WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

Прежде чем мы обратимся к анали­зу базирующихся на этих концепциях методик измерения и полученных с их помощью результатов, стоит ненадол­го вернуться к ранним исследованиям агрессии на основе ТАТ, ибо уже они указали на необходимость различе­ния в сфере агрессии устойчивых мотивационных тенденций поиска и избегания. Отношения между реле­вантным агрессии содержанием рас­сказов по ТАТ (“воображаемая агрес­сия”) и агрессивностью, проявляемой в непосредственно наблюдаемом поведении субъекта (“наблюдаемая аг­рессия”), первоначально составили несколько противоречивую картину. Между этими видами агрессии были обнаружены и позитивные отношения, и негативные, и отсутствие каких-либо отношений [В. U. Murstein, 1963, гл. 11; В. Molish, 1972; D. Varble, 1971]. Негативные корреляции отве­чали широко распространенному в психоанализе представлению об об­ратном соотношении этих переменных: в силу социальных запретов аг­рессия, не имея возможности про­явиться в повседневной жизни, нахо­дит замещающее выражение в фанта­зиях. Другие возможные объяснения обратной зависимости относятся к особенностям выборки (преобладание испытуемых с тенденцией торможе­ния агрессии), картинок ТАТ (пред­ставленные на них ситуации не вну­шают опасений), ключевых категорий анализа (охватывают главным обра­зом тенденции торможения) или же предшествующего опыта научения ис­пытуемых (в какой мере они в прош­лом после совершения агрессии полу­чали социальную поддержку) [см.: Е. Klinger, 1971, р. 320 и далее]. Отсутствие корреляций позволяло предположить, что используемые категории анализа не различают тен­денций влечения и избегания, что выборки испытуемых по своему соста­ву разнородны и что одна часть изоб­раженных на картинках ТАТ ситуаций представляется для совершения аг­рессивного действия опасной, а дру­гая — безопасной. Соответственно по­зитивные корреляции могли быть объ­яснены ссылкой на представляющи­еся безопасными изображения ситу­ации, подбором испытуемых со слабы­ми тенденциями торможения агрессии и т. д.

Такого рода соображения несколь­ко проясняли путаницу в результатах. Так, Массен и Нейлор [Р.Н. Mussen, Н.К. Naylor, 1954] провели различе­ние между воображаемой агрессией (все агрессивные акты героя расска­зов) и страхом наказания (все наказа­ния, которые претерпел герой, и при­чиненный ему ущерб) и обнаружили позитивную связь между вообража­емой агрессией и случаями действи­тельной агрессии у подростков от 9 до 15 лет, находящихся в исправи­тельных заведениях. Поскольку испы­туемые происходили из низших клас­сов общества, напрашивается объяс­нение полученной положительной корреляции, характерной для этих слоев, слабой выраженностью тенденций к торможению агрессии. Наи­более тесной связь становилась в случае, когда дополнительно в каче­стве тенденции торможения агрессии учитывался страх наказания.

В исследовании Бандуры и Уолтерса [A. Bandura, R. Н. Walters, 1959] лучшим дифференцирующим показа­телем ТАТ, позволяющим развести нормальных и нуждающихся в исправ­лении подростков, оказался не страх наказания, а переживание вины. С этой же целью Мак-Кэсланд [В. W. MacCasland, 1962] провел раз­личение между показателями ТАТ, отражающими внутренние и внешние источники торможения. Именно приз­наки внутреннего, а не внешнего тор­можения характеризуют нормальных подростков в отличие от тех, кто совершил правонарушения агрессив­ного характера. В исследовании Лессера [G.S. Lesser, 1957] откровенно агрессивные действия в рассказах по ТАТ 10-13-летних подростков пози­тивно коррелировали с направленной против сверстников фактической аг­рессивностью в том случае, когда их матери поощряли агрессивное пове­дение (r=+0,41); если же матери от­вергали агрессию, корреляции были негативными (r=-0,41).

