WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 19 |

Свобода восприятия во сне, как и наяву, зависит от степени высвобожденности нашей энергии из социальных шаблонов и других силовых взаимодействий. Намерение свободы как тако­вой не принадлежит полностью ни жизни во сне, ни жизни на­яву. Воля к свободе, осознаваемая наяву и создающая психо­логические установки, жизненные ценности и намерения, про­исходит и во сне, и, в большей степени, в сновидении, — она практически и рождает как само сновидение, так и волю сновидяшего, его действия и направления этих действий в снови­дении. То есть воля в сновидении, будучи продолжением воли наяву, происходит не только как марионетка её, существующая для обогащения нашего обыденного сознания и разворачива­ния его намерений, но и рождает действие, восприятие и чув­ство узнавания того, что является исконно необходимым нам, и того, что не принадлежит нам или откровенно чуждо нашей природе. Трудно точно определить энергетический источник сознания вообще и сознания в сновидении, — то ли это личная сила, то ли то, что принято считать сексуальной энергией, сущ­ность или безличная сила ветра Неизвестного, — воля к свобо­де, присущая основе нашего сознания, и через сновидения про­водит этот точно не локализованный энергетический потенци­ал нашего существования. Проводит, не испрашивая согласия нашего обыденного сознания, но открывая ему его удаленность от по/шинного в себе в мире нашей яви и в мирах, которые мы воспринимаем в наших сновидениях.

5. ТОКИ ДОСТОВЕРНОГО ЧУВСТВЕННОГО.

Согласно воззрениям толтеков, источником энергии для сно­видения является половая энергия. Единственный ли это ис­точник, есть ли другие, — так или иначе, как показывает прак­тика, тот клей, которым скрепляется время и пространство сно­видения, та сила, которая делает восприятие во сне непрерыв­ным, пополняется нашей половой силой. Высвобождение этой силы из чувственных иллюзий во сне и наяву — из чувственной несвободы — меняет как все поведение человека в целом, так и вкусы его снов. Распространенное заблуждение — высвобо­дить чувственную силу значит перестать трахаться —приводит, как правило, к задвиганию на задний план или куда нибудь по­дальше именно насильнических по отношению к собственной природе намерений сновидеть, а не самой чувственной жизни. Чувственность, как сок жизни, будучи вовлечена в конфликт с намерением сновидеть, обедняется и дурно упрощается, лиша­ясь своей возвышенной стороны, которая существует в свобо­де и в формах любви. Этот конфликт обедняет и сновидения, потому что энергия нереализованных желаний, насилуемая на­шей дурной волей, не высвобождается, а отягощает, портит память, лишает нас живости и вольного интереса к жизни. Так как это нехорошо — обеднять себя и терять интерес к жизни, - лучше высвобождать чувственную силу из форм её суще­ствования и захваченности другими силами, целями и людьми.

Социальное регламентирование чувственного начинается с того, что половые органы должны быть скрыты под одеждой, — какая-то часть чувственной силы в действии, поведении вне зон только эротических интересов, фантазиях, ухаживаниях за теми с кем хочется заниматься любовью, или в речи подразуме­вается естественно скрытой. С точки зрения автора, ходить го­лышом по улицам городов и деревень не прагматично по ряду причин. Поэтому автор считает здоровым выбором исследова­ние и знание социального регламента чувственного ради воз­можности уйти от формирования своего тела и судьбы этим регламентом и ради удовольствия отложить его вместе с одеж­дой. В детстве чувственность — это довербальная цельность, и использование этой цельности пробуется самими детьми для достижения целей маленьких, но конкретных (конфета, игруш­ка), или для отстаивания естественной свободы восприятия, поведения и направления исследования мира. Взрослыми эта сила используется для отодвигания их собственных уже закос­теневших шаблонов восприятия и бытия. Характерно, что взрос­лые «в обмен» считают своим долгом предложить, а как прави­ло — навязать, в силу привычки к самоограничению и насилию над собственной волей, собственные знания правил и поряд­ков жизни в социуме.

