WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 ||

Но скука и однообразие усредненного шаблона вместе с тем очевидным до неявности образом вступает в противоречие с избыточностью, присущей и языку, и реальности. Несоответ­ствие между щедростью жизнетворения и скупостью и скудоу­мием обобществленного осознания судьбы могут послужить одним из толчков для внимания сновидящего, чувствующего природу основ бескорыстия человеческого.

По мере исследования сновидения и путешествий освобож­дающегося сознания эта разница между общественным земным и со-бытием в энергетической вселенной все меньше восприни­мается как пугающее и тревожащее, потому что незыблемость и окончательность, как бы сквозящая из социальных распоряд­ков, воспринимаемая в начале как естественная и родная, все больше понимается как результат игры слепых и достаточно ограниченных сил, порождающих интенсивные, но случайные — и равные между собой в этой случайности — доминанты че­ловеческого восприятия, единственное реальное значение ко­торых связано с их способствованием или препятствованием продолжению человечества как биологического вида.

«Поток сцепления. Просыпаясь, я приближаюсь к потоку ве­щей, порядку сцепления которых меня научил мой отец. Этот порядок закрепила какая-то часть моей самостоятельной жиз­ни и другие люди. Недостаток этого порядка — в обязательном конфликте между чем-то и чем-то, во сне я не знаю, что именно должно вызывать конфликт. Я не хочу входить в этот порядок и отстраняюсь, возвращаюсь в поток порядка, который мне видится естественно моим. Я обращаю внимание на энергетическую ровность этого порядка и полное отсутствие необходи­мости быть враждебным к чему-либо».

6. СНОВИДЕНИЕ И НЕИСТРЕБИМАЯ ЛЕГКОСТЬ БЫТИЯ.

«Во сне я прихожу в деревенский дом, в котором жил в ран­нем детстве. Внутри дома неожиданно для меня все предметы оказываются цвета сухой земли, и я не хочу туда входить. Я долго сижу на глиняной завалинке перед домом и смотрю на скользящие в воздухе и в солнечных лучах паутинки. Во сне и наяву конец августа. Потом я начинаю что-то писать и будто перебираю или собираю в слова кончиком авторучки летаю­щие паутинки».

Опыт сновидений — это прежде всего опыт бытия в реаль­ной Вселенной, лишенной той твердости, однонаправленнос­ти, неизменности и отягощения, которые присущи нашему обоб­ществленному сознанию повседневности. Полеты настоящего тела во сне, радость которых не сравнима ни с чем в детстве и позже, отворяют память о истинном счастье и смысле челове­ка, как о путешествии в безграничное.

Легкость как то свойство бытия, которое откликается на желание свободы, и освобожденность как особый вид света, — эта легкость позволяет лететь навстречу самым жестким сталь­ным ветрам, дующим в мироздании, не изменяя направления свободного движения и творчества.

С другой стороны, особенностью человека современного, а может быть и человека вообще, является противостояние ок­ружающей среде как одна из основ существования человека. Суть этого не столь очевидна, как это кажется на первый взгляд, и не объясняется лишь обозримыми особенностями эволюции. Затрудненная, в сравнении с животными и растениями, при-сбособляемость к изменениям природной среды, может быть лишь следствием чего-то более глубокого в природе человека. Намного более выраженную, чем у других биологических ви­дов, необходимость в действиях по сохранению равновесия внутренней среды и тип человеческого противостояния иллюс­трирует то, что летом человеку необходимо охлаждаться и за­медлять обмен веществ, а зимой — согреваться и ускорять об­мен веществ в своем теле. Кроме очевидности самосохране­ния, это необходимо и для способности действовать, действо­вать свободно от разрушительных факторов неравновесия — болезней, переутомления, преждевременного старения. То есть свобода действий человека каким-то образом связана с типом его противостояния окружающей среде.

Противостояние не обязательно означает воинственность, хотя её так много в человеческой жизни. Противостояние — это способ получения энергии равновесия, и в отличии от дру­гих живых существ земли, это — равновесие вертикальной оси сознания, свойственной в полной мере только человеку. Этот способ противостояний и связанное с ним усилие увеличивает тягу мышления к созданию негибких, неизменных и неживых конструкций, поддерживающих для него жизнь и мир. С дру­гой стороны, сновидение хотя и может совершаться при извес­тной сноровке и стоя, тем не менее обычно происходит при горизонтальном положении человека, и именно сновидение, как указывалось, есть основной источник памяти о легкости бытия.*

19

Хотя сам характер легкости бытия и полетов в непознанное, о которых напоминает сновидение, и не имеет в дальней­шем черт, напоминающих земное противостояние силам, ви­дится, что именно опыт противостояния позволяет накопить энергию равновесия и освобожденности делающими возмож­ным полет осознания для человечества, развивающегося после прививки ума и языка. Об энергии равновесия и освобожден-ности здесь можно сказать просто как о желании, становящим­ся достижением этих свойств бытия в результате индивидуаль­ного выбора и перераспределения своих внутренних сил. Ещё проще это можно выразить как желание не умирать и путеше­ствовать в бесконечность свободы, желание, переходящее в действо судьбы по тому реальному мосту, который в состоянии породить наша способность сновидеть.

