WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 22 |

1 Так, в Законе Германской Демократической Республики от 12 января 1968 г. «О борьбе с нарушениями порядка» подчеркивается, что борьба с административными правонарушениями «способствует предотвращению преступлений и укреплению социалистической законности» (Gesetzblatt der DDR, 1968, 1, N. 3, S. 101).

54

>>>55>>>

ния путем применения административных взысканий, т. е. менее репрессивных санкций. Но народный судья (народный суд) может и не применить административное взыскание к лицу, в отношении которого было прекращено уголовное дело. Он обязан тщательно выяснить обоснованность прекращения уголовного дела на основании ст. 501 УК РСФСР и если придет к выводу о необоснованности такого прекращения, то выносит постановление об отказе в применении мер административного взыскания и о возвращении дела прокурору. Применять административные взыскания за совершение преступлений, не представляющих большой общественной опасности, имеет право и суд. Такое право возникает у него, если уголовное дело на основании ст. 501 УК РСФСР прекращается на стадии судебного разбирательства. При этом возникает любопытная ситуация — один и тот же субъект осуществляет и уголовно-правовую, и административную юрисдикцию по одному и тому же делу, но это не означает их совпадения. По уголовному делу суд осуществляет правосудие, которое прекращается при наличии законных к тому оснований. Затем он рассматривает, исходя из оценки всех обстоятельств дела и личности виновного, вопрос о выборе вида и размера административного взыскания лицу, в отношении которого прекращено уголовное дело. И это уже админист-ративно-юрисдикционная деятельность. Аналогичную деятельность осуществляет и вышестоящий суд, если он, рассматривая уголовное дело как суд кассационной или надзорной инстанции, приходит к выводу о возможности освобождения осужденного за совершение преступления, не представляющего большой общественной опасности, и постановляет о применении к нему меры административного взыскания.

Взаимодействие административной и гражданско-правовой юрисдикции основывается на том, что совершение административных проступков нередко связано с причинением материального ущерба. Орган административной юрисдикции, рассматривая дело по существу, принимает во внимание характер и размер причиненного ущерба при определении вида и размера административного взыскания. Решение же вопроса о возмещении ущерба законодатель оставляет за пределами административно-юрисдикционного производства. Например, в соответствии с Указом Президиума Вер-

Щ

>>>56>>>

ховного Совета РСФСР от 13 декабря 1977 г. «Об административной ответственности за мелкое хищение государственного или общественного имущества» народный судья налагает на виновного в совершении мелкого хищения штраф в размере от 10 до 50 руб.1. В ■случае же если материальный ущерб не будет возмещен виновным лицом, то он взыскивается с него судом в установленном законом порядке2.

Аналогичные положения имеются и в других нормативных актах, предусматривающих ответственность за совершение административных проступков. Решение о возмещении причиненного проступком материального ущерба выносится судом, которым рассматривается иск в рамках гражданско-правовой юрисдикции. Гражданам предоставлена возможность добровольно возместить стоимость причиненного ими ущерба, а механизм гражданско-правовой юрисдикции «включается» только в случае отказа от такого возмещения.

Изучение практики рассмотрения дел об административных нарушениях, сопряженных с причинением материального ущерба, свидетельствует о том, что далеко не во всех случаях принимаются меры к возмещению ущерба. Если иск не предъявлен потерпевшим или другим субъектом, то орган административной юрисдикции, как правило, не проявляет инициативы в предъявлении гражданского иска. Представляется поэтому целесообразным закрепить в законе такую обязанность органа (должностного лица), рассматривающего дело об административном проступке по существу. Это способствовало бы более полному возмещению материального ущерба, причиненного административными правонарушениями.

Административную и дисциплинарную юрисдикции сближает то, что в рамках этих способов правоохраны рассматриваются общественно опасные деяния и применяются санкции карательного характера (административные и дисциплинарные взыска-

1 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1977, № 51, ст. 1215.

