WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 38 |

Утверждают еще, что люди с длинной головойи особенно белокурые отличаются очень религиозным характером, что объясняетсякакой-то "случайностью в их развитии". Напротив того, кельто-славяне, несмотряна их общий "более низкий уровень", обладают, как уверяют нас, тем частнымпревосходством, что они оказываются гораздо менее религиозными. Как не заметитьеще раз всей произвольности этой психологии Прежде всего, мы не можемдопустить предполагаемого превосходства менее религиозных рас, если таковыесуществуют. Религия —это первая ступень идеализма, первое усилие человека выйти из своих собственныхрамок, раздвинуть узкий горизонт видимого мира. Кроме того, распределениерелигиозных рас в Европе — вещь очень спорная. Менее ли религиозны кельты нашей Бретани, чемих соседи нормандцы Слывут ли русские славяне за неверующих Точно так же,наблюдаются ли кельтические легкомыслие и веселость в мечтательной исозерцательной Бретани, которую нам описал Ренан, или в Юверни, а также убрахицефалов Эльзаса и кротких и тяжеловесных кельтов Баварии А вот другойпример: настоящие бретонцы в Арморике, говорят нам, долихоцефалы и высокогороста; носы у них длинные и узкие, цвет лица "свежий, глаза и волосы светлые;таков по крайней мере тип чистого бретонца IV века, тип кимра, прекрасныеобразчики которого еще встречаются и в настоящее время; кельты Арморики,напротив того, приземисты, отличаются широкими, плоскими и короткими лицами, срезко обозначенными дугами бровей. Но замечается ли хоть малейшее различиемежду этими двумя этническими наслоениями нашей Бретани в области характера,нравов и верований

Вслед за религиозностью илинерелигиозностью, считаемых антропологами признаками превосходства или низшейрасы, сообразно их личным взглядам, ссылаются на воинственный дух и любовь кприключениям северян, как на уже несомненный признак превосходства. Но,во-первых, кельты также имеют на своем счету крупные нашествия и завоевания: мывидели, какое обширное пространство охватывала древняя Кельтика (не говоря ужео Китае). Подобная территория не могла быть захвачена трусами или "пассивными"людьми. Покорив Галлию, которая была занята тогда "неукротимыми" лигурами,кельты оттеснили последних к юго-востоку, придвинулись к Гаронне, завоевалиИспанию, утвердились на Эльбе и к VII в. до Рождества Христова основалиКельто-Иберию. Равным образом они заняли Арморику и Великобританские острова.Если, следовательно, признать воинственный дух, встречающийся впрочем повсюду иу всех народов, несомненным признаком превосходства, то нет оснований ставитькельто-славян ниже скандинавов или германцев. Что же касается до утверждения,что эти огромные массы кельтов необходимо должны были иметь своимипредводителями белокурых долихоцефалов, то это значит заменять историю поэмой обелокурых людях. История говорит нам о двух нашествиях, из которых первое былокельтским и по всей вероятности нашествием смуглолицых людей, а второе— галльским иследовательно нашествием белокурой расы.

Кроме того кельто-славянская или туранскаяпсихология заключает в себе следующее основное противоречие: если массыазиатских монголов представляют собой "запоздавших савойяров", то чемобъяснить, что савойяры, оверньяты и нижне-бретонцы так мало походят на своихкочевых предков Название туранцы означает неарийских номадов, а слово туравыражает быстроту всадника; спрашивается, кто же был менее привязан к земле,менее "миролюбив" и "спокоен", чем эти туранские номады Ришпэн, считающий ихсвоими предками (хотя он родился в семье, живущей в департаменте Aisne), такпередает нам их "Песню крови":

Ранее арийцев, возделывающихземлю,

Жили кочевники и губители — туранцы.

Они шли, грабя все, пожирая время ипространство,

Не жалея о вчерашнем, не думая обудущем.

Они ценили лишь моментнастоящего,

Которым можно наслаждаться, имея его подрукой.

Да, это мои предки, ибо, хотя я и живу воФранции,

Но я ни француз, ни латинянин, нигалл;

У меня тонкие кости, желтая кожа, медовыеглаза,

Корпус всадника, и я презираюзаконы.

