WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 56 |

Т. Может, выизвлекаете какие-то выгоды из своей депрессии

П. Да вроде бынет.

Т. Многимнравится, когда окружающие проявляют к ним внимание и сочувствие, и время отвремени, когда у человека плохое настроение, он ищет внимания близких. Человекустановится легче, когда его утешают. Но клиническая депрессия и поколичественным и по качественным характеристикам отличается от просто плохогонастроения. В депрессии человеку порой хочется, чтобы другие знали, как онстрадает, и это желание неверно истолковывается окружающими как желание бытьугнетенным.

7. «Я боюсь, что, выбравшись из депрессии,снова испытаю тревогу, как это бывало раньше».

При ослаблении депрессии действительноможет наблюдаться возникновение или обострение тревоги. Следовательно, тревогаможет свидетельствовать о том, что депрессия отступает. Следует объяснитьпациенту, что тревога не опасна; странные ощущения и переживания, связанные стревогой, не означают, что пациент сходит с ума или что с ним произойдет что-то«ужасное». Тревога переживается человеком как чрезвычайно неприятное состояние,но, к счастью, существует множество процедур, позволяющих ослабить тревогу. Ктаковым относятся работа с тревожными мыслями, различные методы отвлечения ирелаксации, повышение толерантности пациента к тревоге.

8. «Мне нужны гарантии того, что этатерапия вылечит меня от депрессии».

Депрессивные пациенты часто требуютопределенности, которой на самом деле не существует в жизни. Можно сказатьпациенту, что мы живем в проблематичном мире и что абсолютных гарантий не можетбыть ни в каком начинании. Между прочим, в нашей клинике большинство пациентовпоначалу не верили в то, что им помогут. Однако, как показывают нашиисследования, неверие пациента в возможность помощи никоим образом недетерминирует неблагоприятный результат. На самом деле состояние пациентовулучшается независимо от их ожиданий. Впрочем, для достижения оптимальногоэффекта пациент должен активно участвовать в терапевтическом процессе ивыполнять задания терапевта, и это подходящий момент, чтобы отметить, чторезультат напрямую зависит от усилий и стараний пациента.

Терапевт. Полагаю, что если бы я дал вам стопроцентную гарантию, вы бы неповерили мне.

Пациент. ПочемуПоверил бы. Вы же специалист.

Т. Вы считаетеразумным верить мне только потому, что я специалист

П. А кому жетогда я должен верить

Т. Прежде всегосебе. Тренируя свою способность к суждениям, вы приобретете уверенность всебе.

П. Если бы я неслушал других, откуда я почерпнул бы знания

Т. Да, иногдастоит обратиться к другим за информацией, но только в тех случаях, когда вы неможете раздобыть ее сами. Что касается нашей терапии, то самый верный способвыяснить, насколько она может быть полезной вам, — это попробовать и затемпосмотреть, есть прогресс или нет.

9. «Когнитивная терапия занимается всякимипустяками. Она не затрагивает серьезных проблем, которыми вызвана моядепрессия».

Терапевт должен учитывать ожиданияпациента в отношении терапии. Он не может сказать пациенту: «Это не важно. Небудем говорить об этом». Любой вопрос, который кажется важным пациенту,подлежит обсуждению на сессии. Другое дело, что это обсуждение должно носитьплодотворный характер, вести пациента к самопониманию и вооружать его методамирешения проблем.

Терапевту необходима уверенность в том,что пациент понимает цели и методы терапии. Поэтому он должен периодическипроверять, насколько они с пациентом сходятся в этом вопросе. Так например,следует с самого начала объяснить пациенту, что когнитивная терапия занимаетсярассмотрением и исследованием фактов, оставляя в стороне метафизические идеи,поскольку разговор о последних рискует превратиться в пустословие. Терапевтуважно понять пациента, а самой верной дорогой к пониманию является конкретная,ясная, недвусмысленная коммуникация.

В начале терапии многие пациенты бываютнедовольны тем, что терапевт уделяет слишком много внимания повседневным,бытовым вопросам. В этом случае терапевт должен сказать пациенту, чтофилософские проблемы лучше обсудить позже, когда будет восстановлен нормальныйуровень активности пациента. Многие философские вопросы («Кто я К чему ястремлюсь Зачем я живу») могут показаться терапевту неуместными, не имеющимиотношения к делу, однако если они тревожат пациента, они должны быть рано илипоздно обговорены. Когнитивная терапия допускает гибкое применение, и терапевтобязан учитывать ожидания пациента. Сновидения, детские воспоминания, чувствапациента также могут стать предметом обсуждения.

Сновидения могут быть интерпретированы врамках когнитивного подхода (см. Beck, 1967). Обычно темы сновидений имеютнекоторое отношение к тому, как человек воспринимает мир.