2 См., например: постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 декабря 1977 г. «О порятке применения Указа Президиума Верховного Совета РСФСР «Об административной ответственности за мелкое хищение государственного или общественного имущества». — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1977, № 51, ст. 1216.

56

>>>57>>>

ния). Это не исключает различий данных видов юрисдикции, обусловленных различием сфер их действия, предмета рассмотрения и применяемых санкций.

Дисциплинарная юрисдикция направлена в основном на охрану правил, регулирующих объединенную деятельность людей, участвующих в каком-либо процессе, требующем четкой организации, подчинения Воли всех участников этого процесса единому, централизованному руководству. Таковы трудовой, учебный процессы, служба в вооруженных силах и т. д. Однако назначение дисциплинарной юрисдикции не исчерпывается, как полагают некоторые авторы1, охраной только трудовых отношений.

Разграничение функций рассматриваемых видов юрисдикции следует проводить не только по сферебхраняемых ими общественных отношений. Формы их взаимодействия весьма разнообразны. Во-первых, дисциплинарная юрисдикция как осуществление внутренних дисциплинарно-властных полномочий используется не только для борьбы с нарушениями служебной дисциплины, но и с нарушениями общеобязательных правил. Принципиальное значение в этом плане имеет положение преамбулы Указа Президиума Верховного Совета СССР «О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке» о том, что административный штраф должен применяться в случаях, когда меры общественного или дисциплинарного воздействия будут признаны недостаточными. Однако данное положение о возможности применения дисциплинарной ответственности за совершение административного проступка не получило соответствующей регламентации. Так, ст. 16 Указа предоставляет органам административной юрисдикции право передавать дела об административных проступках только в товарищеский суд или общественные организации для применения мер общественного воздействия. О передаче таких дел администрации предприятий и учреждений для применения мер дисциплинарного взыскания данная норма умалчивает. Думается, что необходимо не только ликвидировать указанный пробел, но и предусмотреть в законодательстве норму о пра-

1 См., например: Kunz F. Die Rolle des sozialistischen Arbeitsrechts bei der Festigung der sozialistischen Arbeitsdisziplin, Potsdam, 1966, S. 36.

57

>>>58>>>

ве органа административной юрисдикции передавать дела на рассмотрение администрации для применения мер дисциплинарного взыскания по всем категориям проступков, а не только тех, за совершение которых предусмотрен штраф.

Действующее законодательство устанавливает дисциплинарную ответственность в отношении некоторых категорий лиц, совершивших административные проступки. В частности, за нарушения общественного порядка подвергаются дисциплинарному воздействию военнослужащие, лица рядового и начальствующего состава органов МВД и КГБ. Дисциплинарная ответственность некоторых должностных лиц может наступать за действия, не совместимые с их служебным положением. Такова ответственность прокуроров, судей за действия, дискредитирующие авторитет соответствующих органов.

Во-вторых, нарушение трудовой дисциплины должностными лицами может в определенных случаях повлечь административную ответственность. Так, руководители предприятий, организаций, учреждений, главные инженеры, главные энергетики и другие должностные лица за расточительное расходование электрической и тепловой энергии подвергаются мерам административного взыскания. Вместе с тем орган административной юрисдикции (например, административная комиссия), налагая на виновного взыскание, вправе направить сообщение об этом администрации предприятия, организации, учреждения. Нередко к таким лицам применяются еще и дисциплинарные взыскания. Подобная кумуляция административной и дисциплинарной ответственности вряд ли может быть признана правильной. Здесь налицо не только нерациональное использование по одному делу двух видов юрисдикции, но и несоблюдение такого важного принципа, как поп bis in idem (не дважды за то же).

Соотношение административной и общественной юрисдикции представляет особый интерес, поскольку оно связано с процессом постепенного перерастания социалистической государственности в коммунистическое самоуправление, одной из особенностей которого являются постепенное сужение государственного принуждения и расширение сферы применения мер общественного воздействия.