Подростковая чувственность — это исследование форм эро­тического. Выбор этих форм не имеет принципиального значе­ния, и энергией мечты и юности наполняются те из них, кото­рые попадают в зону исследования силой обстоятельств. Чис­тота подростковой и юношеской чувственности происходит и из исконной загадки человеческого существа, и от отсутствия социального давления, принуждающего к полному принятию той или иной формы чувственности со всем историческим фле­ром, который есть у каждого социального способа близости. Тело ещё только «примеряется» и обычно почти безболезненно реагирует на места, в которых «жмет», и на то, что можно будет узнать только в процессе «ношения» той или иной формы. Шан­сы встретиться с махровым мраком рано проявляются у совре­менных молодых людей, и эти встречи меняют направления мечты и жизни, занижают область проецирования и свободы, но, кроме тех случаев, когда что-то ломается, это все ещё меч­та, даже если у неё уже блатные замашки. Принуждение к со­циальному регламентированию чувственного в основном реп­рессивно, поскольку радость чувственного продолжает нашу природную силу и изначально принадлежит ей. Услуги соци­ального регламента и форм чувственных соглашений с другими людьми состоят в способе организации нашей энергии и, -пока мы забываем разбудить в себе того, кто глубоко поймет и нас самих, и других, — в способе равновесия наших отноше­ний с другими людьми. Социальный регламент чувственного — очень дорогостоящий посредник, и обычно цена этого посред­ничества оправдывается тем, что зоны, к которым он дает или навязывает нам карту, есть зоны жизни и смерти и выбор в этих зонах — это выбор судьбы. Основной недостаток такой карты в том, что какую действительность вы бы ни выбрали во всем разнообразии её ландшафтов от двуяйцевых до одноматочных, вы должны прирасти к той последовательности событий и снов, которая, по указаниям этой карты, начинается с прожитого вами опыта, а поиметь вам придеться последствия уже не столько чувственного, сколько воли потоков общественной энергии.

С другой стороны, каждая социальная среда пользует опре­деленные формы эротической жизни и чувственных отноше­ний с природой и миром и, включая такие формы в свои писан­ные и неписанные правила, привязывает к себе, схватывает нашу энергию, награждая и разрушая в масштабах своего существо­вания. По мнению автора, одним из самых эффективных спо­собов использования половой силы для строительства социаль­ной лестницы является обещание высшим социальным слоем большей чувственной свободы. С некоторой точки зрения, ос­новным средством построения социального намерения являет­ся воля к свободе. В структуре смысла, организуемого социу­мом, частности личной свободы — от лагеря и тюрьмы внизу до вершин политических, финансовых и культурных — сопровож­даются ценой несвободы. Во всяком случае похоже, что так было в прошлом и ещё есть в настоящем. Другие, зарождающи­еся формы и смыслы общественного бытия, ещё в чем-то срод­ни нитям смысла, которые создают множество наших сновиде­ний и непрерывности других потоков нашей высшей Судьбы.

Собственно принуждение к социальному регламентирова­нию нашей чувственной судьбы начинается с 22-25-летнего возраста. Существующее социальное намерение стремится ос­тановить последовательность любого опыта в тех шаблонах личности, которое у него есть на сегодняшний день, и продол­жить в известных этому намерению направлениях.

Брак как чувственная форма жизни в обществе, даже в мо­дификациях новых времен, стремится ограничить обьем снов обьемом видения и качеством понимания мира тем социальным слоем, с которым, через действие брака, соотносят себя участ­ники союза. Если это сны с общим домом, то это и местность, в которой построен общий дом, где дом — это сам брак, его на­мерения. Если это сны с родственником одного из супругов, то это и сны о тех снах судьбы, которые снятся родственникам. Поскольку приближение к другому человеку — это проявле­ние смысловых и сновидческих местностей основного места жительства, то, в случае брака, это и овеществление этих преоб­ладающих сил в судьбу. У каждой супружеской пары свое каче­ство постоянства супружеских отношений, но сама идея такого постоянства является, как известно, частью смысла брачных от­ношений. От того, насколько благородно это постоянство, за­висит полнота или опустошенность как снов, так и восприятия вообще. Биологическое намерение воспроизводства становит­ся поставщиком энергии для той общественной формации, ко­торая существует на данный момент и которая дала свое разре­шение на право любить и заботиться о другом, об общем по­томстве и вести, как это называется, совместное хозяйство. Та достоверность и красота, которая встречается в семейных от­ношениях и укрепляется этими отношениями есть производное глубокого золотого постоянства чего-то главного в человеке, более скрытого, чем способ организации быта и мотив удоб­ства постоянной возможности совершить половой акт.