То жизнестроящее, что дает опыт противостояния, видимо, есть сила, позволяющая восстановить утраченную или загряз­ненную связь тела с высшей человеческой судьбой.

Ощущение достоверной легкости бытия утрачивается вмес­те с обычной утратой легкости тела, так незаметно привычной в детстве и отрочестве. По мере того, как общественный шаб­лон распределения жизненной энергии (имеющий форму рас­сеивания её от центра нашего тела на периферию и к тополо­гическому низу тела), схватывает наше сознание, меняется и отягощается наше тело, схваченное неживыми для него связя­ми и разделениями императив ума. Суть центростремительного рассеивания на периферию тела такова, что она вызывает по­стоянное нарастание усилий и затрат энергии, необходимых для поддержания равновесия и противостояния. Критический по­рог величины такого усилия индивидуален, но, в любом случае, за этой гранью шансы тела на обретение своей достоверной целостности прогрессивно уменьшаются. В таких жизненных ситуациях только та сила судьбы, которую называют удачей, и внутренний дух человека могут помочь вернуть гармонию или хотя бы скомпенсировать саморазрушительное неравновесие и противостояние, обернув их подлинным равновесием вертикаль­ной оси судьбы.

Другими словами, по мере проживания жизни социального шаблона и его общих путей, все больших затрат энергии требу­ет именно удержание равновесия вертикальной оси сознания.

Бросающая вызов уму щедрость и избыточность жизни и язы­ка, проявляющиеся множеством одновременно существующих способов и средств выражения одного и того же смысла, ука­зывает на щедрость как на свойство силы, дарующей жизнь че­ловеческому.

То в человеке, что при рождении не принадлежит ему, — жизненную силу и дар свободы, он, в силу характера этого дара, либо возвращает своей жизнью и смертью, либо продлевает с благодарностью в бесконечность. Потому что принятие дара есть принятие ответственности за сам дар, но не за дарующего. Так же — для дарующего: возможна ответственность лишь за род дара, но не за судьбу одариваемого.

Естественная щедрость, присущая и ядру возвышенного в человеке, актуализируется в матрице бескорыстия как орган, восстанавливающий беспрепятственную двустороннюю связь с большими потоками света в Мироздании, делающих возмож­ной легкость путешествия индивидуального сознания в безгра­ничности. И, видимо, лишь глубокое затмение матрицы беско­рыстия умом и его линейными законами торговли вынуждало и вынуждает ищущих в древности и в наши дни прибегать для осуществления большого путешествия к услугам тех сил во Вселенной, для которых корысть, возможно, является основной нерастворимой матрицей их сознания.

«Во сне я оказался на правом берегу реки. Мир сумерек, переходящих в ночь. Контрастирующие и главенствующие цве­та — черный и красный. Быстро переместившись от берега реки к подножию стены (правой стены) каньона, оглядываюсь в ожи­дании чего-то. Прямо передо мной в скале вырублено много небольших помещений, очень напоминающих скальный моно-стырь в Ц., но расположенный не так высоко, а сразу у места смыкания равнины и горы. Множество помещений-келий и по­чти в каждом — люди (по одному, по два, не больше трех). Между помещениями — множество ходов, всякие лестницы в две-три ступени, небольшие арки или столбы ворот без ство­рок.

От места, где я стою, и до начала горы с кельями (хотя это не кельи, а какие-то комнаты для торговли), — метров 30-40. Слева от меня — большой одинокий камень, отесанный как квадратная опора для моста, высотой в два-три человеческих роста. Из-за этого камня выходит женщина, подходит ко мне, мы вместе идем к «кельям». Я знаю, что должен ей что-то пока­зать. Женщине около 50 лет. Азиатский тип лица, черные бле­стящие волосы до плеч, не полная и не худая, подвижная. На ней светлый длинный плащ, на правом плече небольшая корич­невая сумка на длинном тонком ремешке. Мы подходим к «ке­льям». В ближайшей сидит «продавец». Он сидит на небольшой подушке, скрестив ноги по-восточному. Все небольшое поме­щение убрано коврами: пол, стены, потолок. Перед «продав­цом» — небольшой сундук или ящик со стеклянной крышкой, она откинута в сторону. Сам «продавец» — толстый, лоснящий­ся, одет в просторные шаровары, рубашку и небольшую жилет­

ку, очень богато расшитую. Лицо хитрое, с крупными чертами, глаза навыкате. Увидев нас на пороге, он быстро извлекает что-то из сундука жестом, каким вытаскивают и показывают платки и ткани на базарах. Судя по его жестикуляции, он что-то демонстрирует, а моя спутница это разглядывает. Но я не вижу что: руки продавца пусты, на мой взгляд. Хотя и не со­всем: иногда как будто проскальзывают очертания каких-то предметов, но они размазанны, словно не наведена резкость.

