WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

Антидепрессанты и нейролептики

к.м.н. А.Ю.Магалиф,

старший научный сотрудник Московского НИИ психиатрии

Лекция 24 октября 2001 года

Я думал, что по нейролептикам будет отдельное сообщение, но поскольку это объединено в одну лекцию, я основную часть посвящу антидепрессантам, а по нейролептикам - затрону главные моменты.

Итак, антидепрессанты. Их еще называют “психоаналептиками”, т.е. “активирующие психику препараты”. Какова историческая роль антидепрессантов С моей точки зрения, из всей группы психотропных препаратов антидепрессанты имеют больший удельный вес. Я сейчас попытаюсь сформулировать, почему.

Первое, что сделали антидепрессанты в психиатрии - позволили нам “проанатомировать”, глубоко исследовать сложные психотические синдромы. В первую очередь, это синдромы, включающие в себя аффективные расстройства. Дело в том, что после лечения нейролептиками, редукции бреда, галлюцинаций возникало состояние вялости, апатии, которое месяцами воспринималось как апато-абулический дефект. И вдруг после назначения антидепрессантов оказалось, что это не дефект, а затяжная депрессия. Я никогда не забуду, как удивлялись врачи-психиатры старшего поколения (по отношению к нам, тогда молодым), когда эти инвалидизированные больные вдруг оживали, поправлялись настолько, что трудно было сказать, что они вообще были больны. Оказалось, что антидепрессанты могут влиять на такие сложные для терапии явления как психопатоподобное поведение. У детей и подростков в основе психопатоподобного поведения часто лежит депрессия. Детские и подростковые депрессии чаще всего проявляются в психопатоподобном поведении. Антидепрессанты позволили сгладить эти состояния. Также и при психопатоподобном поведении у взрослых. Я никогда не забуду своих впечатлений от того, как я первый раз попал на спектакль по пьесе А.П.Чехова “Иванов”. Это одна из самых загадочных пьес Чехова. Все психологические трактовки поведения главного героя непонятны: почему он мучает людей, почему сам мучается, почему пьет Когда я посмотрел, то увидел: “Это же маниакально-депрессивный больной!” Чехов, благодаря своей гениальности, и актеры (первый раз я видел Е.Леонова, а второй раз - И.Смоктуновского), по- видимому, интуитивно, совершенно гениально сыграли варианты депрессии. Леонов играл гневливую депрессию, а Смоктуновский - тоскливую, меланхолическую депрессию. Я даже подумал, что надо рекомендовать молодым психиатрам этот спектакль, чтобы они увидели, как больные живут в затяжной, хронифицированной депрессии, когда все его поступки зависят от неё. На депрессии же примерно в 20% случаев базируется и вторичный алкоголизм. Если не применять антидепрессанты, то алкоголизм не вылечить. Также, соответственно, и токсикоманию и наркоманию.

Второе, что сделали антидепрессанты: усилили возможности амбулаторного лечения психически больных. Антидепрессанты внедрились очень широко и в психотерапию. Фактически, сейчас редко грамотные врачи-психотерапевты обходятся без тех или иных антидепрессантов. Антидепрессанты позволили психиатрии широко влиться в соматическую медицину. Оказалось, что 30% больных с не установленными диагнозами, по сути дела, - наши больные. Во всем мире сразу, где-то в 70-х годах, появился диагноз: “маскированная депрессия”, “ларвированная депрессия” (от фр. lauvraut - “маска”), где на первом месте была не ясная соматическая патология: как правило, вегето-сосудистые дистонии (ВСД), алгические синдромы и пр. Несчастные больные ходили от врача к врачу, им делали даже диагностические лапоротомии, стоматологи выдирали здоровые зубы и т.д. Потом, когда от них все открещивались, они попадали к психиатрам и становилось ясно, что за всеми этими соматическими масками находится депрессия. Начинали давать антидепрессанты и больной поправлялся. Эти маскированные состояния занимают большое место в соматической медицине, и роль антидепрессантов здесь очень велика. Антидепрессанты работают таким образом, что оказывают действие не только на центральные, но и на периферические механизмы, поэтому они применяются и при лечении ВСД, и при бронхиальной астме, и при различных неврологических заболеваниях, при синдроме раздражения толстого кишечника, при пептических язвах, нервной анорексии или, наоборот, булимии, при энурезе и т.д.

Последнее: антидепрессанты: позволили уточнить механизм депрессии. По сути дела, только когда появились антидепрессанты, стало понятно, каков интимный механизм депрессии и, соответственно, какие препараты нужно изобретать дальше.