10. «Если я несчастлив из-за негативныхискажений, следовательно, позитивные искажения сделают менясчастливым»

Такого рода вопросы обычно задаютобразованные пациенты. Терапевт может ответить, что позитивные искаженияхарактерны для маниакального состояния. Чтобы быть счастливым, человеку необязательно искажать реальность. Как правило, ощущение счастья возникает, когдачеловек занимается тем, что умеет делать хорошо, или в результате приятных изначимых переживаний.

Иногда человек получает удовольствие,оценивая себя по внешним критериям: «Меня похвалили, значит, я хороший» или «Ямолодец, потому что зарабатываю много денег». Подобные самооценки связаны сопределенного рода базовыми убеждениями, предрасполагающими к тревоге идепрессии.

11. «Я уже четыре недели хожу на терапию,а мне не становится лучше».

Следует объяснить пациенту, что нереальнождать заметных улучшений через столь короткое время. Надо добавить также, чтомногие пациенты просто не осознают того, что им становится лучше. Именнопоэтому мы периодически предлагаем пациенту заполнить Шкалу депрессии Бека,позволяющую объективно оценить его настроение и самочувствие.

Терапия часто следует неровным курсом, сподъемами и спадами. Только некоторые пациенты быстро преодолевают депрессию,большинство же идут к выздоровлению зигзагообразным путем. Разумеется, всехотят мгновенного эффекта, но терапия — это длительный процесс,требующий немалых усилий и от терапевта, и от пациента, и ждать мгновенныхрезультатов просто не приходится.

Приведенная ниже выдержка из беседыпоказывает, как терапевт решил эту проблему:

Пациент. Прошлоуже пять недель, а мне ничуть не лучше. Моему приятелю понадобилось толькочетыре визита к психиатру, чтобы избавиться от депрессии.

Терапевт. Вамизвестно, сколько времени он был в депрессии, прежде чем обратился кпсихиатру

П. Я думаю,месяца два.

Т. А скольковремени длится ваша депрессия

П. Тригода.

Т. Вы полагаете,это реально —победить трехлетнюю депрессию за пять недель

П. Нет.Наверное, нет.

12. «Вы не вылечите меня, пока непоговорите с моей женой. Это она довела меня до депрессии».

Прежде всего нужно указать пациенту наошибочность довода: «Она довела меня до депрессии». Терапевту часто приходитсятем или иным образом показывать пациентам, что главным фактором в развитиидепрессии является то, как человек воспринимает и интерпретирует события, аотнюдь не поведение окружающих. Никто не в силах ввергнуть другого человека вдепрессию.

Впрочем, сама по себе идея встречитерапевта со значимыми для пациента людьми содержит здравое зерно. К «значимымдругим» можно отнести мужа или жену, близкого друга, соседа по комнате,родителей. Терапевт может использовать их в качестве своих «наместников». Онимогли бы следить за тем, чтобы пациент придерживался намеченного распорядкадня, помогать пациенту отслеживать и преодолевать автоматические негативныемысли. В случае конфликта между супругами терапевт должен предупредитьпациента, что он не намерен принимать чью-либо сторону, а только хочетвыслушать обоих, чтобы составить объективное представление опроисходящем.

Ясно, что терапевт не в силах заставитьмужа или жену пациента прийти на терапию, если последние не желают того. В этомслучае он может сказать пациенту следующее: «Я не могу заниматься семейнымконсультированием с одним человеком. Однако мы с вами можем поработать над тем,что мы в силах изменить и что причиняет вам неудобство. Примем поведение вашегосупруга/супруги за данность и будем пока работать вдвоем. Позже, еслиобнаружится такая необходимость, вы, возможно, сумеете кое-что сделать, чтобыповлиять на его/ее поведение».

Терапевт должен быть осторожен ввысказываниях, касающихся отсутствующего супруга, ибо любое мало-мальскинегативное замечание может быть озвучено пациентом дома, и в результатетерапевт приобретет там не союзника, а врага.

13. «Терапевт не сможет помочь мне, таккак я умнее его».

Эта установка представляет проблему прилюбых формах терапии. В данной связи терапевт может сказать, что в каких-тообластях он, несомненно, уступает пациенту, но что в настоящее время у пациентаимеются определенные проблемы и он нуждается в квалифицированной помощи и чтоименно такую помощь в силу своей подготовки может оказать ему терапевт.Терапевт и пациент могут быть идеальными партнерами; объединение их навыков испособностей будет способствовать повышению эффективности терапии. У терапевтапоявляется дополнительная возможность разъяснить пациенту, что когнитивнаятерапия строится на принципе терапевтического сотрудничества в отличие отавторитарного подхода, при котором один (терапевт) навязывает свои идеи другому(пациенту). Этот же аргумент может быть использован, когда пациенту кажется,что терапевт «слишком молод», чтобы помогать другим.

Пациенты, которые считают себя умнеетерапевта, часто пытаются втянуть его в интеллектуальные дебаты. В такихслучаях терапевт должен продемонстрировать пациенту непродуктивность подобныхзанятий. Например, он может поинтересоваться, удавалось ли пациентукогда-нибудь решить свою эмоциональную проблему посредствоминтеллектуализирования.

