WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |

- затруднения в принятии решений, неестественную мед­ленность восприятия, мышления и эмоциональных, волевых или других реакций на происходящее, физическую неповоротли­вость.

«Я стою в глубине пещеры в темноте. В центре пещеры ра­зостлана шкура белого медведя, и на ней сидят мои друзья. Откуда-то сверху, из невидимого проема на них льется про­зрачный аметистовый свет. Я хочу обойти их и выйти из пещеры, потому что мне тяжело стоять в темноте —у меня закрыва­ются глаза, и я могу упасть.

Из спальни моих родителей хочет выйти белый медведь. Я закрываю перед ним дверь, и он мягко, настойчиво и проси­тельно толкает её лапой. Я говорю ему. «Подожди, я тебя выпу­щу чуть попозже. И осторожно — ты можешь разбить лапой стекло и пораниться.» Дверь почти вся стеклянная.

Потом я сижу у постели моей мамы и смотрю на огромного ньюфаундленда, лежащего на постели. Он немного грустный, и я его уговариваю пойти со мной».

Человек — существо чувственное, поэтому он существо со­циальное. Чувственность как особую энергию, свойственную органическим существам (человеку в частности), ищут во все­ленной многие. Из этой энергии производится восприятие во сне и восприятие наяву, из этой же энергии производится и восприятие по социальным стандартам. Подлинная свободная чувственность — это свободное восприятие, свободное, для начала, от социальных направлений его использования, а это означает, как видится автору, уравновешенность между воспри­ятием социальных напряжений, использующих чувственность, и восприятием иных, нерегламентированных современным со­циумом, стран.

«Этот сон мне приснился в первую мою ночь в незнакомом городе и в незнакомом доме. Так получилось, что никто из моих друзей и знакомых не знал, куда я уехал. Во сне я поднимался в горы, там все было будто из золотого света разной плотности, и это было где-то далеко впереди влево и вверх от моего физи­ческого тела. На склоне одной из гор я увидел дом рода Р., женщины, которую я любил. Во дворе дома за деревянным столом сидела вся её семья, но мне запомнились только бабушка и её дядя. Я сел рядом с ними за стол и немного грустно подумал, что я нахожусь в этих горах и рядом с ними пока люблю Р. И я не знал, окажусь ли я здесь и примут ли они меня, когда это пройдет. Рядом с их домом текла горная речка, очень чистая и прохладная. Далеко-далеко внизу виднелась излучина этой ре­чушки. Хотя речка и протекала возле самого фундамента дома, в их доме не хватает воды. Я показал матери Р., что из камней можно сложить небольшую плотину, и мы с ней это сделали. Ко мне подходит Р., мы обнимаемся. На ней короткое черное пла­тье, и, рассматривая его, я узнаю (или вижу одновременно) смеш­ную историю, которая приключилась с Р.: однажды, когда она переходила дорогу в этом коротком черном платье, ей начали сигналить какие-то мужчины восточной наружности, сидящие в автомобиле. В ответ она приподняла платье и продемонстри­ровала то ли свои белые трусики, то ли свою задницу. Р. это сделала для того, чтобы претенденты на любовь увидели то, что они хотели увидеть, и чтобы была ясность с интригами вок­руг половых органов. Мужчины не делали больше попыток по­знакомиться.

  • Я по тебе скучала, — сказала мне Р.
  • А я по тебе.

Мы стали отдаляться от сиены сновидения, и вот уже нас отделяют от золотого воздуха над теми горами какие-то бетон­ные стены, и мне жаль, что мы обнялись уже во сне».

6

Сны, которые мы понимаем как сновидения, воображаемое, которое мы считаем видением достоверного, как и неполные вспышки осознания, искаженные субьективностью нашего лич­ного языка, создают неверные системы интерпретаций снов и событий. Выходить из реальностей таких интерпретаций тем сложнее, чем глубже и сильнее была встреча с реальностью, оставившая после себя неверное понимание или бессмыслен­ные действия. Имея опыт недостоверных и опустошающих, обес­кровливающих действительность способов воспринимать про­исходящее, становишься способен отдать должное нежеланию выходить из сложенных описаний мира, маленьких домов в без­брежной ночи, построенных для нас нашими родителями, об­ществом, Другими и, отчасти, нами самими, — нежелание это растворено в смысле социального существования. То есть, не­желание без необходимости отправляться в дальнюю дорогу, не имея достоверного ориентира или надежного проводника. Впрочем, мы не принадлежим этим промежуточным домам, и реальность состоит в несомненном родстве с нами, и что-то в нас это знает.

