WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

как и в тестовой ситуации, оказыва­ется примерно средней, а актуализация тенденции торможения агрессии — слабой. Отсюда следует, что тенденция торможения агрессии, если она имеется, сильнее будет прояв­ляться в тестовой ситуации, чем в ситуации повседневной жизни. Если тенденция торможения сильна, то в тесте (но не в школьной жизни, где агрессия направлена против однок­лассников) с ростом агрессивной тен­денции соответствующее ей содержа­ние будет проявляться по отношению к взрослому все реже. Это гипотети­ческое обратное соотношение фактической агрессивной тенденции и ее выраженности в деятельности вооб­ражения школьников с сильным торможением агрессии поясняет диаг­рамма на рис. 8.8а (тестовая ситуация). Напротив, в служащих критери­ем ситуациях повседневной жизни (рис. 8.8b) школьники с сильным и слабым торможением агрессии едва ли должны различаться, ибо ссора с ровесником вряд ли актуализует тен­денцию торможения: Если теперь мы захотим предсказывать на основе значений проективного теста повсед­невную агрессивность, направленную против сверстников, то для тех, кто обнаружил при выполнении теста сильное торможение, будет иметь силу обратное соотношение (рис. 8.8а), т. е. чем меньше обнаруживается аг­рессивных моментов в содержании фантазий, тем сильнее агрессивная тенденция, которая в менее угрожа­ющих обстоятельствах (стычка с ро­весниками) определяет фактическое поведение (рис. 8.8с).

Эти теоретические допущения Ольвеус сумел полностью подтвердить в эмпирическом исследовании, что легко видеть на рис. 8.9, где представле­ны результаты для выборки из 44 подростков, разделенной по медианным значениям прогностических пока­зателей тенденции торможения. Прог­ностическим показателем (абсцисса) служила позитивная тенденция агрес­сии против взрослого, выделенная по результатам проективной методики (сумма внутренних агрессивных поры­вов и агрессивных форм поведения главных героев рассказов) [см: D. Olweus, 1969, р. 49-50].

Критерием (ордината) опять-таки выступает агрессивность по отноше­нию к одноклассникам, оцениваемая для каждого класса четырьмя учени­ками. Для подгруппы со слабой тен­денцией торможения агрессии коэф­фициент корреляции между вообра­жаемой агрессией и наблюдаемой аг­рессивностью составил +0,64, в под­группе же с сильной тенденцией тор­можения он оказался равным -0,55.

Наиболее тонким из разработанных до сих пор средств анализа содержа­ния является проективная методика измерения агрессивности и торможе­ния агрессии как двух устойчивых мотивационных тенденций агрессив­ного поведения, предложенная Корнадтом [H.-J. Kornadt, 1973; 1974; 1983].

В качестве стимульного материала он использовал серию из 8 картинок, изображавших персонажей-мужчин, причем ситуация каждого типа — нейтрально, слабо, средне и сильно стимулировавшая появление релеван­тного агрессии содержания — была представлена двумя картинками. Внутренняя согласованность парал­лельных форм теста составляла r=0,50, степень согласованности оце­нок экспертов для обеих мотивационных тенденций приближалась к 0.90. Показатели обеих тенденций между собой не коррелировали. Категории анализа были аналогичны разработанному для мотива достижения (см. гл. 6) и охватывали следующие категории содержания:

“Мотив агрессии. (1) Потребность в возмездии; (2) деятельность, инструментальная для достижения возмездия; (3) позитивное эмоциональное состояние и агрессивные переживания; (4) ожидание успеха; (5) достижение цели (6) символы агрессии и связанные с ней предметы; (7) обесценивающая агрессию критика высмеивание агрессии; (8) табуированные выражения.

Мотив торможения агрессии. (1) Потребность в избегании внешних последствий агрессии (наказание или страх наказания); (2) потребность в избегании внутренних последствий агрессии (раскаяние, чувство вины); (3) деятельность, инструментальная для избегания внешних последствий агрессии; (4) деятельность, инструментальная для избегания внутренних последствий агрессии; (5) переживания релевантные торможению агрессии; (6) страх перед наказанием или какой-либо опасностью; (7) раскаяние, чувство вины; (8) ожидание неприятных последствий агрессии; (9) срыв агрессивного действия, его неудачное осуществление; (10) символы наказания и связанные с ним предметы; (11) наказание; (12) оценочные высказывания рассказчика, отрицающие агрессивность действий; (13) внезапное прерывание агрессивного происшествия. (Мотив торможения агрессии может быть далее подразделен на страх вины и страх наказания.)