Когда появились психотропные препараты, то начался бум создания новых лекарств. Психофармакология как с цепи сорвалась; она стала наверстывать упущенное, так как раньше у психиатров практически не было активных лекарств. Началась эра психофармакологии. Буквально каждый год появлялись все новые и новые лекарства. И к настоящему времени в мире существует более 80 антидепрессантов с оригинальными названиями (как я выражаюсь - с “девичьими фамилиями”), а уж “замуж” они выходили многократно. Если их всех сложить, то получатся сотни. Попробуйте определить, какое лекарство нужно применять По образному выражению академика М.Д. Машковского (это наш ведущий фармаколог, по справочникам которого учились и работали несколько поколений врачей) “наступила эра джунгли-терапии”. Лучше не скажешь! Россия сейчас как пылесос, как воронка: она втягивает препараты со всего мира. В западных странах, в Америке - предпочитают лечить только своими лекарствами. А в России поступают препараты со всего мира. Иногда видишь препарат, который активно лоббируют, проталкивают, конечно, а оказывается, что он давным-давно известен, только здесь у него какое-то экзотическое название. Поэтому, надо знать принцип действия лекарств и тогда будет легко выбрать то, что необходимо.

Я хочу построить сегодняшнюю лекцию именно по этому принципу. Для того, чтобы понять механизм работы антидепрессантов, мы должны понять нейрохимический механизм самой депрессии.

Сначала несколько слов о норме. Мозговая клетка называется нейроном. Нейроны общаются между собой. Бывает так, переходя один в другой, общаются с соседями. Как они общаются Они общаются через устройство, которое называется синапсом (демонстрируется схема синаптической передачи). Синапс состоит из трех основных частей: пресинаптическая мембрана, постсинаптическая мембрана и расстояние между ними - синаптическая щель. Что здесь есть еще В пресинаптической части нейрона имеются микроскопические пузырьки, которые заполнены нейромедиаторами (т.е. посредниками). Какими Они известны. Это дофамин, норадреналин, адреналин, серотонин и ацетилхолин. Бывают нейроны только с одним нейромедиатором, а бывают - с полным набором. Как работает синапс По нейрону идет информация, электрический сигнал; он доходит до синапса и возбуждает пресинаптическую часть. При этом лопаются пузырьки и нейромедиаторы выливаются в синаптическую щель. У каждого нейромедиатора имеется свой приемник (рецептор), который сидит на постсинаптической мембране. Для дофамина - свой, для серотонина - свой. Нейромедиатор воздействует на эти рецепторы, они раздражают суперчувствительную постсинаптическую мембрану и она передает сигнал в следующий нейрон..

Если оставить в синаптической щели все нейромедиаторы, то тогда они так и будут раздражать рецепторы, возникнет перевозбуждение мембраны, что очень плохо скажется на состоянии: у больного возникнет психическое возбуждение, будут сложности с сердечно-сосудистой системой и т.д. Надо их убрать после того, как они воздействовали на рецепторы. Каким образом они убираются Пресинаптическая мембрана их захватывает, и в ней они уничтожаются, происходит окислительное дезаминирование. Кто это делает Фермент моноаминооксидаза. Это цикл работы синапса: сигнал - освобождение нейромедиаторов - воздействие на постсинаптическую мембрану - захват обратно в пресинаптическую мембрану - уничтожение. Далее приходит такой же следующий цикл и т.д. Это - норма.

По каким-то непонятным причинам постсинаптические рецепторы становятся малочувствительными. Соответственно, малочувствительной становится и постсинаптическая мембрана. Возможно, это происходит и потому, что теряют активность сами нейромедиаторы. А может быть и то, и другое; это пока не совсем ясно. Но факт остается фактом: не возбуждается постсинаптическая мембрана. И тогда происходит торможение передачи сигнала с одного нейрона на другой. Результат - депрессия. Когда мне надо объяснить больному механизм депрессии, я иногда пользуюсь таким психотерапевтическим сравнением. Я говорю: «Представьте, что работает электронный прибор. Импульс бежит по проводничкам и, с одного проводничка перескакивает на другой. Потом между ними возник окисл. Свободно импульс уже не бежит, и прибор начнет работать с помехами. Примерно то же самое происходит в центральной нервной системе. Что надо сделать, когда возникнет окисл Зачистить контакты. Роль наждачков выполняют антидепрессанты».

Два первых антидепрессанта появились в 1957 году почти одновременно. Первый препарат назывался ипраниазид (ипразит), сильный ингибитор моноаминооксидазы (МАО). При обратном захвате нейромедиатор не уничтожался. Препарат оказался сильным антидепрессантом, но при этом очень токсичным и быстро сошел на нет. Второй препарат - имипрамин, который потом получил название мелипрамин, широко применяющийся до сих. Он ингибировал обратный захват нейромедиаторов. Его нашли случайно. Создавали новый нейролептик, производное фенотиазина; основное ядро которых состояло из трех бензольных колец. Изменили только один компонент в химической формуле и оказалось, что это не нейролептик, а антидепрессант. Фармакологи вцепились в это дело, и пошло-поехало.