Брак, как и любая другая социальная оценка опытов жизни, укрепляет поверхность энергетического существа человека. Как и другие длительные временные действия, он формирует и глу­бину человека, но делает это, продолжая логику сосуществова­ния вешей в той части материального мира, с которой имеет дело социум. То есть, это логика поверхности. Брак — один из основополагающих общественных шаблонов, и подразумевает­ся, что в его создании никогда не участвуют только два челове­ка, желающих быть вместе, а и все родственники с обеих сто­рон, все соседи по месту жительства родственников, все гости на свадьбе, размах которой должен соответствовать питающе­му социальному слою. Общие сны никогда не становятся сно­видениями потому, что когда они открываются в сновидении они перестают быть общими. Качество жизни сгущается со временем в форме физического тела. Брачные узы, как видится автору, придают физическому телу некоторую грузность, иног­да выражающуюся в характерной физической полноте — рас­ширение таза, как у мужчин, так и у женщин, отвисший живот — или не выражающуюся физически. Те качества, которые муж­чина или женщина использовали для привлечения к себе сексу­ального интереса и которые они извлекли из глубин своего су­щества на поверхность, показывая себя потенциальному супру­гу или супруге с лучшей стороны, должны быть, согласно смыс­лу брачного намерения, не просто оставлены за ненадобнос­тью, а скрыты — как то, что уместно обнаруживать только с какой либо практичной целью. Эта смысловая структура про­является потерей остроты интереса к жизни вне пределов соб­ственного дома, оттенком неопрятной профанации в оценке как собственной жизни, так и жизни других людей, отсутствием свежести.

То, что делает брак идеалом, направлением намерений и характером жизни множества людей, находится вне зоны об­щественных договоров потому, что является частью другого смыслового порядка, — порядка, с которым соотносится наша сущность, а не личность как продукт взаимоотношений с други­ми людьми. То золото, которое есть в рекламе брака и намере­нии стабильности и благосостояния общества вообще, срисо-ванно со света нашей цельности, для достижения которой толь­ко брака или только социального опыта, как техники высво­бождения из эгоистических моделей поведения, — недостаточ­но. Все схемы браков, которые есть в социальном опыте, все расписания движений от причин к следствиям в силу инерци­онности общего внимания оказывают сопротивление переходу из одной колеи событий в другую, а также выходу из таковых.

То, что в браках свершается «на небесах», может совпадать или не совпадать с «земными» социальными описаниями и допускае­мой ими свободой, но оно имеет свой распорядок другой Игры и других доличностных и внеличностных дорог, оно сделано из другой силы, другого внимания и имеет собственное качество свободы.

Одиночки чувственных просторов, оставшиеся в пределах двуполой сексуальной ориентации, в свете общего внимания становятся старыми холостяками, старыми девами, шлюхами, кобелями, алкоголиками, фригидными, импотентами, непуте­выми, деловыми (применительно к чувственному это означает, что он/она все свои чувственные силы направляет в дело и, странно, не трахается или не придает этому значения), стран­ными — в случае каждого из этих и подобных описаний подра­зумевается известность и понятность для социального поля смыс­ла того, что происходит и, даже в случаях когда социум обуча­ется и ассимилирует новую форму чувственной судьбы, это происходит как втягивание индивидуального опыта и сущнос­тной силы мужчины или женщины в «общий котел» смысла, поле смысла, силу общего существования. Это втягивание максималь­но потворствует смешению своего и чужого и оставляет мини­мальные шансы для тонкости вкуса и способности различать как особенности опытов, так и инаковость опытов, не похожих ни на что, а так же к способности отличать подлинное от не являющегося таковым. Это вытягивание наших глубоких сил вовне и закрепление их в личности, то есть на периферии на­шего существования, делает возможным:

  • социальную оценку нас как чего-то определенного: шо­фер — это шофер, министр — это министр, умный — это ум­ный, но в любом случае мы — уже кто-то;

- использование нас в социальных структурах в меру на­шей предсказуемости;

- нашу несамостоятельность, жесткость, хрупкость и дос­тупность;

— забывание снов и сновидений, а также кошмары с разру­шениями;

- типичность и схожесть с другими и невнимательность к другим;

— старение, особенно лица;

— необходимость в глубокой релаксации-отключении (ал­коголь, секс, наркотики, курение и т.д.);

- инерцию событийных рядов, последовательностей снов и судеб;

— социальное регламентирование чувственности, снов, же­ланий и направлений жизни;

— антропоцентризм и ту бытийную привычку воспринимать в мире только происходящее с людьми, которая является со­ставляющей определенных фаз старения человека или социу­ма;

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.