Для проверки конструктной валидности наряду с другими использовался прием актуализации мотивации. Результаты одного из таких исследований [H.-J. Kornadt, 1974] представлены в табл. 8.8. Испытуемые-студенты были разделены на экспериментальную и контрольную группы уравненные (с помощью вопросника Басса—Дарки) по агрессивности и по тенденции торможения. Как и ожида­лось, показатели как агрессивности так и торможения агрессии подвергшихся фрустрации испытуемых экспериментальной группы оказались более высокими, чем соответству­ющие показатели контрольных испытуемых. В дальнейшем валидность проективной методики Корнадта была подтверждена исследованиями, связанными с гипотезой катарсиса, к чему мы еще обратимся.

Таблица 8.8

Средние значения полученных с помощью ТАТ показателей агрессии и ее торможения в ней тральных условиях и после провоцирующей гнев фрустрации [H.-J. Kornadt, 1976, р. 571]

Мотив

Нейтральная группа

(N=21)

Фрустрированная группа

(N=21)

Уровень значимости различий

(p)

Агрессия

2,95

5,76

0,008

Торможение агрессии

1,48

2,90

0,004

Агрессия как цель действия:

гипотеза катарсиса

Катарсическое, т.е. очищающее, воздействие Аристотель приписывал современным ему трагедиям. Воспро­изводимые на сцене аффекты, такие, как страх и сострадание, должны были облагораживать аналогичные аффекты сопереживающих действию зрителей и освобождать последних от этих аффектов. Впоследствии поня­тие катарсиса подхватили Фрейд и Брейер, воспользовавшиеся им в сво­ем исследовании истерии [S. Freud, J. Breuer, 1895]. По их мнению, в основе истерии лежат нереализовав­шиеся переживания травматического характера. Если в состоянии гипноза пациента удастся заставить его вспомнить и снова пережить их, то “ущемленный” аффект получит выход и травмирующее переживание бу­дет преодолено. Позднее эта энерге­тическая модель накопления и раз­рядки напряжения была перенесена психоаналитиками и находившимися под их влиянием педагогами на пони­мание агрессии, и они занялись изуче­нием возможности изживания агрес­сии в процессе терапии и воспитания. Относительно недавно Лоренц [К. Lorenz, 1963] стал популяризировать та­кого рода понимание, не сумев, одна­ко, убедить специалистов в его спра­ведливости.

Уточнение гипотезы катарсиса

с позиций теории мотивации

В противоположность этому во фрустрационной теории агрессии предста­вителей Йэльской группы [J. Dollard et al., 1939] гипотеза катарсиса полу­чила иную, более конкретную и тем самым более поддающуюся проверке формулировку:

“Предполагается, что подавление любого ак­та агрессии представляет собой фрустрацию, увеличивающую побуждение к агрессии. И на­оборот, осуществление всякого акта агрессии должно это побуждение снижать. В психоана­литической терминологии такое освобождение называется катарсисом... По-видимому, само снижение более или менее кратковременно, и при продолжении исходной фрустрации побуж­дение к агрессии возникает снова [p. 50]...Всякое проявление агрессии представляет собой катарсис, снижающий побуждение к любым другим актам агрессии” [р. 53].

Из этих допущений вытекают опре­деленные требования, выполнение которых необходимо для проверки гипотезы катарсиса. Поскольку в большинстве случаев внимание на них не обращалось, не приходится удивляться, что проведенные до сих пор исследования катарсиса в значи­тельной своей части являются проти­воречивыми и малоубедительными [R.G. Green, M.В. Quanty, 1977; М.В. Quanty, 1976; Н. Zumkley, 1978]. Первое требование заключает­ся в необходимости предварительно возбудить агрессивную мотивацию. В связи с этим должно быть доказано, что в результате применения соответ­ствующих экспериментальных проце­дур эта предпосылка действительно выполняется. По мнению Йэльской группы, это условие достигается толь­ко с помощью фрустрации, т.е. бло­кирования протекающего в данный момент целенаправленного действия. Однако скоро выяснилась неприемле­мость ограничения одной лишь фрустрацией [см.: L. Berkowitz, 1969], и у испытуемых стали вызывать гнев, оскорбляя их, тем самым возбуждая их враждебность и побуждая к агрес­сии. Испытуемых же, не проявлявших признаков фрустрации или возмуще­ния, из дальнейшего рассмотрения исключали.

