WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 56 |

Нарушения мотивации (например, безволие,отсутствие желаний) можно объяснить искажением когнитивных процессов. Пессимизми чувство безнадежности парализуют волю. Если человек всегда настроен напоражение, если он всегда ожидает отрицательного результата, зачем ему ставитьперед собой какие-то цели или браться за какие-то дела В своем крайнемвыражении избегание проблем и ситуаций, представляющихся неразрешимыми иневыносимыми, принимает форму суицидальных желаний. Депрессивный пациентнередко видит в себе обузу для окружающих и на основании этого заключает, чтовсем, в том числе и ему самому, будет лучше, если он умрет.

Повышенную зависимость, отмечаемую удепрессивных пациентов, тоже можно объяснить в когнитивных терминах. Будучиубежден в своей бездарности и беспомощности и видя во всем только трудности ипреграды, пациент считает, что не может справиться даже с самым банальнымзаданием. Он ищет помощи и поддержки у окружающих, которые кажутся ему гораздоболее компетентными и способными, чем он сам.

И наконец, когнитивная модель позволяетобъяснить и физические симптомы депрессии. Апатия и упадок сил могут бытьрезультатом убежденности пациента в бесплодности своих начинаний.Пессимистический взгляд на будущее (чувство тщетности) может вызывать«психомоторную заторможенность».

Структура депрессивногомышления.

Другой важной составляющей когнитивноймодели является понятие схемы. Оно позволяет объяснить, почему депрессивныйпациент держится за свои негативные, болезненные, разрушительные идеи вопрекиочевидному присутствию в его жизни позитивных факторов.

Любая ситуация складывается из великогомножества разнообразных стимулов. Индивид избирательно реагирует на отдельныестимулы и, комбинируя их в паттерн, определенным образом концептуализируетситуацию. Притом что разные люди могут по-разному истолковывать одну и ту жеситуацию, отдельный человек обычно бывает последователен в своих реакциях наоднотипные события. Сравнительная устойчивость когнитивных паттернов, которыемы называем «схемами», служит причиной того, что человек одинаковоистолковывает однотипные ситуации.

Когда человек сталкивается с каким-тособытием, у него активируется схема, связанная с этим событием. Схема— это своего родаформа для отливки информации в когнитивное образование (вербальное или образноепредставление). В соответствии с активированной схемой индивид отсеивает,дифференцирует и кодирует информацию. Он категоризирует и оцениваетпроисходящее, руководствуясь имеющейся у него матрицей схем.

Субъективная структура различных событий иситуаций зависит от того, какие схемы использует индивид. Схема может долгоевремя оставаться в дезактивированном состоянии, но она легко приводится вдвижение специфичным средовым стимулом (например, стрессовой ситуацией).Реакция индивида на конкретную ситуация детерминируется активированной схемой.В психопатологических состояниях, подобных депрессии, у человека нарушаетсявосприятие стимулов; он искажает факты или воспринимает только те из них,которые вписываются в доминирующие в его сознании дисфункциональные схемы.Нормальный процесс соотнесения схемы со стимулом нарушен вторжением этихчрезвычайно активных идиосинкразических схем. По мере того какидиосинкразические схемы набирают активность, расширяется диапазонактуализирующих их стимулов; теперь они могут быть приведены в движение дажеабсолютно нерелевантными стимулами. Пациент почти утрачивает контроль надсвоими мыслительными процессами и не в состоянии задействовать более адекватныесхемы.

При мягких формах депрессии пациент, какправило, способен более или менее объективно оценить свои негативные мысли. Сусугублением депрессии негативные идеи приобретают все большую силу, несмотряна отсутствие каких бы то ни было объективных подтверждений их правомочности.Поскольку доминирующие идиосинкразические схемы приводят к искажению реальностии систематическим ошибкам в мышлении, депрессивный пациент все менее склоненпризнавать ошибочность своих интерпретаций. В самых тяжелых случаяхидиосинкразическая схема безраздельно властвует в мышлении пациента. Пациентвсецело захвачен персеверативными, повторяющимися негативными мыслями; емучрезвычайно трудно сосредоточиться на внешних стимулах (например, чтении иливопросах собеседника), и он неспособен к произвольной умственной активности(вычислениям, решению задач, воспоминаниям). В этом случае мы приходим кзаключению, что идиосинкразическая когнитивная структура приобрела автономныйхарактер. Депрессивное когнитивное формирование может быть настольконезависимым от внешней стимуляции, что индивид становится абсолютнонечувствительным к изменениям, происходящим в его непосредственномокружении.