Следующим препаратом был амитриптилин, тоже трициклическое соединение. Мелипрамин, амитриптилин оказались мощными антидепрессантами, которые до сих пор являются среди них главными. Они блокировали реаптейк (обратный захват) всех нейромедиаторов приблизительно равномерно. Но оказалось, что эти препараты, обладая мощным антидепрессивным действием, вызывали одновременно и довольно сильные побочные явления. Что больше всего беспокоило больных и врачей Атропиноподобное действие: сухость во рту, нарушение зрения, задержка мочеиспускания, нарушение перистальтики кишечника, сонливость. Больные переносили эти препараты тяжело. Все это за счет холинолитического эффекта. Пояснение: если вы увидите на конце структурной формулы психотропного препарата две СН3 группы, знайте, что он обязательно имеет холинолитическое действие и будут побочные эффекты. Даже если будет одна группа - все равно будут такие эффекты.

Тогда решили освободиться от них. Взяли и отняли у мелипрамина СН3 группы. Получился препарат петилил (дезаминированный мелипрамин). Но сразу же упало его антидепрессивное действие. Оказывается, побочное действие - это приоритет сильного препарата. Такой уж свойство: или одно, или другое.

После того, как появились эти два препарата, фармакологи, по заказу врачей, стали искать лекарства, которые бы были сильными антидепрессантами, но при этом не имели бы побочных действий. Так стали появляться другие антидепрессанты.

Группа препаратов, ингибирующих МАО, делится на обратимые и необратимые (в инструкции к ним об этом всегда написано: необратимый ингибитор МАО или обратимый ингибитор МАО). Дело в том, что если заблокируется моноаминооксидаза необратимым ингибитором, то нужно потом ждать 2 недели, пока этот фермент опять появится. Фармакологи говорят, что деново фермент появляется. А если препарат не пошел. Надо теперь ждать 2 недели и нечем лечить. А почему нечем лечить Вначале пробовали скомбинировать ингибитор МАО и ингибитор обратного захвата - получили смертельные осложнения, потому что потенциировались два действия. Трициклики блокировали обратный захват медиаторов, а ингибитор МАО блокировал их разрушение. Возникало гипервозбуждение постсинаптической мембраны, а поскольку это происходит не только в ЦНС, но и во всем теле, появились тяжелые сердечные осложнения. Так возникло железное правило, запрещающее совмещать эти препараты. Поэтому, если не пошел необратимый ингибитор МАО, а состояние больного требует назначение препаратов другой группы, то приходится ждать 10-14 дней, что очень неудобно. Тогда стали искать обратимые ингибиторы моноаминооксидазы. И нашли. Что из себя представляет обратимый ингибитор Он «придавит» моноаминооксидазу и «отпустит». Его действие измеряется часами, может быть днями. Какие есть препараты этой группы У нас, в свое время, был отечественный препарат пиразидол. Мы долго с ним работали, но он вдруг раз - и исчез (после распада Советского Союза). И сейчас из обратимых ингибиторов МАО существует только аурорикс.

Итак, первое поколение, включающее в себя препараты, о которых я сказал, а также ряд других: анафранил, петилил, коаксил и др. Второе поколение: обратимые ингибиторы МАО. Фармакологи присоединили еще одно бензольное кольцо к трицикликам - получились тетрациклические антидепрессанты и препараты другой химической структуры: тразадон, леривон (миансерин), мапротилин (людиомил), кофедрин. Это все препараты второго поколения. Потом стали думать, а какой же все-таки нейромедиатор главный в депрессии Решили - серотонин. Надо сделать такой препарат, который заблокирует только обратный захват серотонина. Сделали. И сейчас антидепрессанты третьего поколения, в основном ингибиторы обратного захвата серотонина. А остальные нейромедиаторы такой препарат затрагивают мало. Что получилось Получилось неплохо: мало побочных явлений. Но и препараты не такие уж мощные: флуоксетин (прозак) (им, кстати, очень долго лечилась принцесса Диана). И вы своим больным в психотерапевтических целях можете говорить: “Я вам назначаю лекарство, которым лечилась принцесса Диана”. Этот препарат имеет несколько названий: прозак, апофлуоксетин, портал, продеп, профлузак. Известный антидепрессант той же группы паксил, флувоксамин, циталопрам (ципрамил), золофт.

Четвёртое поколение находится в развитии идет по пути усиления селективности реаптейка, чтобы стойко блокировать какой-то один нейромедиатор.

Очень важно в действии антидепрессанта такое понятие как “терапевтическое плато”. Дело в том, что лекарство не всегда начинает работать сразу, как только его дали. Должна накопиться определенная доза. У трициклических антидепрессантов (мелипрамин, амитриптилин, анафранил) плато достигается иногда ко второй неделе. Больному можно сказать: “Потерпите, создастся определенная концентрация препарата, тогда будет и результат. Сначала привыкните к лекарству”. И действительно, он начинает проявляться где-то к концу второй недели.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.