Каган [J. Kagan, 1956] разработал серию картинок ТАТ для 6-10-летних мальчиков, в которой со все нарастающей интенсивностью изобра­жались ситуации ссоры с ровесником, причем изображались именно эталон­ные (по оценкам учителей) формы поведения. При такой модификации ТАТ, полученный с его помощью пока­затель и агрессивность, проявляюща­яся в школьной жизни, коррелировали в ожидаемом направлении. Причем корреляция была тем выше, чем выраженнее была изображенная на картин­ках ТАТ агрессия. Те школьники, кото­рые, несмотря на стимулировавшие сочинение агрессивных историй кар­тинки, их все же не сочиняли, характеризовались, по мнению авторов, тен­денцией торможения агрессивности не только в повседневной жизни, но и в деятельности воображения.

Уже из этих результатов ясно, что, во-первых, категории анализа долж­ны различать содержания, относящи­еся к тенденциям влечения и избега­ния, во-вторых, необходимо тщатель­но отбирать картинки по степени их побудительного влияния и соответ­ствия эталонным формам поведения и, в-третьих, взаимосвязь вообража­емой и реально наблюдаемой агрес­сии может искажаться социальным происхождением испытуемых и соста­вом выборки.

Измерение мотива

Свидетельством решающего значе­ния указанных выше моментов при разработке методик измерения моти­ва может служить успешность недав­них попыток такого рода, предприня­тых Ольвеусом и Корнадтом. Ольвеус [D. Olweus, 1969; 1975] разработал опросник и проективную методику. Рассмотрим вначале его “Опросник агрессии для подростков”, состоящий из 5 отработанных с помощью фак­торного анализа субшкал: (1) вер­бальной агрессии (направлена против взрослых, когда субъект сталкивает­ся с несправедливым отношением или критикой с их стороны, например: “Когда какой-либо взрослый несправедлив ко мне, я сержусь и проте­стую”); (2) физической агрессии (на­правлена против ровесников, напри­мер: “Когда какой-нибудь мальчик меня дразнит, мне хочется задать ему хорошую трепку”); (3) импульсов аг­рессивности (например: “Я часто так сержусь, что мне хочется что-нибудь вдребезги разбить”); (4) торможения агрессии (например: “Я часто сержусь на себя за то, что плохо себя вел” или “Когда взрослые раздражаются на меня, я обычно чувствую, что был не прав”); (5) позитивного самоотчета (для контроля тенденции к социально желательным ответам, например: “В школе ребята никогда не говорят обо мне ничего плохого”).

Этот опросник примечателен тем, что отражает лишь те формы агрес­сивного поведения, которые часто встречаются и являются типичными для испытуемых намеченной возра­стной группы, прежде всего подро­стков от 12 до 16 лет, а именно вербальный протест по отношению к взрослым и физическое соперниче­ство с ровесниками. Соответственно предсказательная сила опросника проверялась именно для этих видов поведения. В двух выборках школьни­ков в каждом из классов произвольно отбирались по 4 ученика, которые оценивали своих одноклассников по тенденции выступать зачинщиками драк и протестов по отношению к взрослым, т.е. с точки зрения эталонных форм поведения, отраженных в двух первых субшкалах. Поскольку для рассматриваемой возрастной группы такое поведение не является чем-то необычным и не подвергается особо сильным санкциям, ожидалось получить достаточно тесные корреля­ции между соответствующими друг другу показателями опросника и эталонными оценками, а также невысокую прогностическую значимость по­казателя подавления агрессии. Имен­но это и было установлено для обеих выборок. Как видно из табл. 8.7, корреляция выше, когда берутся со­ответствующие друг другу прогности­ческие и эталонные показатели, тем не менее вербальная и физическая агрессии также могут взаимно пред­сказывать друг друга на значимом уровне. Объединение же обоих типов показателей дает коэффициент кор­реляции, равный 0,58, т. е. дает необычно высокий для личностных

Таблица 8.7.

