WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 38 |

Мариус Фонтан посещает в 1870 г. главнейшиесеверные и восточные города Франции, объезжает поля сражений, записывая своинаблюдения и все слышанное им от других. Он встречает прусских офицеров,восторженно отзывающихся о французах, а особенно одного, который говорит ему:"я должен признать, что вступал в дружеские отношения со всеми семьями, укоторых оставался более недели. Я покинул со слезами на глазах мою последнююквартиру в Нормандии и поддерживаю переписку со многими из моих хозяев. Я живуво Франции девять месяцев и не только не встретил ни малейшей невежливости, но,напротив того, встречаю любезности и внимание всякого рода". В другом месте, вСедане, высший офицер, превосходительство, также с похвалой говорит ему офранцузах и француженках. "Они могут быть болтливы, хвастливы, плохие политики;но они деликатны, умны, мужественны; и в этот раз они храбро сражались. Было бытрудно доказать их физический упадок. Если они действительно распутны, то онибыли такими всегда. А женщины Я вас уверяю, что французская женщина нискольконе упала ни в физическом, ни в нравственном отношении. Большинство из тех, скоторыми я встречался, производили на меня импонирующее впечатление. Кокетки!Но что это значит В них есть что-то пикантное и блестящее; приветствие икомплимент еще имеют для них большое значение; они любят веселье иудовольствия, но наряду с этим они очень хорошо понимают серьезные стороныжизни, трудолюбивы, экономны, религиозны и отличаются хорошейнравственностью".

Известно, как Карл Фохт, отвечая на нападкиМоммзенов и Фишоров, возвысил голос в пользу побежденной Франции в своихПолитических Письмах. "Услуги, оказанные Францией европейской цивилизации дажепри правлении Наполеонов, так значительны, — говорит он, — ее содействие прогрессу икультуре нашего времени настолько необходимо, что, несмотря на все совершенныеею ошибки и на всю ответственность, навлеченную ею на себя, симпатиивозвращаются к ней, по мере того как судьба наносит ей свои удары. Вседекламации нашей прессы по поводу деморализации и нравственной испорченностиФранции, даже ее действительные преступления бессильны против этого: симпатииберут верх и будут брать все более и более... Я говорю себе, что Европа безФранции была бы хилой, что без нее нельзя обойтись и что в случае, если бы онаисчезла, ее должны были бы заменить другие, менее способные играть ее роль. Этифранцузы составляют нечто, и всякий, отрицающий это, вредит самомусебе".

Книга четвертая. Вырождение иликризис.

Глава первая. Влияние существующей формыцивилизации, войн и переселений в города.

Вырождение может быть физиологическим илипсихологическим. В первом случае оно отзывается на темпераменте и органическомстроении, т. е. на условиях жизнеспособности и плодовитости. Существует мнение,что французский народ вырождается в этом направлении. Но, прежде всего, многиеиз явлений, указывающих, по-видимому, на ослабление темперамента или организмафранцузской нации, —лишь усиленное проявление общих последствий, вызываемых у всех народовсовременной цивилизацией, которую, впрочем, также считают общей причинойвырождения. Вместе с возрастающим разделением труда, продуктом промышленного инаучного прогресса, различные функции ума и тела упражняются неравномерно,происходит переутомление или вредная работа в одной части и недостаточноеупражнение или полное бездействие в другой; отсюда и частичное разрушениеразличных органов, общее расстройство здоровья, нарушение равновесия ворганизме, в темпераменте, в характере. Мозг или скорее некоторые его областичасто слишком возбуждены, в то время как остальное тело в пренебрежении. "Вомногих отношениях, —говорит английский физиолог Балль, — воспитание и цивилизацияспособствуют энервации и ослаблению организма, подрывают природные силы издоровье человеческого существа". Алкоголь, табак, чай, кофе, чрезмерныйумственный труд, бессонные ночи, излишества в удовольствиях, сидячая жизнь,искусственное поддерживание существования слабых и многие другие причины вредятв новейшее время органическому строению и темпераменту. Вместе с ростомцивилизации подбор происходит все более и более в пользу ума, а результатомэтого является ослабление в подборе наиболее крепких организмов. Работник,слабый физически, но смышленый и образованный, достигнет лучшего положения; емубудет легче жениться и оставить потомство; напротив того, крепко сложенный иболее сильный работник будет прозябать на низших должностях и часто умретбездетным. Отсюда, по истечении известного времени, нарушение равновесия внародном организме в пользу мозга и в ущерб некоторым свойствам, болееприближающимся к животной жизни. К несчастью эти "животные" свойства являютсятакже основой воли, если рассматривать последнюю с точки зрения количестваэнергии, а не ее качества или направления. Можно следовательно опасаться, чтобыослабление физических сил не повлекло за собой известного упадка моральнойэнергии: мужества, пыла, постоянства, твердости — всего, что зависит от накопленияживой и движущей силы. Ум обостряется вместе с нервами, а воля ослабляется сослаблением мускулов. Тогда необходимо, чтобы сила характера была замененасилой идей; но если к несчастью и в самых идеях царствует беспорядок, то он неможет не отразиться и на поведении.