Каково же будет разочарование искусноговерсификатора и ритора, певца туранцев, когда он узнает, на каком плохом счетунаходятся в настоящее время "савойяры, запоздавшие в своемпереселении"13. Что бы ни думали об этом, но трудно согласить спокойствие имиролюбие савойяров, бретонцев и оверньятов с историческими документами,относящимися к свирепым монгольским племенам, их завоеваниям и грабежам.Впрочем завоевания, сами по себе, ничего не доказывают. Вскоре после Саламина,Греция вторглась в Азию и перешла Инд; Тирская колония чуть не привела Италиюна край гибели; вандалы, неведомые дотоле миру, прошли победоносно всю Европу,угрожали Риму и Византии; арабы чуть не овладели Европой. Всевозможные расы, ссамой разнообразной формой черепа, вели войны и одерживали победы. Ничто так незаурядно, как быть победителем или побежденным. Существенным затруднением длятеории, считающей арийцев выходцами из северных стран, является необходимостьобъяснить происхождение арийской цивилизации. Несомненно, что она не моглавозникнуть ни в Скандинавии, ни в Германии, ни в Сибири; естественнопредположить, что ранние цивилизации развились в более теплых странах, болееблагосклонных к человеку, и мы знаем, что с севера всегда появлялись варвары.Чтобы обойти затруднение, приходится допустить, что цивилизация, которойвоспользовались белокурые долихоцефалы северо-запада, была созданакельто-славянами, переселившимися из Азии. Но в таком случае почему такоепрезрение к кельто-славянам С другой стороны, если бы они были туранцами иномадами, то как могли бы они достигнуть этой степени цивилизации

Таким образом мы возвращаемся к тому жевопросу: кем было положено начало цивилизации Приписать ее возникновение дикимгиперборейцам, орды которых позднее наводили ужас на римскую и греческуюимперию, было бы, мы повторяем, наименее правдоподобно. Вот в какое безвыходноеположение ставят нас все эти доисторические истории.

Что же касается чудовищной картинывнутренней борьбы между Homo Europaeus и Homo Alpinus, подготовляемой формамичерепа, борьбы, жертвой которой будет Франция, то это чистейшая фантазияантропологов. Впрочем Лапуж в конце концов должен был ответить на делаемые емувозражения, что умственное превосходство не составляет привилегии какой-нибудьодной расы и что всякая чистая раса могла бы выработать из себя высшую формучеловечества. Но это значит придавать очень преувеличенное значение чистотерасы: чернокожая раса могла бы достигнуть высшей степени развития, но всепогибло бы, если бы среди нее явилась примесь белой расы! Лапуж утверждает, чтонекоторые расы богаче евгеническими семьями14, в которых высшие качествапередаются наследственно. Но этого-то именно и невозможно установить, так какнеобходимо было бы доказать, что долихоцефалы производят в действительностиболее евгенических семей, потому что они долихоцефалы; но каким образомустранить все другие влияния

Впрочем, если существуют восторженныепоклонники длинных черепов, то находятся также свои сторонники и у широких.Славянин Анучин доказывает превосходство брахицефалов. Другие думают, вместе сВирховым, что голова уширяется и должна с течением времени делаться все шире,чтобы дать место всему, что заставляет ее вмещать прогресс знаний; наибольшуюмассу мозга в наименьшем пространстве позволяет вместить именно шарообразнаяформа головы. Тем не менее, прибавляют они, объем мозга не может значительноувеличиться, не нарушая равновесия головы и гармонии ее отдельных частей:передние лопасти могут увеличиваться, но только до тех пор, пока вертикальнаялиния, проходящая через центр тяжести мозга, будет пересекать серединуоснования черепа или лишь немного отступать от нее вперед; при большемотдалении, глаза оказались бы слишком углубленными под нависшим черепом. Всеантропологи, впрочем, единодушно признают, что в действительности долихоцефалиябудет заменена всеобщей брахицефалией. Но неужели прогресс все время двигалсявспять, от доисторических пещерных долихоцефалов до современного человечества,повинного в уширении своих черепов

По мнению Гальтона, смуглолицыеувеличиваются в числе, потому что они обладают лучшим здоровьем, как этопо-видимому доказывается статистическими данными, относящимися к войне междуюжными и северными штатами Америки. По мнению де Кандолля, увеличение пигментапредполагает более полную и энергичную деятельность организма. Белокурые,согласно этому взгляду, оказываются менее сильными физически, подобно бледнымцветкам, а потому обязанными быть более интеллигентными; отсюда — постепенный подбор в сторонуумственного превосходства. Чего только не приходится совершать подбору!Согласно другим, кельто-славяне, потому оказываются преобладающими численно,что они вели более спокойную жизнь, в то время как северяне истребляли другдруга; но когда борьба будет перенесена на экономическую почву, они будутпобеждены белокурыми. По мнению третьих, белокурые не будут в состояниибороться даже и на этой почве, потому что театром борьбы являютсяпреимущественно большие города, куда устремляются белокурые долихоцефалы, ногде они скоро погибают. Нет возможности доверять всем этим противоречивыминдукциям. Антропология еще слишком неустановившаяся наука, чтобы внушать ксебе полное доверие. Как полагаться на психологические и социологическиегипотезы, основанные на исторических гипотезах, которые, в свою очередь,построены на антропологических. Мы думаем, что по меньшей мере преждевременнообрекать одну половину человечества на истребление другой из-за вопроса о длинечерепной коробки и притом с уверенностью в окончательной победе широкихчерепов.