Естественным качеством восприятия, обусловленного сетью социальных напряжений, является корыстная избирательность. Из всего происходящего отбирается лишь все нужное и дости­жимое с точки зрения силы обжитой социальной среды. Так же как и недостижимое и полностью неприемлемое. Конечными целями социальных намерений и создаваемых этими намерени­ями школ жизни является личное благо. Насколько известно автору, ни одна из таких общественно культивируемых реаль­ностей, скрепляемых соответствующим качеством языка, не согласует себя с индивидуальными смыслами жизни людей, с их высшими и необщественными судьбами, с тем в людях, что не имеет никакой корысти в целях, излагаемых этими реальностя­ми. У общественных реальностей нет таких задач, поскольку их основной практикой является делание вещей воспроизводимы­ми, — будь то половой акт, разговор о погоде или начинающи­еся задолго до предполагаемой смерти приготовления к похо­ронному ритуалу. В этих реальностях нет такого смысла, кото­рый бы сделал возможным и учил бы памяти о том в судьбе человека, что не может быть немедленно использовано для до­стижения известных целей, конкретных настолько, чтобы их можно было брать известной волей. В употребляемом значе­нии слово «смысл» используется как «то, зачем». С точки зрения сновидящего же достоверно применение этого слова как «то, из чего делается нечто», — будь то слова, сновидения или жизнь. В этом склонении языка свобода — это род времени, которое не существует где-то там, а проявляется, когда есть собранность и ясность всех наших где-то там, к которым мы вольны стре­миться или не стремиться.

Подлинные желания людей гораздо лаконичнее и конкрет­нее, чем те хитросплетения хотений и фрустраций, которые мы привыкли считать своими желаниями. Мы захватываем то, что не является нами, поэтому нас захватывает то, чему мы не принадлежим. Но основы сознания бескорыстны, и это всегда шанс и способ выпутаться и из тех странных охот, которые ус­траиваем мы, и из тех, которые устраивают другие на нас. Энер­гия бескорыстности, подавляемая или корыстно используемая современным социумом, практична для каждого из нас в от­дельности хотя бы потому, что отбрасывает социальные захва­ты и высвобождает наши подлинные и неэгоистичные стремления, как и подлинные отношения с другими людьми и с Другим. Бескорыстность чего-то главного в нас не отменяет сети наших непрожитых корыстей и, к тому же, очень редко верно интер­претируется обыденным вниманием, а чаще не взыскивается им вовсе и проявляется только в действии. Его отсутствие дает о себе знать чувством, что что-то не так, а узнавание достовер­ного зависит от расположения другой удачи, в которой нет места для корысти и насилия над реальностью. Похоже, что свободо­любие ныне существующими обществами поощряется в боль­шей степени своим репрессивным характером, чем провозгла­шением ценностей, имеющих отношение к свободе (деньги и власть как свобода), которые уже естественно даются либо це­ной несвободы, либо, в лучшем случае, строгой самодисципли­ной Клименки. Вместе с немодными в наши дни и недеклариру­емыми общественными институтами способами «быть хороши­ми», что, должно быть, закономерно по дороге к трезвому вос­приятию, почти не осталось общих практик отстаивания и взра­щивания той золотой части в человеке, без которой, с точки зрения автора, нет точного вкуса к свободе, к её обшей и лич­ной практике. Только ли раскрепощения принесут недавно примеренные обществом и обкатываемые ныне способы «быть плохим», как благами и ценностями, или это надолго скурвит социальное бытие и у новых поколений уже не будет возмож­ности тотально отстранить мерзость, растворенную в этом бы­тии, — покажет время. Свобода иметь любые бесплодные же­лания, лишенные или отделенные от своей самой ценной части — высокого смысла — тоже, как видится, промежуточна, и что быстрее исчерпывается —усвоенные, чуждые по сути формы судьбы или энергия и жизнь человека, —зависит от удачи встре­чи с другим, и крепости изначальной воли к жизни. Душам, заблудившимся в сетях гибельных мироописаний, никто не вернет года блужданий во всяческой херне, но что-то главное всегда рядом с нами и всегда есть шанс пробудиться во встрече с под­линным и узнать «то» после удручающего «не того» со всей не­сомненностью сути, рванувшейся навстречу когда-то забытому. В нас таких, какими мы пришли в этот мир, что-то отсутству­ет, —по крайней мере иммунитет к усваиваемой идее эгоизма и способность отстаивать свою свободу. Когда мы начинаем по­нимать, что нас надули, меняется и изначальное в нас, приоб­ретая новые черты и энергию опыта. Сновидящий плывет в воздухе в просвете между рядами черных занавесей справа и слева, слегка огибая их выступающие края. Далеко впереди поднимается огромное холодное солнце.

