WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |

Наказание в виде тюремного заключения неприменялось к несовершеннолетним: лица от 14 до 17 лет направлялись вспециальные исправительные учреждения, при этом срок наказания определялсямировым судьей от одного года и не далее достижения ими 18-летнего возраста.Мировые судьи были вправе применить к несовершеннолетним подданным в возрастеот 10 до 17 лет санкции, не являющиеся наказаниями за проступки, даже приналичии признаков, отягчающих ответственность. Среди таких санкций: передачаправонарушителей под ответственный надзор лицам по усмотрению мирового судьи(родителям, попечителям или «другим благонадежным людям, изъявившим на тосогласие»). Таким образом, ответственности за маловажные проступки подлежалилица, достигшие к моменту совершения правонарушения 10-летнего возраста.Имущественное взыскание в виде денежного штрафа не исполнялось и подлежалозамене более суровым наказанием (как правило, арестом) лишь в случаематериальной несостоятельности правонарушителя. Тяжесть санкций, применяемыхвместо основного наказания, определялась размером имущественного взыскания: 1)при замене денежного штрафа до 15 рублей срок ареста не мог превышать трехдней; 2) при замене денежных взысканий в сумме от 15 до 300 рублей арест не могпревышать трехмесячного срока; 3) в случае замены денежного штрафа в размере от300 до 800 рублей нарушитель подлежал тюремному заключению на срок до четырехмесяцев.

Таким образом, мировой суд был вправе налагатьденежный штраф в сумме, превышающей предельные размеры, указанные в ст. 1Устава о

>>>92>>>

наказаниях, а также определятьпродолжительность ареста, назначаемого взамен имущественных санкций в сумме до300 рублей.

Зависимость срока ареста от суммы штрафа (сминимальным размером до 15 рублей) определялась из соотношения 1:5 (один деньареста был пропорционален '/3 размера денежного взыскания). Срок ареста, назначаемого взаменштрафа в предельных размерах (до 300 рублей), исчислялся из иных пропорций -один день ареста был примерно эквивалентен '/з суммы штрафа. Допускалась заменаденежного взыскания (при невозможности его уплаты) административными санкциями,не относившимися к наказаниям, - общественными работами и др. Принесостоятельности лиц высших сословий - отсутствии у них возможности уплатитьштраф — заменанаказаний за проступки санкциями была обусловлена согласием правонарушителя.Таким образом, применение указанных предписаний Устава о наказаниях вопрекижеланию несостоятельного лица допускалось только для крестьян и мещан, ноисключалось для дворян, а также лиц казачьего сословия.

В любом случае мировые судьи были вправе, ноне обязаны принуждать лиц крестьянского сословия и мещан к административнымсанкциям. Виды таких санкций - общественные работы или «передача в заработки»-существенно не различались: несостоятельные правонарушители либо члены их семейнаправлялись на принудительные работы в месте совершения проступка либо вблизлежащие губернии. Сроки работ, соответствующих сумме денежного взыскания,определялись по усмотрению муниципальных общественных объединений, к которымпринадлежали правонарушители, и зависели от размера причиненного проступкомимущественного вреда.

Наказания в виде выговора, замечания ивнушения применялись при совершении проступков «без намерения». В современномвосприятии этот термин законодателя означает наличие признаков неосторожностивины в форме преступного легкомыслия. Понятие «неосторожная вина» в российскомправе упоминалось только в ст. 110, 1466 и 1468 (неосторожное убийство)Уложения о наказаниях и в ст. 9 Устава о наказаниях. Вследствие этого не былонедвусмысленного разграничения признаков неосторожной вины в форме легкомыслияи небрежности.

Важнейшей составляющей неосторожного деянияявлялось отсутствие намерения правонарушителя вызвать своим проступкомобщественно опасные последствия, отсюда и понятие «ненамеренные проступки». Вдействующем УК нежелание нарушителя причинить вред представляет собойсоставляющую косвенного умысла и обеих форм неосторожной вины - легкомыслия инебрежности.

>>>93>>>

В соответствии с Уставом о наказанияхприменение более строгих санкций «за ненамеренные проступки» было возможно вдвух случаях: а) когда Уставом предусмотрено наказание за неосторожность; б)когда проступок проявляется в неисполнении по небрежности обязанности,установленной законом.

Таким образом, превентивные наказания(выговор, замечание и внушение) могли быть заменены более строгими лишь в томслучае, если соответствующей статьей предусмотрены наказания с признаками обеихформ неосторожной вины либо при наличии неосторожной вины в деянияхдолжностного лица.