Коэффициенты корреляции между различными субшкалами “Опросника агрессии для подростков” Ольвеуса и оценками наблюдаемой агрессивности для двух выборок (А, N=98; B, N=86) 12-16-летних подростков [D. Olweus, 1975, р. 38]

Субшкалы опросника

Оценки наблюдаемой агрессивности

Затевают драки

(1)

вербально протестуют

(2)

(1) и (2)

A

B

A

B

A

B

1. Вербальная агрессия

0,25

0,18

0,51

0,46

0,43

0,36

2. Физическая агрессия

1+2

0,48

0,46

0,41

0,37

0,39

0,57

0,26

0,43

0,48

0,58

0,37

0,47

3. Импульсы агрессивности

1+2+3

0,16

0,40

0,02

0,28

0,10

0,45

0,08

0,36

0,15

0,48

0,06

0,36

4. Торможение агрессии

-0,05

-0,12

-0,14

-0,08

ТЕСТОВАЯ СИТУАЦИЯ Актуализация агрессии – средняя актуализация торможения – средняя (агрессия против взрослого)

СИТУАЦИЯ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ

актуализация агрессии – средняя актуализация торможения (агрессия против одноклассника

ПРЕДСКАЗАНИЕ ТЕСТОМ ПОВСЕДНЕВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Рис. 8.8. Гипотезы о соотношении: (а) воображаемой агрессии и агрессивной тенденции в тестовой ситуации; (b) агрессивной тенденции у наблюдаемой агрессии и (с) воображаемой и наблюдаемой агрессии для групп школьников с низкой и высокой тенденциями подавления агрессии [D. Olweus. 1972. р. 291. 293]

диагностических методик коэффициент валидности (его можно сопоставить с валидностью тестов интеллекта для предсказания школьной успеваемости).

Более сложной, однако вполне поддающейся анализу является ситу­ация, когда прогностический и эталонный показатели не настолько пол­но соответствуют друг другу. Ольвеус [D. Olweus, 1969; 1972] продемонстри­ровал это на примере показателя агрессивности подростков по отноше­нию к взрослым и эталонного показа­теля агрессии против своих ровесни­ков (того же, что и в только что рассмотренном исследовании; возраст испытуемых — 12-14 лет). В качестве средства предсказания в этом исследовании применялся не опросник, а проективная методика, пос­кольку исходная ситуация теста (под­росток против взрослого) позволяла актуализовать, прежде всего, тенден­ции торможения агрессии, которые и должны были отражаться в тестовых реакциях, указывающих на открытую и заторможенную агрессии. Стимульный материал представлял собой че­тыре неоконченных рассказа, в каж­дом из которых взрослый мужчина создавал для подростка (того же возраста, что и испытуемые) ситуацию фрустрации и некоторой угрозы, за что, однако, последний в опреде­ленной мере сам был ответствен. От испытуемого требовалось ответить на три вопроса, касающихся предложен­ной ситуации, и после этого приду­мать окончание истории. Категории анализа содержания включали в себя ряд субкатегорий, группировавшихся в соответствии с двумя противоположными мотивами—агрессивной тенденцией и тенденцией торможения агрессии. Ситуация тестирования в целом (включавшая как неокончен­ные рассказы, так и задающие кон­текст условия проведения теста) ока­зывала, по мнению Ольвеуса, одинаковое умеренно-стимулирующее вли­яние на тенденции агрессии и ее торможение, и у большинства испыту­емых обе тенденции актуализовались одновременно. Степень согласованно­сти суждений экспертов составила r=0,90

Характерно, что между тестовой ситуацией и реальной ситуацией эталонного поведения (конфликт между сверстниками) в данном случае на­блюдается определенное рассогласо­вание в степени актуализации обеих тенденций-мотивов. Ведь при обычной драке между сверстниками мера ак­туализации агрессивной тенденции,

Рис. 8.9 Соотношение между воображаемой агрессией (против взрослого) в проективном тесте и наблюдаемой агрессией (против одноклассников) для двух групп 12-14-летних подростков (N=44), показавших в тесте низкую и высокую тенденции торможения агрессии [D. Olweus, 1972, p.294]

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.