WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 38 |

Чрезмерная смертность среди детей уменьшаетпочти на четверть нашу рождаемость. Но чем объясняется эта смертностьБедностью Нет; тем, что в большинстве департаментов кормилицы плохо ухаживаютза детьми, выкармливают их на зловредных рожках и освобождены от всякогонадзора. Чтобы противодействовать этой варварской беспечности, Руссель провел в1874 г. превосходный закон: но он не был сделан обязательным. Отсюда произошлото, что он соблюдается лишь в некоторых департаментах; большинство же ихпоступают так, как будто бы его и не существовало. В первых детская смертностьуменьшилась на две трети; во вторых она по-прежнему ужасающих размеров. Думаетели вы, что такая смертность царит лишь на окраинах, в гористых областях иотсталых кантонах Нет, она встречается вблизи центра. Париж ежегодно высылаетиз своих стен до 20.000 новорожденных, которые остаются, в среднем, около двухлет вдали от своих родителей; таким образом до 40.000 маленьких парижанпостоянно нуждаются в защите. Те из них, которые отдаются на воспитание вСенский департамент, пользуются покровительством закона Русселя, за исполнениемкоторого наблюдает полицейская профектура; но до 30 или 35 тысяч их, отсылаемыев более отдаленные департаменты, попадают в царство административной спячки ивследствие этого мрут. В департаменте Эры-и-Луары, где в 1895 г. 3.400 этихпарижских детей значились в охранительных списках, 390 были возрастом от одногодня до четырех месяцев; из этого числа умерло 253, т. е. 64%. Если бысоблюдался закон Русселя, умерших было бы менее. Если бы, как требует этогомедицинская академия, закон Русселя применялся всюду, где это нужно, было быспасено ежегодно приблизительно около 150.000 младенцев.

Неужели мы так богаты людьми, что можемуничтожать столько детских жизней Неужели этот вопрос не достоин вниманиянаших великих людей палаты депутатов44 Детская смертностьособенно свирепствует в фабричных городах. Как показал Шейссон, это зависитотчасти от того, что женщины слишком рано принимаются за работу после родов.Следуя прекрасному примеру, поданному в Мюльгаузене Жаном Дольфусом,значительное число хозяев выдают теперь своим работницам субсидии, спасающиеодновременно и мать, и ее ребенка и позволяющие ей являться в мастерские лишьпо восстановлении своих сил. Повсюду заводятся ясли, обеспечивающиевнимательный уход новорожденным, в то время как их матери заняты работой.Лучшим решением было бы в этом случае конечно такое, при котором женщинаоставалась бы у своего очага, чтобы исполнять обязанности матери и жены; но кнесчастью этому еще противятся экономические условия современнойжизни45. Что касается смертности в городах, то ее двумя главнейшимифакторами являются нездоровые жилища и алкоголизм. "Лачуга, — говорил Жюль Симон, — поставщик кабака". Улучшениенародных жилищ всегда сопровождается уменьшением смертности. В новых домахПилоди в Лондоне смертность детей упала почти на половину ниже своей среднейцифры; в Бирмингаме, при средней смертности для всего города в 2,4%, онапонизилась до 1,5% для жильцов Metropolitan Society. "Лишь только смертность вкаком-нибудь квартале или уголке английского города превысит известный процент,— говорит Шейрон,— городские властиприходят в движение и путем установленной законом процедуры добиваютсяразрушения старых домов в этой части города".

Остается рассмотреть последнее средство дляувеличения нашего народонаселения: натурализацию. Этим путем, как и уменьшениемсмертности, можно было бы многое выиграть. Мирная инфильтрация иностранцевпредпочтительнее военного нашествия. Если мы не можем населить Франциюфранцузами, то лучше населить ее иностранцами, чем оставить ненаселенной ибезоружной. Без сомнения, слишком быстрый прилив новых элементов имеет своинеудобства этнического и даже физиологического характера (как мы видели выше);но дело значительно меняется при медленной инфильтращи; ее хорошие последствияпревышают дурные в стране, которой угрожает массовое обезлюдение. Нам нужныпрежде всего люди, работники и солдаты.