Воззрения русских ученых на формы неосторожнойвины совпадают с их восприятием в действующем праве. Проект Уголовногоуложения, подготовленный в конце XIX в., следующим образом определял признакинеосторожности: «Преступное деяние почитается неосторожным, если виновный: 1)не предвидел его, но мог или должен был предвидеть; 2) предвидел наступлениеобусловленного деянием последствия, но полагал предотвратить таковое», чтосоответствует в первом случае неосторожности в форме небрежности, во втором жеслучае очевидны признаки неосторожной вины в форме легкомыслия. Взглядыпрофессора Н.С. Та-ганцева аналогичны приведенным выше: «Неосторожная винаслужит дополнением вины умышленной и может представлять два оттенка: 1) когда удействующего было сознание совершаемого, но не было хотения - преступнаясамонадеянность, и 2) когда отсутствовало само сознание - преступнаянебрежность».

Совершение малозначительных проступков невсегда означало наличие правонарушения. К признакам, исключающимответственность за них, относились следующие:

1) совершение проступка случайно, «нетолько без намерения, но и без всякой неосторожности или небрежности»; такимобразом, случайное совершение проступка отождествлялось с отсутствием обоихпризнаков вины;

2) совершение проступка лицом, не достигшим10-летнего возраста;

3) совершение проступка «в безумии,сумасшествии и припадках болезни, приводящих в умоисступление и совершенноебеспамятство».

Законодатель не упоминал о невменяемости, хотяее дефиниция уже была введена в обиход науки: Н.С. Таганцев рассматривалневменяемость как частную форму утраты дееспособности. Характеризуяуголовно-правовое значение этого понятия, он отмечал: «Наше Уложение онаказаниях в ст. 95 говорит, что преступление или проступок, учиненныесумасшедшими, не вменяются в вину, при этом Уложение прибавляет о критерииневменяемости несомненно неудачном, а именно, «что сумасшед-

>>>94>>>

ший по состоянию своєму не мог иметь понятие опротивозаконности и о самом свойстве своего деяния»». В проекте Уголовногоуложения употреблялось понятие «болезненное расстройство душевнойдеятельности», составляющее элемент дефиниции невменяемости в действующем праве(см. ст. 20 КоАП и ст. 21 УК).

Невменяемость в российском уголовном праве неотождествлялась с наличием психической болезни, необходимо было установить иследствие душевной патологии, свидетельствующей о невозможности субъектаотдавать себе отчет в своих действиях. Устав о наказаниях не связывал наличиепсихической болезни с патологическими изменениями личности, однако в случаемалозначительных проступков наличие факта душевной болезни исключалопроизводство по делу.

Очевидно, что критерии невменяемости вовремена разработки Уложения о наказаниях существенно отличались от общепринятыхв действующем праве. Так, в определениях понятия «невменяемость» в различныхнормативных актах можно выделить следующие существенные различия:

а) концепция Н.С. Таганцева «оневменяемости как частной форме утраты дееспособности» представляет собойпопытку синтеза частноправовых и публично-правовых институтов. В действующейправовой системе категория «невменяемость» определена административным иуголовным законодательством, понятие «дееспособность», напротив,рассматривается исключительно частным правом;

б) в действующем уголовном и административномзаконодательстве дефиниции невменяемости во многом совпадают: таким образом, кпроступкам и преступлениям применяются схожие критерии. В отличие отдействующего права, определения понятия «невменяемость» в Уставе о наказаниях ив Уложении о наказаниях различались: в Уставе о наказаниях определялись лишьвнешние признаки, свидетельствовавшие о патологии, но не отражалисьсубъективные критерии невменяемости, суть которых в невозможности осознаниясодеянного.

Вместе с тем отдельные несущественные различияв определениях рассматриваемого понятия в УК и КоАП все же есть: категория«частичная вменяемость» - патологическое состояние, не исключающее применениякарательных санкций, - присуща только УК (ст. 22).

Критерии частичной вменяемости не былиопределены действующим российским правом, однако в теоретических исследованияхН.С. Таганцев обосновывал понятие «уменьшенная вменяемость», концепция которогобыла разработана немецкими специалистами уголовно-правовой науки: Гельшнером,Майером и Бруком. Н.С. Таганцев рассматривал ограниченную вменяемость какспособность осознания окружающих явлений, «так и способность оценкиосознанного», патологические состояния,

>>>95>>>

«значительно изменяющиеся как количественно,так даже и качественно»1.Сказанное свидетельствует, что в России рубежа XIX - XX вв. были предпринятылишь первые попытки теоретического обоснования частичной вменяемости,исключавшие возможность рецепции научных разработок законотворческойдеятельностью. Патологические состояния, отмечал Н.С. Таганцев, «не имеютникакого значения для установления общего понятия о бытиивменяемости»;

в) невменяемость, определяемая Уставом онаказаниях и Уложением о наказаниях, исключает временные критерии психическойболезни, предусматривающие наличие признаков хронической душевной патологии, ивременное психическое расстройство. Цикличность развития шизофрении, эпилепсииот первых симптомов болезни до устойчивых патологических синдромов не исключаетремиссии.