14. «Вы заинтересованы не столько в том,чтобы помочь мне, а в том, чтобы провести свои исследования».

Пациент, участвующий в исследовании, можетвтайне подозревать, что его «используют как морскую свинку». Терапевт долженпостоянно помнить о том, что депрессивные пациенты склонны неправильноистолковывать действия окружающих. Объяснив пациенту свои действия, терапевтсумеет избежать многих потенциальных проблем. К примеру, один терапевтинтервьюировал пациентку перед группой коллег. Зная, что некоторые из коллегдолжны будут уйти до завершения сессии, он заранее предупредил пациентку:«Несколько человек уйдут до того, как мы закончим. Пожалуйста, не воспринимайтеих уход как проявление неприязни к вам. У них просто назначены встречи спациентами».

При проведении исследования терапевтдолжен объяснить пациенту, с какой целью выполняется данное исследование икаким образом оно поможет терапии.

15. «Моя депрессия имеет биологическуюприроду, и когнитивная терапия не поможет мне».

Многие пациенты считают, что депрессиялечится только лекарствами. Чтобы опровергнуть это заблуждение, терапевт долженпредставить пациенту как можно более точную и подробную информацию осовременных методах лечения депрессии. Ниже показан один из возможных путейобсуждения данной проблемы.

Терапевт. Причины депрессии пока не до конца изучены. Особенно трудносказать, что вызывает депрессию в каждом конкретном случае. Вполне возможно,что определенные формы депрессии имеют биологическую природу.

Пациент. В такомслучае, как мне может помочь когнитивная терапия

Т. Нашиисследования показывают, что она помогает вылечить тот тип депрессии, которымстрадаете вы.

П. Но развеможно устранить биологическую проблему психологическими средствами

Т. Да, раньшесчиталось, что тело и душа — это отдельные, самостоятельные сущности. Но в настоящее время установлено, что онинастолько тесно связаны друг с другом, что можно воздействовать нафизиологические процессы психологическими методами.

С высокообразованными пациентами терапевтможет обсудить электрохимическую природу мышления. Поскольку мышление связано сэлектрохимической активностью мозга, когнитивную терапию можно считатьразновидностью биологического вмешательства.

16. «Нельзя позволять терапевту братьверх. Надо все время отстаивать свою независимость».

Пациенты демонстрируют разные версии этойустановки. Но в сущности пациент считает, что если он все время спорит стерапевтом, он тем самым проявляет самостоятельность и независимость. Зачастуюобнаруживается, что это обычная для пациента модель поведения в отношенииавторитетных лиц (родителей, учителей и т. п.).

Во время непродолжительного «медовогомесяца», который иногда наблюдается в начале терапии, такие пациенты всяческильстят терапевту, говорят, что он лучший из всех, у кого им доводилосьлечиться. Не следует покупаться на подобные комплименты, ибо пациент, усыпивбдительность терапевта, обычно принимает противоположную позицию — начинает оспаривать любыезаявления терапевта и отказывается от сотрудничества. Он спорит не из желаниявыяснить истину, а для того, чтобы самоутвердиться.

Отстаивая свою позицию, терапевт долженизбегать затяжных споров, которые вредят терапии. Самое мудрое решение— это представитьсвои идеи и идеи пациента как разные гипотезы и предложить пациенту проверитьих в ходе эксперимента. Необходимо объяснить пациенту, что терапевт не можетнавязать ему свою точку зрения или заставить его поступать определенным образоми что поэтому словесные баталии между ними не имеют смысла. В конце концов,пациент сам отвечает за свои убеждения, свое поведение и их последствия.Терапевт может только предложить пациенту отказаться от некоторых дезадаптивныхформ поведения, могущих вызвать неблагоприятные последствия, но не в его властизаставить пациента сделать это. Эффективность терапевта во многом определяетсятем, насколько ему удается сохранять спокойствие и избегать защитногоповедения.

Терапевт может объяснить пациенту, чтонесговорчивость не есть признак самостоятельности; напротив, склонностьвоспринимать в штыки любое слово или предложение собеседника можетсвидетельствовать о неуверенности и недостатке самостоятельности.

Этого по сути глубоко зависимого пациента,который, отчаянно отстаивая свою независимость, демонстративнопротивопоставляет себя терапевту, следует всячески побуждать к самостоятельномумышлению и конструктивным предложениям. Вот как это было сделано однимтерапевтом.

Терапевт. О чембы вы хотели поговорить сегодня

Пациент. У меняпроблемы с соседом по комнате.

Т. Может,составим список проблем

П. Давайте.(Пациент и терапевт составляют список конкретныхпроблем.)

Т. Вы можетепредложить какие-нибудь решения

П. Нет, на самомделе все это ерунда. Я не хочу говорить об этом.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.