Лебон также антрополог; но он однакосоглашается, что не форма головы и не черепной показатель дают нам возможностьотличить "храброго раджпута от трусливого бенгалийца". Только изучение ихчувств, говорит он, позволит нам измерить глубину, разделяющей их пропасти;можно было бы очень долго сравнивать черепа англичан и индусов и все-таки непонять, каким образом триста миллионов последних могут находиться подгосподством нескольких тысячей первых, но изучение умственных и нравственныхсвойств обоих народов немедленно же открывает нам одну из главных причин этогогосподства, показывая, до какой степени настойчивость и воля развиты у одних ислабы у других.

Предоставим антропологам устранить, еслиони могут, все эти разногласия. Закон солидарности достовернее всей истории, аособенно наших сведений о доисторических временах. Что касается истинногосредства восстановить социальное равновесие, то его надо искать не в созданиизамкнутой "касты" белокурых долихоцефалов, а в более внимательном отношении кбракам, физическому и нормальному здоровью будущих супругов, в гигиеническихмерах, в более настойчивой и целесообразной борьбе с пороками, грозящими самомусуществованию расы, —пьянством и развратом; наконец, в более широком распространении морализующихидей, как в германских, так и в кельто-славянских головах, среди англосаксов исреди оверньятов.

Один из главных социологов воинствующейшколы, Гумплович, все еще настаивая на "борьбе рас", в конце концов сходит сточки зрения чистых антропологов. В самом деле, он понимает под "расами"простые группы, состоящие из значительного числа всевозможных рас, медленносливавшихся одна с другой. Раса, говорит он, — это единица, создавшаяся втечение истории в процессе общественного развития и путем этого развития.Первоначальные факторы народов — интеллектуального характера; это — язык, религия, обычаи, право,цивилизация и т. д.; только "позднее" выступает на сцену физический фактор:"единство крови". Это — цемент, заканчивающий и поддерживающий единство. Но зачем же, втаком случае, Гумплович называет историю борьбой рас Он отнимает у этого словаего обычное и в то же время научное значение; психология народов уже теряеттогда тот дарвинистский характер, который он стремится придать ей.

В общем, теория краниологических типовнапоминает нам знаменитую теорию "преступного типа". Ламброзо имел основаниеобратить внимание на многочисленные признаки вырождения, встречающиеся средипреступников; но он ошибался когда допускал, что люди рождаются преступными, стипическими признаками преступности, которые могут быть немедленно жеобнаружены антропологом. Подобным же образом, друзья длинных черепов имеютоснование указывать нам на многочисленные признаки неуравновешенности,наблюдаемые в наших всколыхавшихся и взбаламученных обществах; но когда онивыдают свой белокурый тип за единственного истинного Homo, которому предстоитпри случае истребить своих недостойных конкурентов, они создают в форме этойпсевдонаучной фантазии новый фермент нравственных разногласий и общественногоупадка духа. Пандолихоцефализм не более высокая и надежная цель длячеловечества, чем пангерманизм, панславизм и всякого рода поглощения слабыхсильными.

Итак, скажем мы в заключение, психологиянародов должна остерегаться социологических софизмов, построенных наестественной истории. Они становятся так многочисленны и угрожающи в последнеевремя, что приходится останавливаться на самых рискованных и произвольныхгипотезах, как если бы они были серьезные; очень часто они и оказываютсятаковыми на практике. У современных наций, а особенно во Франции, где роль умавсе возрастает, "софизмы рассудка" все более и более порождают "софизмысердца", вместе с внутренними или внешними войнами, которые являются ихкровавыми применениями. "Проповедуя царство силы, — говорит русский писательНовиков, —французские публицисты играют в руку Германии железа и крови; их наивность иослепление изумительны". Если бы так называемая высшая раса в конце концовпризнала теорию силы, которой и мы увлекаемся теперь по примеру Германии, то ейоставалось бы только вернуться к доисторической морали, которой она следовала впериод своего каннибальства; ее так называемое превосходство оказалось быпризрачным; чувство справедливости под широким черепом предпочтительнеенесправедливости под удлиненным. Впрочем, как Франция думала это всегда,справедливость сама по себе сила, и, быть может, величайшая из всех, сила,влияние которой будет чувствоваться все более и более, по мере того как будетвозрастать роль моральных и общественных элементов в цивилизации. Апофеоз силы— поворот к прошлому,а антропологическая история — не более как антропологический роман. Вполне естественно, что ввек, когда утрачено прежнее общественное равновесие и еще не установлено новое,снова выползают на свет все варварские и животные инстинкты, которыепсевдонаука пытается оправдать и возвести в теорию. Наша эпоха переживаетполный кризис атавизма; благодаря соперничеству белых, желтокожих и чернокожихей угрожает даже настоящая и последняя борьба рас, которая может, впрочем,остаться мирной борьбой; но не следует представлять себе в той же форме расовойборьбы соперничества французов с немцами или "благородных" французов с"подлыми".

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.