WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 38 |
Словом, здесьможно установить различие, впрочем все еще очень проблематичное, скорее вхарактере чувства и воли, чем в силе ума.

Житель Морвана (в центре Франции), хорошоизученный Говелаком, может служить хорошим образчиком кельта: он трезв,экономен, мужествен, привязан к своей стране, любопытен, хитер, подвижного ума,скрывающегося под наружной вялостью, гостеприимен, обязателен без расчета.Достоинства и недостатки оверньята с его упрямством, вошедшим в пословицу,хорошо известны. Овернь, в своей литературе, "непоколебима и склонна крезонерству", Впрочем, для правильной оценки характера оверньята необходимопринять во внимание влияние гор и привычек исключительно сельской жизни, накоторую были обречены кельты после своего удаления в горы. По словам Топинара,брахицефалы всегда были "угнетенными жертвами долихоцефалов". Последние,сварливые и беспокойные, вояки и грабители, отрывали их от полей и заставлялиследовать за собой в их безумных экспедициях то в Дельфы, то к подножиюКапитолия. Кельты не ощущают потребности рыскать по свету, пускать стрелы внебеса и бороться с морем; они любят родную почву и привязаны к своей семье;ими овладевает беспокойство, когда они не видят дыма, поднимающегося над ихкрышей; они создают в воображении свой собственный мир, часто фантастический, ипутешествуют в нем, не покидая своего угла; они охотнее рассказывают оприключениях, нежели бросаются в них. Будучи прозаиками, когда этого требуютусловия их жизни, они обладают однако мечтательной и волшебной поэзией; ониверят в фей, в духов, в постоянное общение живых с мертвыми. Верные религиисвоих отцов, преданные часто до самоотвержения, они консервативны в политике,пока их не доведут до крайности. Словом, они отличаются всеми достоинствами инесовершенствами натур, скорее мягких, чем пылких, и скорее консервативных,нежели революционных. Наша суровая и мечтательная Бретань, стоящая на краюматерика, окутанная туманами океана, населена кельтами более поэтическогохарактера, более склонными к меланхолии, с более интенсивным религиознымчувством. Быть может, они обязаны своими особенностями, так же как в Ирландии,Валлисе и Шотландии, смешению кельтской крови с известной долей крови белокурыхкимров и влиянию туманного и влажного климата. Бретонцы — сильная раса, неукротимая всвоем "консерватизме", а иногда также и в радикализме; обыкновенно оченьрелигиозные, они доходят порой в своем отрицании до святотатства. Их единодушноизображают идеалистами, мечтателями, более склонными к поэзии, нежели кживописи, со взором, устремленным во внутренний мир. Цветок Арморики, сказалодин из их поэтов, служит символом бретонской расы: Золотое сердце, окруженноедротиками.

Абелар, Мопертюи, Ламеттри, Бруссэ,Шатобриан, Ламеннэ, Ренан, Леконт де Лиль (подобно Ренану отчасти бретонец попроисхождению), Лоти, родившийся в провинции, соседней с Вандеей, служатвыразителями различных сторон бретонского духа. Быть может, бретонский идеализмобъясняется отчасти соседством туманного и дикого моря, видом ланд идруидических памятников, живучестью традиций, кельтским наречием, религией,недостаточно частыми сношениями с остальной Францией. Часто указывали наконтраст между Бретанью и Нормандией. Эта последняя, богатая и живописнаястрана, населенная преимущественно предприимчивыми и смелыми скандинавами,любящая одерживать победы, а вследствие этого — воевать или вести процессы,отличается скорее материалистическим духом. По словам Стендаля, Нормандия еслине самая умная, то, быть может, наиболее цивилизованная часть Франции; вместе стем она одна из наиболее преступных, между тем как Бретань, а особенноМорбиган, окрашена гораздо бледнее на карте преступности. Не следует искать вНормандии глубокого поэтического настроения Бретани. Г. Тьерсо, изучавшийнародные песни Франции, тщетно искал от Авранша до Дюнкирхена песни, выражающей"чувство". Нормандцам, "большим мастерам выпить" и любителям амурныхпохождений, знакомы лишь песни на темы о вине и любви. У них есть свои поэты,среди которых Корнель служит "величавым представителем всего, что существуетпрекрасного в гордом нормандце, индивидуалисте, не нуждающемся в других"(Гавелок Эллис). Они особенно богаты великими живописцами, начиная с Пуссэна иЖерико до Миллэ, и живописцами в прозе, каковы Бернардэн де Сен-Пьерр, Флобер иМопассан. У них есть также ученые, как Фонтенелль, Лаплас и Леверрье. Внормандце не все может быть объяснено кровью белокурых германцев; сюда надоприсоединить еще традиции завоевания и отважных предприятий, свойственныхвпрочем этой расе, а также влияние богатой страны, более быстрой и легчедостигнутой цивилизации.