В конце концов, закон Спенсера,противополагающий индивидуацию, особенно интеллектуальную, плодовитости,содержит в себе значительную долю истины. Но он указывает лишь на одну сторонувопроса. Движение народонаселения определяется не одной причиной, а сложнымсоотношением между тремя факторами: 1) индивидуальностью; 2) обществом иличеловеческой средой; 3) средствами существования, доставляемыми естественнойсредой. Нормальный прирост населения предполагает равновесие между силамииндивидуации, силами обобществления и силами производства. Когда слишкомразвивается индивидуальная жизнь, без соответствующего развития коллективной,рост населения падает ниже нормы, если только естественная среда не доставляетв изобилии орудий труда и средств существования и не обращается таким образом всвоего рода специальный общественный фонд, широко открытый для всех. Последнееусловие невозможно в наших старых и переполненных странах; в них крайняяиндивидуация, ничем не уравновешиваемая, приводит к личному или семейномуэгоизму, угрожающему иссушить источники коллективной жизни. Следовательно,необходимо поднять уровень общественной жизни; а для этого необходимыобщественные меры. В этом смысле вопрос о народонаселении является неисключительно экономическим, а социальным, так как он разрешается соотношениеммежду индивидуальными и общественными двигателями, причем последние должныполучить перевес. Сами мораль и религия являются средствами вызвать виндивидууме соответствующую долю коллективной жизни; там же, где этихвнутренних средств оказывается недостаточно, приходится прибегать к внешним илисоциальным мероприятиям. Последние несомненно очень трудно осуществимы итребуют крайней осторожности; но осторожность — не значит равнодушие. Что делаеммы в настоящее время для борьбы против уменьшения роста нашего населения,угрожающего самому отечеству и составляющего, вместе с алкоголизмом, величайшуюиз всех национальных опасностей, так как она касается существования имогущества нации Ничего, абсолютно ничего. Мы стоим с опущенными руками переднадвигающейся на нас лавиной. Такая апатия настолько же преступна, наскольконелепа. Нет ни одного политического, ни даже экономического вопроса, которыймог бы сравняться по важности и неотложности с вопросом, всецело резюмирующимсяв выражении: primo vivere (прежде всего будем жить). Утверждать, что мынаходимся в периоде фатального вырождения, — значит обнаруживать, хотя бы и вученой форме, глубокое неведение бесконечной сложности и неизмеримости подобнойпроблемы. Кроме того, это значит становиться на точку зрения, крайне опаснуюдля страны, перед глазами которой ее собственное будущее рисуется таким образомв самых мрачных красках. Но, с другой стороны, оставаться пассивными, верить вкакую-то счастливую звезду, которая без содействия нас самих должна обеспечитьсудьбы отечества, —значит забывать, что отечество таково, каким его делают его дети. Другие нациидалеко опередили нас, и нам не следует слишком медлить, чтобы снова занятьпрежнее военное, политическое и промышленное положение. Хорошие законы, имеющиецелью повышение рождаемости и справедливое распределение общественныхповинностей между семьями, вызвали бы не одни материальные последствия; они,как мы видели, оказали бы также моральное воздействие, влияя на общественноемнение и на нравы. В современных обществах, все более и более усложняющихся,нравы и законы —одинаково необходимые факторы и взаимно действуют друг на друга: это как быжизненный круговорот, все фазисы которого необходимы для коллективногоорганизма.

Глава третья. Алкоголизм вофранции.

I. Где то время, когда Иоганна Шопенгауэрписала: "нет нации трезвее французской. В Германии простолюдин нуждается поменьшей мере в пиве, табаке и кегельбане, чтобы ощущать праздник. Во Франции— ничего подобного.Прогуливаться среди толпы в праздничной одежде с женой и детьми или с милойподругой, раскланиваться с знакомыми, быть изысканно-вежливым с женщинами (ибоздесь женщина — все),преподносить цветы той, кого предпочитает сердце, и получать в наградублагосклонный взгляд, вот все, что нужно французу, чтобы быть счастливым, какбог". Было много споров по поводу возрастающего алкоголизма во Франции.Оптимисты указывают, что пьянство существовало среди современников Шекспира,как и среди современников Расина и Буало, по свидетельству герцога Сен-Симона.По сравнению с дворянством и буржуазией того времени, говорят нам, нашисовременные буржуа —образцы трезвости и умеренности. Допустим; но народ Как отрицать ужасающеераспространение среди него алкоголизма На это отвечают, что алкоголь действуетотупляющим и разрушающим образом на потомство тех, которые злоупотребляют им, ичто в конце концов останутся лишь одни незлоупотребляющие. Может быть; но, вожидании этого, общество наводнено алкоголиками и сыновьями алкоголиков, укоторых родительское наследие проявляется эпилепсией, туберкулезом и другимиболезненными изменениями, часто заразительными. Население Вогезов и Нормандиикогда-то славилось своей силой и ростом; ныне рекрутские комиссии констатируюттам быстрое уменьшение роста и силы; они не без основания приписывают этотрезультат необычайному развитию пьянства не только среди мужчин, но и средиженщин. Мы не видим, чтобы алкоголь оказывался в этом случае, согласно мнениюнекоторых утопистов-докторов, полезным фактором подбора.

