WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 38 |

В занимающем нас вопросе был выдвинут насцену еще один факт: влияние католического духовенства. Одни видят в нем агентабесплодия, другие —плодовитости. По мнению первых, учение римской церкви, рассматривающеерелигиозное безбрачие мужчин и женщин как высшую добродетель, содействуетуменьшению числа браков. "Бельгийская статистика показывает, — говорит Секретан, — что самая слабая рождаемостьзамечается среди населения, наиболее подчиненного влиянию духовенства. ВоФранции бретанское население плодовито не потому, что оно клерикально, апотому, что оно невежественно и бедно. Это доказывается тем, чтосвободомыслящий пролетариат городов также очень плодовит. Отсутствиепредставлений о загробном мире не вредит рождаемости. Для всех сомневающихсяжелание бессмертия может быть удовлетворено лишь в форме потомства. Это, какговорил Наполеон, единственное средство избегнуть смерти". В подтверждениеэтого чрезмерно преувеличенного положения ссылаются еще на тот факт,допускающий очень различные толкования, что в Париже наибольшей неподвижностьюотличается народонаселение религиозных, но богатых кварталов. Согласимся преждевсего, что вместе со многим хорошим мы обязаны католицизму также и многимдурным. Католические страны производили внутри себя вредный подбор, благодарязлоупотреблению безбрачием и нетерпимости. Безбрачие мешало оставлять потомствонаиболее религиозным, наиболее глубоко и страстно верующим индивидам; такимобразом католицизм сам исторгал из своих недр большую часть своих высшихэлементов, свое избранное меньшинство святых и идеалистов. Этот процесссравнивали с проектом некоторых криминалистов, желавших уничтожитьпреступность, препятствуя преступникам оставлять потомство. Буддизм почти погибв Индии, благодаря косвенному влиянию колоссального развития аскетизма,продолжавшемуся в течение долгого периода. Действуя против своего собственногоизбранного меньшинства, католицизм в то же время истреблял другие энергичныеумы и характеры, склонявшиеся к независимости мнений, ереси и страстномуневерию, которое само очень часто является формой религиозного энтузиазма.Испания, как это показал Гальтон, с особой энергией предавалась этой кровавойоперации, лишавшей ее лучших органов. Франция, благодаря религиозным войнам иотмене Нантского эдикта (как позднее путем революции), истребила или выгнала заграницу драгоценные умственные элементы, энергические характеры ипреисполненные верой души. Не разделяя утверждений некоторых дарвинистов, чтонаш настоящий индифферентизм и скептицизм объясняются этим двойным,продолжавшимся целые века устранением верующих католиков и не-католиков,— так как развитиефилософии и наук также должно быть принято во внимание, — нельзя не признать однако, чтокатолицизм усердно трудился над своим собственным прогрессивным падением иуничтожением. Присоедините сюда его стремление материализировать культ, придатьвнешний характер религиозному чувству, сделать формальной религию, все значениекоторой в ее внутренней основе, и вы поймете, что целым рядом этих подборов вобратную сторону противники язычества достигали того, что все более и болееобращали в язычество католические страны. Самыми поразительными примерами этогослужат Италия и Испания; но даже и Франция не избегла подобнойучасти.

В самом деле, во всех европейских странахотносительное число католиков уменьшается в пользу евреев и протестантов. Взявна удачу цифры одной переписи, доктор Ланьо констатировал, что во Францииприращение католиков, протестантов и евреев выразилось следующими цифрами0,33%; 1,10%; 2,27%. В Пруссии вычисления, произведенные за большие промежуткивремени дали те же результаты. Загляните в Готский Альманах, и вы убедитесь,что каждая перепись указывает на относительное уменьшение немецких католиков. В1871 г., в Германии приходилось на 1000 жителей 362 католика; в 1890 г. ихоказалось уже только 357. То же самое подтверждается относительно всей Европы:с 1851 по 1864 г. ежегодное возрастание числа католиков определялось в 0,48%,тогда как возрастание числа протестантов и евреев равнялось 0,98% и 1,53%. Этицифры относятся между собой, как 1 к 2 и 3,3. "Невозможно допустить,— говорил когда-тоМонтескьё, — чтобыкатолическая религия просуществовала в Европе еще пятьсот лет. Протестантыбудут становиться более богатыми и могущественными, а католики — более слабыми".

