WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 38 |

Согласно Цезарю16, германские жрецы непользовались ни иерархическими привилегиями, ни религиозной властью друидов;они были просто самыми старейшими членами в общине. Этот контраст междугерманцами и галлами возбуждает гордость немецких историков. Но в глазахсоциолога он служит доказательством не "внутреннего характера" веры германцев,а скорее менее низкого уровня их религиозного развития. То же самое следуетсказать о почти совершенном отсутствии идолов у германцев. Впрочем галлы также,по-видимому, относились к идолам без большого уважения. "Когда Бренн, корольгаллов, —рассказывает Диодор Сицилийский, — вошел в храм, он не обратил внимания на находившиеся там золотыеи серебряные приношения, а лишь взял в руки каменные и деревянные изображениябогов и стал смеяться над тем, что богам придавали человеческие формы ифабриковали их из дерева или камня". Отсюда видно, что Бренн также обладал"внутренним" религиозным чувством и презирал идолов.

Наконец указывали на то, что древниегерманцы приписывали женщинам "священный характер и пророческий дар, sanctum etprovidum"; женское чувство и предчувствие казались им часто выше науки идеятельности мужчин. Немецкие историки видят в этом хорошую сторонунравственности и религии древних германцев: уважение к женщине, восхищениецеломудрием супруги и чистотой семейной жизни. В этом есть доля правды; но вГаллии также были женщины с пророческим даром, друидессы и чародейки,считавшиеся равными друидам, а иногда даже пользовавшиеся большимпочтением.

У галлов уже начинало складываться понятиео праве. По словам Цезаря, друиды обучали своих учеников сначала естественномуправу, а затем учреждениям и законам. Римское влияние содействовало развитиюобщего представления о правосудии.

После завоевания Галлии Цезарем, сознаниесвоей национальности поддерживалось некоторое время у галлов друидами. Тиберий,Клавдий, Нерон и Веспасьян потопили его в крови; но следы древнего культасохранялись еще долгое время. Богини лесов и ручьев, могущественные феи,матери-покровительницы, Fatae et Matres на много лет пережили религию нашихпредков. В 802 г. Карл Великий еще жаловался на поклонение деревьям иисточникам и на обращение с вопросами к колдунам, этим последним отпрыскамдруидизма.

Из всех этих фактов нельзя вывестивосторженных и наивных заключений Анри Мартэна и некоторых поклонников кельтовотносительно кельтских религий, "кельтского откровения" и пр. Кельты ничего не"открыли", равно как и германцы; но мы видим, что религия галлов уже достигладовольно высокой ступени мифологической эволюции, так как она уже представляласобой сильно организованный культ.

Быть может, этой старой привычке кжреческой иерархии —единственной популярной иерархии в Галлии — следует приписать легкость, скакой организовалось в этой стране римское христианство.

В области семейных отношений в Галлиинеобходимо отметить некоторые черты, имеющие отношение к психологии исоциологии. Жена занимает в галльской семье более высокое положение, чем убольшинства других народов; она не покупается и не продается, но свободноизбирает себе мужа, которого сопровождает в военных походах. Тем не менее мужимеет по отношению к ней традиционное право жизни и смерти. Нельзя,следовательно, сказать, как это утверждалось, что в Галлии женщина была"равная" своему мужу, но она скоро сделалась, особенно у галло-римлян, госпожойдома, Matrona honestissima. Сомнительно, чтобы даже у германцев женщинапользовалась большим уважением. Цезарь описывает своего рода общностьимущества, как бы признававшуюся между супругами: "Сколько, — говорит он, — муж получал от жены в видеприданого, столько же он вкладывал из своего собственного имущества, и всевместе принадлежало тому, кто переживал другого". Жене поручалось воспитаниедетей до тех пор, пока им не давалось оружие. Неслыханной вещью для греков иримлян было то, что в некоторых галльских государствах женщины принималиучастие в публичных совещаниях; рассказывают, что когда Ганнибал проходил черезюжную Галлию, он должен был предоставить решению женского трибунала свои спорыс туземцами. Греки и римляне хвалили впрочем грацию, стройность, белизну кожигалльских женщин. Laeta et gravis, fidelis, pudica — вот нравственные качества,которые они им приписывали. Разве Эпонина, давшая античному миру один изнаиболее трогательных примеров супружеской верности, не была женщиной римскойГаллии