С социологической точки зрения, историяалкоголизма может быть разделена на три периода, хорошо определенные Легрэном.Первый охватывает те времена, когда во Франции употреблялись лишь естественноперебродившие напитки. В эту эпоху "пьянство было скорее исключением, нежелиправилом". Мужчина, "более придерживавшийся чистой воды, чем это думают", пилтолько вино, когда он отклонялся от своего обычного режима. Это вино, заисключением некоторых областей, было "с небольшим содержанием алкоголя", и надобыло поглотить огромное количество жидкости, чтобы почувствовать опьяняющеедействие. С другой стороны, излишнее и даже умеренное питье вина было скорее"периодическим", чем постоянным; употребление вина еще не признавалось первойнеобходимостью; многие охотно обходились без него; следовательно этоупотребление было весьма ограниченным, и люди не считали себя в смертельнойопасности от того, что пили воду. По всем этим причинам, случаи хроническогоалкоголизма, когда они существовали, обнаруживались поздно, в том возрасте,когда воспроизводительные способности ослабевают, и человек уже не оставляетпотомства. В период образования семьи мужчина был тогда в полной силе, и егодети рождались незатронутыми наследственным пороком. Вот господствующий факт вистории древнего алкоголизма. Его жертвы оставались "изолированными", и злобыло всегда "индивидуальным".

Второй период начинается около временвеликого революционного движения и заканчивается "появлением на торговой ипромышленной сцене настоящих спиртных напитков", Возникает "новый общественныйорган" — кабак.Вначале он был скорее следствием, чем причиной ложной потребности в спиртномвозбуждении; но мало-помалу, удовлетворяя ее, он ее разжигает, увеличивает и вконце концов делается могучей причиной зла. Легрэн резюмирует этот второйпериод, говоря, что он характеризуется введением в общее употребление спиртныхнапитков. С этого именно времени возникает предрассудок, что спиртные напиткигигиеничны и необходимы для человека, что гражданину, живущему в современномобществе, невозможно обойтись без них. Это заблуждение породило "бедствия".Ложная идея, узаконивающая порок и возведенная в принцип, как говорит Кант,самая заразительная и опасная из идей-сил.

Третий период — период алкоголизма в настоящемзначении этого слова; "спиртной алкоголизм сопровождает винный". Вино вошло вобычное потребление; "это уже не случайный напиток, а как бы одно изпитательных веществ". Тогда призывается на помощь промышленность. Пускаются вход все вещества, способные к спиртовому брожению. Если второй периодхарактеризовался введением в общее употребление спиртных напитков, тосовременный период характеризуется усилением отравления благодаря этим новымвеществам и распространением этого отравления. Таким образом "изиндивидуального алкоголизм сделался коллективным". Алкоголизм наших отцовпредставлял собой изолированное зло, не имевшее серьезных последствий; это былаиндивидуальная болезнь; современный алкоголизм — это "болезнь целого вида, это— национальноезло".

Мы думаем, что эта картина совершенно точнорисует положение с точки зрения национальной психологии и социологической. Внастоящее время по количеству потребляемого в чистом виде алкоголя Франция,помещаемая на втором месте, заняла бы первое, если бы принимали во вниманиеперегонку спирта из виноградного сока, о которой всегда забывают и котораяпроизводится во Франции в больших размерах, чем где-либо. Если принять этопроизводство за пятую часть всего, то потребление чистого алкоголя достигает воФранции пяти с половиной литров на человека (11,5 литров водки в 50% против9,52 литров, приходящихся на человека в Бельгии).

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.