Наше начальное сновидение о самих себе — персональный миф — указывает направление нашего корня жизни, но не яв­ляется самим корнем, а только наиболее точным способом обьяс-нять себе самих себя — в речи, воображении или в сновиде­нии. Скрытые в нас накопления энергии, в том числе и персо­нальный миф, имеет свойство ослеплять своей реальностью, при каждом своем открытии кажущейся окончательной, явля­ясь на самом деле только более энергоемкой. Как энергетичес­кие существа мы склонны ослепляться силой, глядя сквозь пальцы на её качество, пока даже самые глубокие наши пробуждения временны и не имеют всей полноты характера нашей силы, а это достаточно долго.

Но подлинный мир гармоничен.

Безумие его гармоний включает в себя конфликтующие про­странства и множество некомфортных для человека бездн, как июньский воздух над долиной включает в себя грозовые облака и вспышки молний, — и солнечный свет. Подлинный мир открыт на нечто, относительно которого слово «гармоничное» уже не видится уместным. Так же как любые другие слова -даже «Ничто», «пустота», «невыразимое» кажутся не о том, они как невозможное продолжение человеческого и, любой степе­ни, тонкости явленного.

«Мой друг полунесет меня на себе, поднырнув под мою руку, и я иду шатаясь от слабости. Мы проходим ночной двор его дома, и в дверях нас встречает его подруга. В темноте кухни они разглядывают меня, и она говорит моему другу взглядом о золотом огне, который я высвободил в себе, и я тоже его вижу как огонек свечи, легкий и неуловимый. Она мне говорит, что, если я сделал это, практикуя эзотерическую технику «промыва­ние» или «поток», то это просто посредственный результат. А если я сделал это через обычный жизненный опыт, то это очень большая удача».

Лучший способ отстаивать свою свободу — точно актуали­зировать её. Поскольку энергия не исчезает бесследно, а толь­ко переходит из одного состояния в другое, будучи недоброка­чественно несвободными в том, в чем мы можем и должны быть свободны, мы видим преувеличенную потребность свободы в том, что на самом деле не является областью реализации на­шей свободы, и у нас нет для этого соответствующей этой части мира энергии или её нет в количестве, соответствующем на­шим неверно ориентированным запросам. Желание реванша за несостоявшееся, несбывшееся отягощает любую жизнь, - будь то направленную на поиски свободы, будь то ориентиро­ванную на обыкновенное благополучие.

«В шесть часов тени от вершин елей доходят до середины круглой асфальтовой площадки, на которой я загораю. Этим летом солнце мягкое и ласковое, как ягненок. Скоро я пойду домой — по тропинкам парка, где уже сейчас разлита особая тишина заката, мимо бара и кинотеатра, по переулкам города, в котором прожил много лет, и из которого скоро уеду. Я люб­лю видеть сны. Сегодня мне снился второй этаж школы, в кото­рой я учился, залитый солнцем. Кто-то открыл дверь в левом крыле, где я прятался, и этого кого-то уже не остановить, и воздух полон солнечного света. Я проснулся от привкуса пыль­ного солнечного света».

Речь идет о бытии человека или о знаемом о бытии через человека, т.е. через себя. В начале об инструменте познания. Человек есть время. Человек есть форма. Человек есть сила. Человек есть отдельный свет. И, наконец, человек есть ничто. Каждый из постулируемых способов видения человека являет­ся модальностью собственно бытия или Иного, как того, что на каждом этапе развития человека не принадлежит ему, но что, в действительности, и есть его особое, включая историю их от­ношений — человека и Иного — меняющуюся дистанцию, ка­чества описаний происходящего или качества посредников, а также мораль, поведение, социальное положение, сексуальных партнеров и т.д.

Человек есть время.

Возможно, каждый человек привносит в мир дискретность своего времени, как и вкус своей жизни, своих историй — сво­ей судьбы. Естественная магия человеческих взаимоотношений в просачивающейся в неких точках не принадлежащей «этому» силе, действующей по иным, неопосредованным законам, — в удаче встреч, пробуждающих действительно неизвестное. Суг­гестивность временных потоков и качество их разности, как и качество человеческого обаяния, зависит от характера и поло­жения той невовлеченной точки света (наблюдателя), которая создает ясность времени и его обаяния.

То, что дает силу, определяет качество времени.

Можно забыться во времени другого человека или общнос­ти людей целиком. Можно затеряться во времени окраины или вскормить своим пребыванием какое-то время, когда-то нео­тразимо прекрасное, и стать его рабом, можно быть бродягой, забывшим действительно свое время, кочующим по временам других и Другого. Множественность — это риск и свобода, не­сомненная действительность избирающего Иного.

Человек есть форма.

Иное и его дороги — это не все, что человеку нужно. Каче­ство действительного желания света и несомненное присутствие действительной цели в меньшей степени провоцируют настро­ение «ухода», чем желания и цели, выдающие себя за таковые, а по сути остающиеся фрустрациями более частых потребнос­тей.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.