Как мы уже сказали, во всех цивилизованныхобществах высшее положение и средства жизни обеспечиваются в борьбе засуществование не нормальным строением организма, а часто именно ненормальнымразвитием некоторых специальных способностей, полезных для промышленности,искусства или какой-либо общественной функции. Тогда тот или другой частныйобщественный интерес подчиняет себе физиологический интерес расы, интереснормального строения индивидуума. Нарушения равновесия между различнымиспособностями, развитие одних и атрофия других встречаются повсюду все чаще ичаще, потому что из них можно извлечь непосредственную пользу. Опасность лежитименно в этой полезной стороне; это более отдаленная опасность, но онанесомненна. Существуют условия равновесия, отступить от которых раса не может,не жертвуя, ради потребностей настоящего, своей будущей жизнеспособностью. Еслимы не можем, по совету Руссо, вернуться к лесной жизни, то мы должны по крайнеймере поддерживать телесное здоровье, чтобы иметь здоровую душу. Но к сожалениюмы не то видим в действительности. Условия современной цивилизации не похожи наусловия жизни античных обществ и грозят несомненными опасностями расе. Впрежние времена слабая физическая организация чаще всего влекла за собойустранение потомства; в настоящее время самым хилым и самым недостойныминдивидам предоставлена полная свобода размножаться; кроме того их потомствоограждается всеми способами от естественного вымирания. В конце концов, какзамечают дарвинисты, получается борьба между соперничающими и ничемнесдерживаемыми способностями размножения. Индивидуум, стоящий нравственно вышедругих, все более и более сторонится этой борьбы, предоставляя размножатьсянизшим элементам. Таким образом подбор действует в обратном смысле, в пользувсего худшего.

Прибавим к этому, что наследственностьгораздо успешнее передает дурные приобретенные привычки, нежели хорошие. Онаскорее передает безумие и невроз, чем предшествовавшую им силу мозга. Онаувековечивает и усиливает повреждения в органах цивилизованного человека, как,например, близорукость. "Могучая для зла и медленная для добра", она быстросообщает эпилепсию морским свинкам, но скупо передает приобретения гения.Вследствие этого естественный или искусственный подбор наиболее способныхиндивидов, вопреки всему противодействующему ему в настоящее время, еще надолгоостанется "единственным средством гарантировать расу от возрастающегостремления к вырождению, которое в конце концов поглотило бы все выгодыцивилизации" (Балль).