Неправильная обработкаинформации.

Убежденность пациента в достоверности егонегативных идей сохраняется благодаря следующим систематическим ошибкаммышления (см. Beck, 1967).

1. Произвольныеумозаключения: пациент делает выводы и умозаключения при отсутствии фактов,поддерживающих эти заключения, или вопреки наличию противоположныхфактов.

2. Избирательноеабстрагирование:пациент строит свои заключения, основываясь накаком-то одном, вырванном из контекста фрагменте ситуации, игнорируя ее болеесущественные аспекты.

3. Генерализация:пациент выводит общее правило или делает глобальныевыводы на основании одного или нескольких изолированных инцидентов и затемоценивает все остальные ситуации, релевантные и нерелевантные, исходя иззаранее сформированных выводов.

4. Переоцениваниеи недооценивание:ошибки, допускаемые при оценке значимости иливажности события, столь велики, что приводят к извращению фактов.

5. Персонализация: пациент склонен соотносить внешниесобытия с собственной персоной, даже если нет никаких оснований для такогосоотнесения.

6. Абсолютизм,дихотомизм мышления:пациент склонен мыслить крайностями, делить события,людей, поступки и т. д. на две противоположные категории, например«совершенный—ущербный», «хороший—плохой», «святой—греховный». Говоря о себе, пациент обычно выбирает негативнуюкатегорию.

Чтобы лучше понять депрессивные нарушениямышления, полезно рассмотреть их с точки зрения используемых индивидом способовструктурирования реальности. Если разделить последние на «примитивные» и«зрелые», то очевидно, что в депрессии человек структурирует опыт сравнительнопримитивными способами. Его суждения о неприятных событиях носят глобальныйхарактер. Значения и смыслы, представленные в потоке его сознания, имеютисключительно негативную окраску, они категоричны и оценочны по содержанию, чторождает крайне отрицательную эмоциональную реакцию. В противоположность этомупримитивному типу мышления, зрелое мышление без труда интегрирует жизненныеситуации в многомерную структуру (а не в какую-то одну категорию) и оцениваетих скорее в количественных, нежели качественных терминах, соотнося их друг сдругом, а не с абсолютными стандартами. Примитивное мышление редуцируетсложность, многообразие и изменчивость человеческого опыта, сводя его кнескольким самым общим категориям.

Нам представляется, что эти типичныехарактеристики депрессивного мышления аналогичны особенностям детскогомышления, описанным Пиаже (1932/ 1960). Условно мы называем данный тип мышления«примитивным», чтобы отделить его от более адаптивного мышления, наблюдаемогона поздних стадиях развития. Представленная ниже схема иллюстрирует различиямежду этими двумя типами мышления.

«Примитивное» мышление

«Зрелое»мышление

1.Одномерное и глобальное. Яужасно робкий

Многомерное.Я довольно робкий, но зато я щедрый инеглупый

2.Абсолютистское и моралистичное. Я презренный трус

Релятивистское и безоценочное. Я чащеиспытываю страх, чем большинство моих знакомых

3.Инвариантность. Я всегдабыл и всегда буду трусом

Вариативность. Мои страхи зависят отситуации

4.«Характерологический диагноз». У меня какой-то дефект характера

«Поведенческий диагноз». Я слишком частобегу от неприятных ситуаций и слишком часто испытываю страх

5.Необратимость. Я слишкомслаб, чтобы преодолеть свои страхи

Обратимость.Я могу научиться преодолевать страх и смело встречатьлюбые ситуации

Депрессивный пациент, как уже отмечалосьвыше, склонен видеть в том, что происходит с ним, только лишения и поражения(одномерность мышления) и склонен считать, что они никогда не закончатся. Онотносит себя к «неудачникам» (категоричное, оценочное суждение) и полагает, чтообречен на вечные страдания.

Предрасположенность кдепрессии.

Когнитивная модель предлагает гипотезу опредрасположенности к депрессии. Согласно нашей теории, негативныепредставления о собственной персоне, своем будущем и окружающем миреформируются у человека на основе раннего опыта. Эти представления (схемы) могутдо поры до времени находиться в латентном состоянии — их активируют специфическиеобстоятельства, аналогичные тем, что ответственны за внедрение негативнойустановки.