Основой древнего галльского общества былпатриархальный строй. Известное число семейств, издавна утвердившихся в стране,владело землей и ее богатствами; это были старинные скандинавские илигерманские завоеватели, "благородные", о которых говорит Цезарь. Вместе сдруидами и бардами они составляли привилегированный класс. Что касается плебса,то, по выражению Цезаря, он находился более или менее в "рабском состоянии"; онсостоял преимущественно из кельтов. При управлении этой всемогущей аристократиимежду племенами происходили постоянные гражданские войны. Различные кельтскиенароды, чаще всего соперничавшие между собой, не были способны сосредоточитьсвои силы против общего врага; они были покорены один после другого, потому чтоне умели соединиться вместе. Кельтов часто упрекали в этой анархии, в этомбессилии основать единое государство. Но не надо преувеличивать, как этообыкновенно делается, разницы в этом случае между галлами и германцами илиримлянами. Разве мы не встречаем у древних германцев той же анархии Германские"князья" были вождями, избиравшимися за их физическую силу и военные доблести;они были окружены "товарищами", избиравшими их добровольно; но их соединяличисто индивидуальные, а не общественные узы. Идеи государства, собственноговоря, еще не существовало. У галлов же мы находим не только подобное"товарищество", но и "покровительство", "клиентелу", что с точки зрениясоциологии представляет более высокую степень организации. И эта системапокровительства прилагалась не к одним индивидам; она распространялась на целыеплемена: слабый народ был клиентом сильного. Такого рода конфедерацииохватывали почти всю Галлию. Надо ли напоминать, что в эпоху Цезаря двасоперничавших народа — эдуены и арверны оспаривали друг у друга право покровительства поотношению к различным галльским племенам Такого рода организация еще в большейстепени, нежели германская, представляла собой первые зачатки феодальныхотношений. Дело в том, что общественный строй германцев оставался менеесложным; их раса была менее смешанной, среди них не было такого глубокогоразличия между завоевателями и побежденными; потому именно мы и находим у нихне "клиентов", а товарищей. Но в общем они проявляли не более общественногодуха, чем галлы; подобно последним, они были разъединены и были побежденыблагодаря этому разделению. Они даже оставались долее в состоянии анархии, чемгаллы, которые немедленно же подчинились римской централизации.

Можно признать только, что в общем кельтыпроявляли менее индивидуализма и, за исключением религиозной области, менеесклонности к иерархии, чем чистые германцы. Как мы уже сказали, они всегдастремились к равенству, было ли это равенство свободных или равенствоподвластных людей. Кроме того, благодаря большей общительности они достиглиболее высокой ступени социального развития. Опираться на эти данные, чтобыизвлекать из них выводы, приложимые к современной эпохе, — значит создавать иллюзии. Однисчитают нас кельтами и потому признают склонными к анархии; другие считают насримлянами и потому обреченными на деспотическую централизацию. Здесь сновафатум рас является своего рода идолом. Совершенно бесполезно противопоставлять"латинские" нации германским, как это делается особенно в Германии; совершеннобесполезно причислять Францию к "легкомысленным" латинским народам, которыеякобы ощущают "врожденную потребность в правительственной опеке", вместо тогочтобы подобно германцам чувствовать склонность к свободе и личной инициативе;Франция, как мы видели, не латинская нация. Историки доказали даже, что средизападноевропейских стран ни одна не оказывается более свободной от римскойкрови, чем Галлия. Без сомнения в долинах Оды, Роны и Мозеля существовалидовольно многочисленные римские или итальянские колонии; но они были оченьневелики, и, сверх того, контингент колонистов, переселенных вначале,по-видимому, не возобновлялся в них.

Число римских колонистов, поселенныхЦезарем и Августом, определяют в тридцать тысяч; удвойте и даже утройте эточисло, если хотите; присоедините к нему купцов, промышленников, чиновников ирабов, и вы все-таки получите очень незначительную цифру римскойиммиграции.

Даже в Провансе белокурые гречанки Арля сглазами сарацинок по всей вероятности не гречанки и не сарацинки. Можно,конечно, встретить в Арле и других местах некоторые следы римского типа; но гдеже она, эта "латинская кровь" во Франции