Несмотря на это, мы не можем согласиться смнением, что в вопросе о народонаселении католические верования не оказывали ине оказывают до сих пор благотворного влияния. Известно, что католическоедуховенство грозит проклятием семьям, добровольно ограничивающим число своихдетей. То же самое впрочем следует сказать и о протестантстве. Но почему же втаком случае, спрашивают нас, у католиков оказывается менее детей, чем упротестантов Мы думаем, что в числе других причин это объясняется и тем, что,несмотря на свои формальные запрещения, католическая религия насаждает внастоящее время менее суровую мораль. Под влиянием мысли, что достаточноотпущения греха, полученного рано или поздно на исповеди, практикуются всякогорода сделки с совестью. Часто также религия мужа более поверхностна иформальна, нежели у жены, и последняя в конце концов пассивно подчиняется волеглавы семейства. Впрочем ресурсы католической казуистики неисчерпаемы; один изних заключается в молчании и закрывании глаз. Школа Леплэ сильно обвиняла нашизаконы о наследстве, которые, говорит она, применяясь систематически в течениеста лет, подорвали родительскую власть, разрушили семейный очаг, ослабили всесемейные узы. Эта причина, по словам сторонников этой школы, оказывает своевлияние преимущественно на миллионы наших мелких сельских собственников; междутем именно деревни, а не города, во все времена и во всех странах производятдостаточное число жизней, чтобы возместить общие потери нации. Этот источникослабляется боязнью раздела после смерти, рассеивающего небольшое и с такимтрудом приобретенное имущество.

В этих обвинениях много справедливого. Отцусемейства удается, путем долгого труда, основать торговый дом или земельнуюсобственность и обеспечить их, так сказать, органическое единство, частоявляющееся условием прочного благосостояния. После его смерти вмешиваетсязакон, обязывающий семью произвести продажу при условиях, неизбежно понижающихцену имущества, и составляющий настоящее посягательство на собственность,своего рода нарушение личного права и косвенный грабеж. Если ни у кого из детейне оказывается достаточно денег, чтобы выкупить отцовское имущество, последнеепереходит в чужие руки или же, разделенное на сравнительно жалкие части,бесследно исчезает, причем значительная доля его достается нотариусам, стряпчими судьям. Как назвать это вторжение государства Неужели думают, что такойгрубой революционной мерой охраняются права отца или даже детей Единственноесредство для отца семейства обеспечить нераздельность своего имущества— иметь единственногосына. Вот его защита против государства, и в конце концов государствооказывается побежденным. Отец обходит закон об обязательном разделе, упраздняямладших сыновей. "Старый порядок, — говорит Виэль Кастель, — создавал старших сыновей;настоящий порядок создает единственных37". "Крестьянин, — говорит со своей стороны Гюйо,— так же не допускаетдробления своего поля, как дворянин — отчуждения замка своих предков.Оба предпочитают скорее коверкать свои семьи, чем свои владения".

В России периодический передел землипроисходит или по душам мужского пола, или по дворам. Сразу же видно, говоритАнатоль Леруа-Больё, что эта система раздела способствует увеличению населения.Каждый сын, явившийся на свет или достигший известного возраста, приносит семьеновый клочок земли. "Вместо того чтобы уменьшать отцовское поле дроблением его,— замечаетЛеруа-Больё, —многочисленное потомство увеличивает его...". Вследствие этого из всехевропейских стран в России совершается наиболее браков и последние наиболееплодовиты. Даже во Франции, там, где закон не может оказывать влияния наотцовские расчеты, замечается обилие детей. Так бывает часто (но не всегда)среди пролетариата, которому нечего делать и который не тревожится мыслью оразделе. Так бывает среди рыбаков, эксплуатирующих море, не подлежащее разделу.Напрасно пытались объяснить их плодовитость употребляемой ими пищей: здесь мытакже имеем дело не с физиологическим, а с общественным явлением. "Рыбаки,— говорит Шейссон,— имеют много детей,потому что они могут иметь их безнаказанно, без дробления наследства, и потомучто каждый юнга, как и ребенок русской общины, приносит свой пай38".Гражданский кодекс, направленный против крупной собственности, произвелпоследствия, не предусмотренные якобы непогрешимой мудростью Наполеона."Введите в действие гражданский кодекс в Неаполе, писал он королю Иосифу, ичерез несколько лет все, не приставшие к вам, будут уничтожены; останутся лишьте знатные семьи, которых вы сами сделаете вашими вассалами. Это именно изаставило меня прославлять гражданский кодекс и ввести его в действие" (Письмоот 5 июня 1806 г.). К несчастью, другое последствие, непредусмотренное этимзловещим политиком, заставляет самую многочисленную часть нашего населенияиметь лишь по одному ребенку на семью, что далеко не содействует национальномувеличию. На конгрессе 1815 г. английский дипломат, которому не удалось сузитьнаших границ в желательных для него размерах, воскликнул: "В конце концовфранцузы достаточно ослаблены их законами о наследстве". Сохранилось такжевоспоминание о более недавних и более жестких словах, произнесенных вгерманском парламенте человеком проницательнее Наполеона: "Их бесплодиеравносильно для них потере ежедневно одного сражения; через некоторое времяврагам Франции уже не придется более считаться с ней" (Мольтке).