Второе требование касается самой агрессии. Она должна представлять собой (хотя бы в ослабленной или непрямой, замещающей форме) целе­направленное действие, настигающее виновника гнева. Лишь при реакции испытуемых целенаправленными аг­рессивными действиями гипотеза катарсиса поддается проверке. После совершения такого действия агрессивная тенденция не должна исчезать полностью, по мнению представителей Йэльской группы, она должна только снижаться. Степень снижения будет зависеть от того, насколько испытуемый достиг цели своей агрессии, а также от того, насколько адекватной представляется ему доступная в эксперименте форма агрессии, а ее сила – достаточной, если исходить из принципа возмездия.

Третье требование связано с необходимостью различать агрессивную тенденцию (побуждение к агрессии) и агрессивные действия. Величину аг­рессивной тенденции можно опреде­лить по силе переживаемого испыту­емыми гнева (данные самоотчета) и по показателям физиологического возбуждения (прежде всего, по вели­чине диастолического или систоличе­ского давления). Для подтверждения гипотезы о катарсисе необходимо по­лучить снижение обоих компонентов, как силы агрессивных действий, так и показателей аффекта гнева и физи­ологического возбуждения. Наконец, четвертое требование связано с необходимостью по ходу опыта прекра­тить действие первоначальной фрустрации и не создавать новые источ­ники фрустрации и гнева.

Уточненная таким образом гипотеза катарсиса Йэльской группы целиком согласуется с мотивационно-теоретической концепцией целенап­равленного действия: как только цель действия достигнута, мотивация к ее достижению исчезает. С точки зрения этого общего принципа катарсис пред­ставляет собой лишь особое обозна­чение его проявления, употребляемое в случае действий агрессии. На это указывает и Корнадт [H.-J. Kornadt, 1974]:

“Как и для любого другого мотивированного поведения, для агрессии следует постулиро­вать снижение уровня активации после дости­жения цели. Такая ориентация на цель состав­ляет существенную характеристику активиро­ванной мотивации; зависимость уровня мотива­ции от достижения цели хорошо известна еще со времени выполненных в школе Левина исследований Зейгарник и Овсянкиной” [р. 571 —572].

Согласно предложенной Корнадтом концепции мотива агрессии, мотивационная система агрессии активируется, когда человек “по-настоящему рас­сердится”, будь то вследствие фрустрирующей блокировки действия или же в результате ущемления его инте­ресов [H.-J. Kornadt, 1983]. Аффект гнева может быть как врожденной или приобретенной реакцией на фрустрацию, так и условной эмоциональ­ной реакцией. Активированная систе­ма мотивов оказывает влияние на предвосхищающую привлекатель­ность последствий возможных агрессивных действий, направленных на источник гнева, в частности на пред­восхищение позитивного изменения эмоционального состояния при дости­жении цели агрессии и его негативно­го изменения в связи с появлением переживания вины. Естественно, ре­шающую роль здесь (как и при оценке вероятности достижения цели) играет учет особенностей ситуации. После совершения действия снова происхо­дит оценивание сложившегося поло­жения, и в случае позитивной оценки и изменения эмоционального состо­яния в соответствующем направлении агрессивная мотивация снова деактивируется. Сходство этой концепции с предложенной Ольвеусом мы уже от­мечали.

Недостаточная убедительность

экспериментов по катарсису

Сопоставление экспериментов по проверке гипотезы катарсиса, прово­дившихся с позиций теории социаль­ного научения, с уточненными теоретико-мотивационными вариантами по­казывает, что большинство из этих экспериментов едва ли что-то дока­зывают, они не способны ни подтвер­дить, ни отвергнуть эту гипотезу. Ти­пичными для этих исследований ста­ли два сценария эксперимента. Сог­ласно первому из них, эксперимента­тор, отзываясь об испытуемых пре­небрежительно, сердит их. После это­го им показывают либо “агрессив­ный”, либо “нейтральный” фильм и предоставляют возможность, отвечая на связанный с фильмом опросник, критически высказаться об экспериментаторе и эксперименте в целом. Второй сценарий требует участия по­мощника экспериментатора и исполь­зует обычную процедуру опытов с ударами током. В “эксперименте по научению” испытуемые за допущен­ные ими “ошибки” получают удары током (“чтобы лучше усвоить матери­ал”), причем электроразряды бывают достаточно сильными, чтобы возбу­дить гнев испытуемых. После этого и перед тем как испытуемые, в свою очередь, получат возможность бить током подставного партнера за его ошибки в “эксперименте по науче­нию”, им показывают фильм агрес­сивного или нейтрального содержа­ния.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.