Успех борьбы с правонарушениями в Советском государстве определяется не только наличием соответствую-

53

>>>59>>>

щих законов, деятельностью государственных органов по их реализации и защите, но и тем, что «сама народная масса помогает»1 осуществлению этой деятельности. В условиях развитого социалистического общества всемерная охрана общественного порядка приобретает новое содержание, поскольку содействие ей — конституционная обязанность каждого гражданина СССР (ст. 65 Конституции СССР).

Социалистическая правовая доктрина и законодательство исходят из того, что рассмотрение дел о правонарушениях и принятие по ним решений не являются прерогативой только государственных органов. Юрисдикционные функции осуществляют также общественные организа^ зии и их органы, причем их роль в разрешении правовых конфликтов по мере дальнейшего развития социалистической демократии все больше возрастает. Это позволяет говорить об общественной юрисдикции как самостоятельном виде социалистической юрисдикционной деятельности, общественном судопроизводстве2.

В литературе остается дискуссионным вопрос о том, относится ли общественная юрисдикция к правовой деятельности. Существует точка зрения, что государство делегирует общественным организациям полномочия на применение правовых норм. Другая позиция, состоящая в отрицании правового характера этой деятельности, обосновывается тем, что ее субъектом выступает не государственный орган, а общественная организация или ее представитель3. Однако ни одна из указанных полярных позиций не может быть признана безупречной, поскольку деятельность общественных организаций по рассмотрению конфликтов и применению мер воздействия неоднородна и может регулироваться как правовыми, так и неправовыми нормами. Поэтому представляется более конструктивной позиция Ю. М. Козлова, указывающего, что нормы, регулирующие внутреннюю деятельность общественных формирований, не носят юридического характе-

1 Л е н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 44, с. 171.

2 См.: Филиппов Е. И. Общественно-товарищеское судопроизводство и его правовое регулирование. — В кн.: Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности. Ярославль, 1976, с. 120—122.

3 См., например: Орзих М. Ф. Характер мер общественного воздействия в процессе реализации норм общественного права. — Правоведение, 1964, № 4, с. 39—45.

59

>>>60>>>

pa; те же нормы, которые касаются взаимоотношений общественных органов с другими субъектами, могут быть и правовыми. Признаками, свидетельствующими о правовом характере деятельности общественных организаций, являются: внешние отношения общественных организаций, установление прав и обязанностей нормами социалистического права1.

Меры, применяемые органами общественной юрисдикции,— одна из форм внешневластной деятельности общественных организаций и носят правовой характер.

Вызывают возражение в этой связи высказываемые опасения об излишней юридизации деятельности общественных организаций2. Если чего и следует опасаться, так это отсутствия правовой регламентации, которое могло бы повлечь отрицательные последствия, поскольку осуществление общественной юрисдикции нередко связано с применением принудительных мер, существенно затрагивающих права граждан. Советское государство, возлагая на общественные органы обязанность борьбы с правонарушениями, не остается безразличным к тому, как будут осуществляться эти функции, и определяет полномочия общественных органов в соответствующих нормативных актах. Более того, в этих актах определяются не только полномочия соответствующих общественных органов по применению мер воздействия к правонарушителям, но и предусматриваются юридические последствия такого применения. Так, Положением о товарищеских судах в РСФСР устанавливается годичный срок действия решения товарищеского суда о применении мер общественного воздействия, н если в течение данного срока нарушитель не совершил нового правонарушения или антиобщественного проступка, он считается ье подвергавшимся меоам общественного воздействия. Такая регламентация повышает стабильность решений, что является характерным признаком любого юрисдикционного акта независимо от того, кем он был принят.

Второе замечание касается природы применяемых общественными организациями мер воздействия к правона-

1 См.: Козлов Ю. М. Соотношение государственного и общественного управления в СССР. М., Юрид. лит., с. 140 и ел.

2 См., например: Козлов А. Ф. Суд первой инстанции как субъект советского гражданского процессуального права и другие органы, разрешающие правовые споры. — Сборник ученых трудов Свердловского юридического ин-та. Вып. 7, Свердловск, 1967, с. 200.

60

>>>61>>>

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.