Влияние закона о наследстве не составляетоднако ни неизменного правила, ни главной причины бесплодия. Во Франции, придействии одной и той же системы, рождаемость далеко не одинакова в различныхдепартаментах; кроме того, существуют страны, как например, Бельгия, Дания иприрейнская Пруссия, где та же часть наследства, т. е. лишь четверть его,предоставлена законом на усмотрение завещателя и где рождаемость доходит до31—39 рождений на1000 жителей. Левассёр, в третьем томе своей книги Population francaiseприводит таблицу 11 государств и провинций, в которых закон не дозволяетзавещателю свободно распоряжаться по крайней мере половиной наследства и вкоторых тем не менее рождаемость сильнее французской. Но из того, что действиекакой-либо причины нейтрализуется другими причинами, еще не следует, чтобы онане оказывала своего влияния. Во многих странах хотя и принят наполеоновскийкодекс в его целом, но значительно увеличена свобода завещателя. В Италии онможет располагать половиной своего имущества, как бы ни было велико числодетей. В великом герцогстве Баденском и части левого побережья Рейна обычайпередавать наследство в распоряжение одного лица с обязательством денежнойвыплаты другим наследникам дает возможность избегать разделаимущества.

Главная причина, стремящаяся ограничитьрождаемость, была, как мы думаем, вполне выяснена Гюйо; она заключается в ещеотносительно недавнем упрочении капиталистического режима. "Капитал, в егоэгоистической форме, — говорит Гюйо, — враг увеличения населения, потому что он враг раздела, а всякоеумножение людей более или менее сопровождается дроблением богатств".Своекорыстная или бескорыстная предусмотрительность, вот к чему сводится вконце концов причина, сдерживающая рождаемость. Каковы бы ни былиэкономические, моральные или социальные условия, вызывающие этупредусмотрительность, но действует всегда именно она; а эта причина, что бы ниговорила школа Маркса, психологического характера; даже более: двигателем, вконце концов, является интеллектуальный мотив. Сравните рождаемость городов срождаемостью деревень в средних классах. При полевых работах ребенок может быть"естественным и желательным сотрудником"; это — лишняя "пара рук, не стоящаяпочти ничего и могущая принести большую пользу". В городах, напротив того,воспитание стоит дорого39. Малодостаточные семьиудручаются не столько прямыми, сколько косвенными налогами: таможеннымипошлинами, заставными пошлинами, пошлинами на сахар и другие предметы народногопотребления; а эти пошлины возрастают для семьи пропорционально числу детей.Для семьи из мелкой буржуазии, существующей на несколько тысяч франков,зарабатываемых отцом, второй ребенок часто уже вносит стеснение в хозяйство, атретий — бедность.Кроме того большие города значительно облегчают холостую жизнь. Тацит замечает,что законы Юлия и Паппия не увеличили ни числа браков, ни числа детей, потомучто были "слишком большие выгоды" не иметь их (Анналы, кн. III, гл. XXV). Вновых странах с еще не утилизированной плодородной почвой земледельческоенаселение отличается особой плодовитостью. Увеличение числа рук совпадает там сжеланием обогащения и с потребностью к защите. В наших старых странах дети ужене приносят дохода своим родителям, даже при земледельческих занятиях. Крометого, развитие образования, демократических идей, вкус к роскоши, болееожесточенная конкуренция в различных профессиях заставляют опасаться появлениябольшого числа детей в семье. Во Франции все вакантные места в либеральныхпрофессиях, в сфере преподавательской деятельности, торговли и др. более чемзаняты. Наконец понижение процента, "кризис дохода", делающий более труднымпраздную жизнь на проценты с капитала, также приводит к ограничению числадетей. Настанет несомненно время, когда, как надеются экономисты, детипочувствуют необходимость труда, который, при мужественном отношении к нему,может оказаться спасением для буржуазии; с своей стороны, отцы, привыкнув кмысли, что их сыновья должны сами устраивать свою жизнь, как в СоединенныхШтатах, и перестав считать себя обязанными обеспечивать им привилегированноеположение богатства и праздности, будут освобождены от забот, заставляющих ихограничивать численность своих семей. Но это время еще далеко от нас. Внастоящую минуту дороговизна жизни и понижение стоимости денег вызывают крайнююпредусмотрительность; возрастающее благосостояние само увеличивает потребности,вместо того чтобы насыщать их; потребности возрастают скорее, чем могут бытьудовлетворены. Исчезновение колонизаторского духа (которым Франция обладала впрошлом столетии и которй никогда не покидал Англию с ее густым населением)влечет за собой исчезновение еще одного фактора плодовитости. Наконец, закон овоинской повинности отдаляет браки и, кроме того, отрывает молодых людей отсельских занятий, толкая их в города, где, как мы только что видели, бесплодиевозрастает.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.