­ваться матовые поверхности глубоких оттенков серого («мок­рый асфальт»), серо-зеленого и серо-бирюзового, а также спе­цифические вздуто-трапецевидные с закругленными углами формы, отдаленно ассоциирующиеся с насекомыми.

— единственное на земле, что напоминает операции хи­рургов-- Пачита и филиппинские хилеры, однако без медицинских аксессуаров.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.