Глава вторая. В каком смысле галлия можетбыть названа неолатинской

Францию можно назвать неолатинской нациейтолько в смысле ее культуры и воспитания, явившихся результатом новойобщественной среды, созданной завоеванием. Из всех народов, покоренных Римом,галлы были ассимилированы быстрее всех. Сами римляне поражались этим. Галлияоказала меньшее сопротивление этой ассимиляции, чем Испания. Следует липриписать этот факт свойству расы По-видимому, действительно галлы были болееспособны на интенсивное, нежели на продолжительное сопротивление. Их порыв былнастолько интенсивен, что почти сразу же истощил весь запас национальных сил.Когда Верцингеторикс попытался последний раз оказать сопротивление, то галлыпроявили, по словам Цезаря, "такое единодушное стремление снова завоеватьсвободу и вернуть прежнюю военную славу своей расы, что даже бывшие друзья Римазабыли оказанные им благодеяния и все без исключения, собрав все душевные силыи все материальные средства, думали только о том, чтобы драться". Цезарьнемного преувеличивает. Галлия не вся поднялась сразу. Иберы ждали, чтобынападение было сделано на их землю; юг не "пошевелился". Верцингеториксу неудалось увлечь всех вождей. Дело независимости защищал главным образомкельтский плебс, угнетенный римскими легионами и итальянскими купцами.Верцингеторикс лишь казнями мог принудить аристократию исполнять свой долг, нокак только герой был побежден, она покорилась. Члены аристократической партиипредпочитали римское господство кельтской демократии; они при случае дажеоказывали поддержку Цезарю. В конце концов, десятилетняя отчаянная икровопролитная война в значительной степени уничтожила в Галлии воинственные ибеспокойные элементы галльского или германского происхождения. После такойпотери крови, раса белокурых долихоцефалов необходимо должна была оказатьсяистощенной; осталось более послушное стадо кельтов, миролюбивых по натуре,склонных покориться неизбежной участи, измученных аристократической тиранией ине желавших ничего лучшего, как переменить своих многочисленных и слишкомхорошо известных им повелителей на одного, которого они еще не знали. Какимобразом страна, разделенная духовно, вследствие вражды рас, классов инародностей, могла бы одержать победу над величайшим полководцем древностиКроме того Плутарх напоминает, что Цезарь уже овладел во Франции более чемвосемьюстами городов, покорил более трехсот народов, сражался в различныевремена против трех миллионов человек, из которых один миллион погиб на поляхбитв, а другой миллион был обращен в рабство; один римский писатель сравниваетистощенную Галлию с больным, истекшим кровью и потерявшим последнюю надежду.Можно, следовательно, сказать, что чем централизованнее н единодушнее былопоследнее сопротивление галлов, тем скорее оно могло быть подавлено однимударом; его интенсивность была куплена ценой его продолжительности.

Раз оказавшись победителем, Цезарь скоронашел союзников в своих недавних врагах: разве "легион жаворонков" не помог емуосновать империю Разве его не упрекали в том, что он "с высоты Альп спустил сцепи бешеных кельтов" и ввел их даже в сенат, так что "галльские штаны"появились в римских трибунах17 Побежденные в конце концовстали восторженно относиться к своему победителю, обнаруживая таким образомсвою склонность следовать за великими полководцами, увлекаться личностью ивосхищаться всякой силой, умевшей заставить уважать себя, если только эта силапроявляла в то же время умственное превосходство и внешние признакивеликодушия. Римский Бонапарт убедил их, что, живя среди них, он сам сделалсягаллом; корсиканский Цезарь, вначале глубоко ненавидевший французов, такжеубедил их, что он олицетворял собой Францию18. Галлы всего болеенуждались в единстве. Если до римского завоевания они обладали большейнезависимостью, то после него они оказались более сплоченными. Мы уже говорили,что кельтам, вообще говоря, недоставало политического смысла. Рим дал имНациональный Совет, общий культ, привычку к одним и тем же идеям, сознаниеодних и тех же интересов, чувство реальной солидарности. Всем этим римскоегосударство не только не уничтожило галльской национальности, но, напротивтого, способствовало развитию у галлов идеи отечества. Латинские и неолатинскиенации, говорят нам, были и остаются поклонницами единоличной власти. Однако неговоря уже о греках, живших под республиканским управлением, римская республикасуществовала, по-видимому, довольно долгое время и играла не малую роль вистории. Если Рим окончил обожанием своих императоров, а Галлия скоро сталаразделять это обожание с Италией, то это объясняется тем, что империяобеспечивала мир, которого страстно желали все. Императорское могуществоказалось тогдашним умам своего рода провидением. Подобно тому, как в ранниеэпохи человечества, говорит Фюстель де Куланж, поклонялись облаку, котороепроливало дождь и оплодотворяло землю, и солнцу, заставлявшему созревать жатву,люди стали обоготворять верховную власть, казавшуюся им гарантией мира иисточником всякого благоденствия. Эти поколения не только терпели монархию; онижелали ее. Следует ли им ставить это в вину, видеть в этом недостаток расыНисколько. Если бывают времена, когда свобода становится предметом культа, толегко понять, что бывают и другие, когда принцип власти, являясь болеенеобходимым, представляется заслуживающим большого уважения. Римское завоеваниебыло благодеянием; оно обеспечило порядок, безопасность, хорошее управление, апозднее внесло христианство. Таким образом галлы получили возможность, повыражению Фюстель де Куланжа, овладеть "тем прекрасным плодом, который созрел,благодаря усилиям двадцати поколений греков и римлян". Они преобразовались пособственной воле, а не под влиянием завоевания и насилия. Вследствие этогопочувствовав и поняв благодеяния римского мира, они сделались болеегреко-латинами по духу, чем сами римляне. Добиваясь допущения в сенат знатныхгаллов, император Клавдий мог сказать: "Эта страна, утомившая бога Юлиядесятилетней войной, заплатила за эти десять лет столетием неизменнойверности".

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.