«Продавец» и моя спутница оживленно общаются. Но я ни звука не слышу. Между ними стоит небольшая свеча (единствен­ный источник света в этой «келье»). И на их лицах играют бли­ки. Окончив диалог, мы уходим. Покупка-сделка не состоялась.

Помню, что мы заходили ещё во множество подобных поме­щений, и все они были чем-то схожи. Все они освещались све­чами. Вокруг сновали люди (или нелюди), —- различить их было невозможно. Длинное —до пола —серое одеяние, заканчива­ющееся вверху большим остроконечным капюшоном, закрыва­ющим лицо. Ног из под одежды не видно, шагов не слышно. Поодиночке или группами по двое-трое они переходили, пере-скальзывали от «келье» к «келье». Не помню момента, когда моя спутница исчезла, вернее, пошла по своим делам. Просто ста­ло легче дышать. Я шел один мимо множества открытых поме­щений с сидящими в них «продавцами». Все мне что-то предла­гали. Но я не обращал на них внимания, их товар меня не вол­новал.

Пару раз чуть не упал из-за развязавшегося шнурка ботин­ка. Завязав шнурок заново, я двинулся дальше. По дороге ко мне ненадолго примыкали люди, приходившие со стороны реки.

Я их также провожал к «кельям» (они сами будто не могли туда дойти), и дальше они исчезали, как и моя первая спутница.

Я двигался вдоль течения реки, находившейся слева от меня, и вдоль «келий», мелькавших справа.

Становилось ещё темнее. Потом, вдруг, местность стала быстро удаляться от меня. Земля ушла вниз. Я был в воздухе, перемешаясь, словно кто-то тянул меня за затылок назад и вверх. Тела я уже не ощущал.

Потом я вновь завис в точке пространства, откуда была вид­на вся долина с каньоном: оба берега, обе стены и река внизу. Все было залито золотистым светом, цвета золотой осенней листвы. Лишь в месте, где был город «келий», на правом берегу у подножья стены, лежала темно-серая тень, — там все было в серой непонятной дымке. Я почувствовал, что покидаю это место, и тут я услышал голос: «ТРЕНИЕ ЕСТЬ НЕПРЕХОДЯ­ЩЕЕ ДЕЙСТВО ЭТОГО МИРА».

Когда неуловимое и манящее воспоминание о чем-то насто­ящем сияет ровным светом смысла и чистоты и очевидно мель­кает в памяти, но остается недоступным как золотая крепость за рвом без мостов, — самое время отправиться в путешествие, которое начинается отсюда и навсегда, — в путешествие, кото­рое называют и сновидением (хотя это и не самое точное слово для того, что никак не связано со словами хотя бы потому, что для этого нет нужды спать), — достаточно ощутить нечто боль­шее в том присутствии, которое есть мы и мир, и позволить этому начаться и произойти и, ощутив странное дуновение, раствориться с легкостью в путях и потоках, ветрах и течени­ях, сообщающихся между собой и отворяющихся в световые просторы и бездонную немоту живой Вселенной, пронизанной токами пронзительных и достоверных чувств и большой судьбы Происходящего в неизвестности, имеющей иной, нежели наша речь и мысль, порядок и последовательность; и, снимая покро­вы местного языка, как раздеваются перед морем, обнажая живость и слитность смысла, простота которого не отражается ни в одном из зеркал, потому что у него нет второго — он не симметричен, а жив, — распугав и распустив сети речи до ог­ромных зияний, несговорчивых к туземным наречиям, наше тело радуется досягаемости невыразимым, доступностью для вели­кого, возвращению и возобновлению Путешествия, которое и есть то, что так неуловимо манило и сияло в нашей подлинной памяти.


* В большинстве эзотерических традиций это качество присуще топологи­ческому «верху» Мира (Северный полюс, Король Мира, Священная гора и т.д.).

* См. например концепцию о семи вратах сновидений в книге К.К. «Ис­кусство сновидения».

* См. Приложения

* Как ни притягательны некоторые (нецельные) картины мира, представ­ляющие его полем бытия неких безлично-бесформенных нейтрально или даже всецело благорасположенных к нашему сознанию сил, тем не менее наша трезвость время от времени напоминает нам, что на самом деле в этом мире есть место всему, в т.ч. и совершено невообразимым для нас сущностям, а не только безличностным силам.

  • См. Приложение

** В некоторых источниках это называют программой VI-VII расы)

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.