Кроме трех вышеперечисленных признаков,исключающих ответственность за проступки, следует назвать еще один: проступки,согласно ст. 10 Устава о наказаниях, не вменяются в вину, если они совершены«по принуждению от непреодолимой силы и по необходимой обороне».

Первое из указанных понятий во многомсовпадает с дефиницией крайней необходимости, обоснованной Н.С. Таганцевым.Ученый следующим образом определял признаки этого понятия: «Под крайнейнеобходимостью понимается нарушение какого-либо правоохраняемого интереса илиправовой нормы ради защиты также правоохраняемого интереса от грозящей емунеотвратимой опасности, но с тем отличием от обороны (необходимой обороны.-A.A.), что вред причиняется не нападающему, а третьим лицам, защитанаправляется не против источника опасности»2.

В данном определении отсутствует один изсущностных признаков крайней необходимости, очень важных для квалификациипризнаков, исключающих наличие правонарушения: опасность не могла бытьустранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределовкрайней необходимости. В случае крайней необходимости, так же как и в состояниинеобходимой обороны, причиняется вред, но направленность вредных и опасныхдействий, как это отмечал Н.С.Таганцев, различна. В любом случаеправоохранительные действия субъекта не обусловлены его поступками, причины,создающие опасность, не зависят от волеизъявления субъекта.

Многие из обстоятельств, смягчающиеответственность за правонарушение по Уставу о наказаниях, признаны таковыми идействующим правом. Не принимая во внимание естественныефразеологические

1 См.: Таганцев Н.С.Указ. соч. Вып. II. С. 435.

2 Там же. С.595.

>>>96>>>

различия, следует отметить почти полноесовпадение положений Устава со ст. 34 КоАП либо со ст. 61 УК.

1. «Сильное раздражение, произошедшее не повине подсудимого» (п. 2 ст. 13 Устава о наказаниях) тождественно понятиюаффекта в КоАП (совершение правонарушения в состоянии сильного душевноговолнения). Следует отметить, что КоАП и Устав о наказаниях непосредственно неиспользуют понятия «аффект», перечисляя основные признаки лица в состоянииаффекта, хотя в научных работах имеются соответствующие теоретическиеобоснования. Н.С. Таганцев подразумевал под аффектом «внезапные, порывистыевозбуждения организма, сопровождающиеся соматическими и психическимиизменениями»1.

К преимуществам данного истолкования аффектаследует отнести учет важнейшего фактора непредсказуемости, внезапности деяния:очевидно, что квалификация аффекта возможна при отсутствии временныхпромежутков между провоцирующим обстоятельством и обусловленным импротивоправным действием. При определении состояния аффекта КоАП и Устав онаказаниях упоминают различные этические категории. Волнение может бытьследствием как позитивной, так и негативной реакции, побуждающейаффектированное лицо к совершению правонарушения, когда раздражение обусловленотолько отрицательными внешними факторами.

Указание на состояние аффекта в качествеобстоятельства, смягчающего ответственность, содержится и в ст. 134 Уложения онаказаниях. В отличие от Устава о наказаниях необходимым условием наличиясмягчающих ответственность обстоятельств по Уложению о наказаниях являетсяаффект, обусловленный действиями пострадавшего - «обидами, оскорблениями илииными поступками». Аффект в соответствии с Уставом о наказаниях представляетсобой негативную реакцию правонарушителя на какой-либо внешний неблагоприятный,по его мнению, фактор. При этом раздражители могут исходить от пострадавшего,какого-либо иного лица, группы лиц, либо их наличие не связано с физическимвоздействием, а обусловлено моральным вредом, причиненным юридическим лицомлибо иными неблагоприятными факторами. Для квалификации этого признака поУставу о наказаниях необходимо подтверждение того факта, что аффект не былвызван действиями правонарушителя.

По Уложению о наказаниях аффект может бытьобусловлен действиями только одного лица — пострадавшего, последний своимидействиями причиняет нарушителю имущественный, моральный (обиды и оскорбления)либо физический вред, следствием которого и является негативная

1 Таганцев Н.С.Указ. соч. Вып. II. С. 502.

>>>97>>>

реакция преступника. Для наличия аффекта, поУложению о наказаниях, необходимо подтверждение факта преступления либопокушения. Устав о наказаниях, устанавливая обстоятельства, смягчающиеответственность, не упоминает о покушении.

О состоянии аффекта в качестве смягчающегоправонарушение обстоятельства упоминает только КоАП, действующим Уголовнымкодексом определены другие провоцирующие правонарушение признаки, отсутствующиев Уставе о наказаниях. Среди них - совершение преступления по мотивусострадания либо в результате физического или психического принуждения (ст. 61УК)1.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.