Например, развод может активировать учеловека, пережившего в детстве смерть отца или матери, концепцию необратимойутраты. Точно так же физическое увечье или болезнь могут вызывать депрессию,активируя латентное убеждение человека в том, что он обречен на муки истрадания. Однако неприятные события не обязательно имеют депрессогенныйэффект; последний наблюдается только в том случае, если человек в силу своейкогнитивной организации оказывается особенно чувствительным к данному типуситуаций.

Если среднестатистический индивид даже вкрайне травмирующих ситуациях не утрачивает интереса к жизни и способности кадекватной оценке ее других, позитивных, аспектов, то мышление человека,предрасположенного к депрессии, значительно сужается, что приводит кформированию стойкого негативного отношения ко всем аспектам жизни.

Когнитивная модель депрессии получиланемало эмпирических подтверждений. Данные натуралистических и клиническихнаблюдений, результаты экспериментальных исследований (Beck, Rush, 1978)подтверждают постулированную нами концепцию «когнитивной триады». Некоторыеисследования обнаружили наличие когнитивного дефицита (например, ослаблениеспособности к абстрактному мышлению, повышенную селективность внимания) удепрессивных и суицидальных пациентов.

Модель реципрокноговзаимодействия.

Наша когнитивная теория депрессии можетпоказаться кому-то односторонней, поскольку до сих пор мы говорили главнымобразом об «интрапсихических» аспектах депрессии, оставляя в сторонемежличностный опыт пациента. Отчасти эта однобокость носит преднамеренныйхарактер; мы сознательно стремились сконцентрировать внимание читателя наиспользуемых депрессивным пациентом способах конструирования реальности. Однакопора поговорить о том, какую роль играют в депрессии отношения пациента сокружающими его людьми (семьей, друзьями, сослуживцами, работодателями идр.).

Как подчеркивает Бандура (Bandura, 1977),каждый человек своим поведением оказывает влияние на других людей. Впадая вдепрессию, человек отдаляется от значимых для него окружающих. Эти «значимыедругие», чувствуя себя отвергнутыми, могут начать критиковать человека, что, всвою очередь, активирует или обостряет его склонность к самоуничижению (или жеотвержение со стороны других служит первым звеном в цепочке событий, ведущих кдепрессии). Актуализированные в результате этого негативные представления иидеи ведут пациента (у которого к тому времени могут отмечаться все признакиклинической депрессии) ко все большей изоляции. Этот порочный круг можетсуществовать довольно долго, вследствие чего пациент становится неспособенадекватно воспринять попытки людей продемонстрировать ему свою любовь ипривязанность.

С другой стороны, гармоничные межличностныеотношения служат своего рода буфером, оберегающим человека от глубокойдепрессии. Сильная система социальной поддержки, обеспечивающая пациентазримыми доказательствами того, что он любим людьми и дорог им, нейтрализует егосклонность к самоуничижению. Кроме того, члены семьи и друзья депрессивногопациента могут способствовать его излечению, выступая в качестве представителейсоциальной реальности и помогая пациенту проверять достоверность его негативныхмыслей и идей. Если же отношения пациента со значимыми другими серьезнонарушены и являются одним из факторов, усугубляющих депрессию, то в это случаеможет быть назначена та или иная форма супружеской или семейнойтерапии.

Следует, однако, подчеркнуть, что не вседепрессивные пациенты одинаково восприимчивы к воздействию значимых других. Внекоторых случаях даже самые благоприятные средовые влияния оказываютсябессильными перед неумолимым течением депрессии.

Превалирующая роль когнитивных факторов вдепрессии.

Нам представляется крайне важным вопрос ороли когнитивных факторов в депрессивном синдроме. Шрайбер (Schreiber, 1978)предлагает рассматривать негативные искажения наравне с аффективными,мотивационными, поведенческими и вегетативными симптомами просто как одно изпроявлений депрессии. На самом деле многие современные авторы видят в депрессииисключительно аффективное расстройство, полностью игнорируя ее когнитивныеаспекты.

Мы полагаем, что для того чтобы осмыслитьчрезвычайно разнообразные проявления депрессии, необходимо проследитьлогические взаимосвязи между ними. Поясним эту мысль следующимпримером.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.