Тем, кто жалуется на частое появление внастоящее время конституционных и нервных заболеваний, оптимисты отвечают, чтоне следует судить о действительном числе больных по статистическим сведениям ибеспрерывно обогащающимся спискам болезней современной медицины. Наши ученыеконстатировали множество болезней, как например диабет или брайтову болезнь,неизвестных в прежнее время. Оскультация и микроскопическое исследованиеоткрыли целую серию туберкулезов. Что касается нервных болезней, то мы имеемтеперь блестящую коллекцию их; но чудеса и беснование прежних временпоказывают, по-видимому, что число истеричных было и тогда довольнозначительно. При всей недостоверности наших сведений, трудно однако допустить apriori, чтобы прогрессивное развитие нервной и мозговой жизни, особенно воФранции, не влекло за собой развития нервозности. Другой причиной упадкапризнается вырождение антропологических свойств расы. Можно ли утверждать, чтово Франции действительно происходит этническое вырождение Заметим преждевсего, что французская раса, как результат слияния значительного числа народови народцев представляет гораздо менее однородности, чем, например, в Англии,островной и замкнутой стране; если мы обязаны этому обстоятельству оченьбольшим разнообразием способностей, мы обязаны ему также и менее устойчивымравновесием, при котором очень различные настроения сменяют одно другое в видевнезапных порывов ветра. Попробуйте соединить в одном типе бретонца, нормандцаи гасконца, и вы получите отдаленное подобие среднего современного француза;карикатура получилась бы еще грубее, если бы вы соединили в одном типе поляка,немца, англичанина, испанца, итальянца и грека. Между тем несомненно, чтоФранция резюмирует "собой всю Европу и что с точки зрения расы и характера, также как и климата, она заключает в себе элементы многих европейских стран.Приобретение национального характера наиболее объединенного и наиболее богатогосоставными элементами обусловливает единство духа и образа действия и позволяетнароду достигнуть вершины своего величия. Когда этот характер начинаетразлагаться и терять свою однородность, он порождает изменчивость мнений идействий: разделенная внутри себя нация оказывается тогда в неустойчивомравновесии. Отсюда опасность слишком быстрого вторжения чуждых элементов, неассимилированных или трудно ассимилирующихся. Но каково в этом отношенииположение Франции В Англии все число живущих в ней иностранцев составляет 5человек на 1000 жителей; в Германии — 8, в Австрии — 17. Во Франции эта пропорциябыстро возрастает. В 1886 г. она уже составляла 30 на 1000; в настоящее времяона приближается к 4 на 100: один иностранец на 25 или 30 жителей. В последниесорок лет число жителей во Франции возросло на 2.350.000 человек, из которых надолю иностранцев приходится 900.000, т. е. 39%. Другие статистические данныепоказывают, что в 1893 г. в Париже было более итальянцев, бельгийцев,швейцарцев, немцев, люксембуржцев, австро-венгерцев и русских, чем когда-либопрежде. Вот соответствующие цифры приращения каждой из этих национальностей заодин год, с 1892 по 1893: 8.761; 5.781; 5.610; 5.037; 2.931; 2.120; 818. Числоиностранцев растет на нашей территории в тринадцать раз быстрее туземногоэлемента, так что если это будет продолжаться, то через пятьдесят лет воФранции будет насчитываться 10 миллионов иностранцев. "Итальянская колония,— писал le PetitMarselliais 3 марта 1885 г., — пускает в нашем городе все более и более глубокие корни. Онаразрастается, и при таком ходе дела не пройдет десяти лет, как в Марселеокажется 100.000 итальянцев". Прошло более десяти лет, с тех пор как написанаэта статья, и теперь уже можно констатировать, что число итальянцев достиглопредсказанной цифры. Они натурализуются в случае надобности, но в силунедавнего итальянского закона сохраняют свою прежнюю национальность! Средииностранцев, живущих во Франции, замечается превышение числа рождений, междутем как среди французов, вот уже три года подряд, констатируется превышениесмертных случаев. Наибольшее число рождений приходится на долю бельгийцев,составляющих почти половину всего числа иностранцев; итальянцы чаще всегоостаются во Франции лишь временно.

Умножение иностранцев имеет свои выгоды инеудобства: для Франции выгодно получить работников, за издержки воспитаниякоторых она не платила. Предположим, говорит Модинари, что, вместо того чтобывпускать к себе этот миллион взрослых рабочих, пополняющих дефицит еенаселения, Франция воспитывала бы их сама; во что бы ей это обошлось Чтобыполучить миллион человек двадцатилетнего возраста, надо произвести на светоколо 1.300.000 детей; на вскормление и воспитание каждого миллиона детей до ихсовершеннолетия затрачивается в среднем около 3 миллиардов 500 миллионов.Следовательно, получая взрослых работников, вместо того чтобы воспитывать ихсамой, Франция сберегает 3 с половиной миллиарда. Разве не содействует этосбережение возрастанию общественного и частного богатства Не очевидно ли, что,если бы Франция получила даром из соседних стран миллион быков, предназначенныхдля пополнения ее недостаточного производства скота, она воспользовалась бытеми издержками, которые были сделаны на этот предмет Бельгией, Швейцарией идидругими странами. Однако эта экономическая выгода не обходится без своихнеудобств, даже экономического характера. Кроме того, наши слишкоммалочисленные дети представляют резкий контраст с людьми, воспитанными всуровой школе многодетных семей; они не приучены с юного возраста к мысли, чтонеобходимо самому устраивать свою жизнь, а не рассчитывать на наследство илиприданое жены, что успех в жизни на стороне более трудолюбивых, более смелых ипредприимчивых. Наши "единственные сыновья", когда им приходится конкурироватьс детьми многочисленных семей, воспитанными в суровой дисциплине, рискуютоказаться побитыми. В самой Франции, по мере того как наши деревни теряют своихжителей, иностранцы завладевают землей: в настоящее время они уже владеют внашей стране не менее чем 45.000 квадратных километров земли, т. е. 1/10 всейудобной для обработки почвы, пространством, превышающим поверхность Швейцарии иравняющимся восьми нашим департаментам! Не будучи в состоянии обновлять иувеличивать наше население, мы пополняем его элементами, заимствованными совсех сторон света: у Бельгии, Швейцарии, Германии и Италии. Не переставаяжалеть, что Франция не удовлетворяет сама своей потребности в обновлениинаселения, мы можем, в конце концов, только радоваться иммиграции чужеземныхэлементов, уравновешивающих недостаток нашей численности. Необходимо преждевсего, чтобы Франция была населена и не сделалась добычей соседей. Наплывиностранцев, хотя сравнительно и быстрый, но происходящий не массами, не можетпроизвести пертурбацию в нашем национальном характере, открытом для всех и ввысшей степени общительном.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.