Со всеми их достоинствами и недостатками,кельты составляли очень хороший сырой материал для состава нации, — прочный и устойчивый, полезныйдаже своей инертностью и тяжеловесностью; но они нуждались в том, чтобы болееиндивидуалистическая, властная и стремительная нация дала им толчок и вместе стем дисциплинировала бы их. Поэтому для кельтов нашей страны было большимсчастьем, что в их среду были внесены скандинавский и германский элементысначала кимрами и галатами, потом визиготами и франками и наконец норманнами,— всеми этимистрашными товарищами, мешавшими им заснуть.

Что касается средиземноморского элемента,также по преимуществу длинноголового, то он должен был доставить французамдрагоценные качества. Мы видели, что в психологическом отношении эта расахарактеризуется умственной проницательностью в соединении с известной южнойстрастностью. Кроме того, она обладает очень важными признаками воли:внутренней энергией, умеющей сдерживаться и выжидать, упорством, не забывающимо своей цели. Это черты желчного темперамента, скорее сосредоточенного, нежелиэкспансивного, темперамента, который, в соединении с нервностью, удерживаетпоследнюю внутри. Эти черты проявляются все сильнее и сильнее по мереприближения к Африке. Первоначальных обитателей Лигурии (позднее занятойбрахицефалами) римляне называли неукротимыми; испанские иберы оказали римлянамнаиболее отчаянное и продолжительное сопротивление: кто не помнит героизмажителей Нуманции Иберийская раса, упрямая, терпеливая и мстительная, менееобщительна, нежели другие, более любит уединение и независимость. Иберийцыохотно держались в стороне или оставались разделенными на мелкие горныеплемена. Провансальские и итальянские представители расы Средиземного моря былименее нелюдимы и сосредоточены, чем испанские; они обладали и еще обладаютгибкостью ума, веселым и живым нравом, большей потребностью в товариществе исовместной жизни. Утверждали даже, что эти средиземноморцы — "горожане по преимуществу", т.е. чувствуют влечение к городской жизни и глубоко ненавидят сельскоесуществование: они ощущают потребность говорить, вступать во всякого родасношения, вести дела, обращаться с деньгами; в них есть что-то общее сродственными им семитами. По мнению Лапужа, средиземноморец — Homo Arabicus Бори, бербер,ибер, семит произошли от смешения европейского человека с черными племенамисеверной Африки, очень умными и также долихоцефалами. Несомненно во всякомслучае, что от смешения иберийца с кельтом произошел гасконец, искрящийсявесельем, изящный и остроумный, насмешливый и говорливый. "Пылкий и сильный"Лангедок составляет галльскую Испанию или даже Африку; Прованс, "горячий итрепещущий, олицетворение грации и страсти", представляет собой экспансивную,веселую и легкомысленную Италию, так сказать, элленизированную икельтизированную одновременно. Влияние расы Средиземного моря или, если хотите,южан было, в общем, значительнее в Галлии, нежели в Германии. Мы уже говорили,что по ту сторону Рейна и на Дунае раскинулись толстые слои кельтов,сохраняющиеся и разрастающиеся по настоящее время; белокурый элемент тампреобладал когда-то, элемент же смуглых долихоцефалов часто отсутствовал.Отсюда в Германии (если хотят непременно этнологических формул) составнаселения можно назвать германо-кельтским, тогда как в Галлии онкельто-германо-средиземноморский.

Это слияние трех рас должно было произвестиу нас очень удачную гармонию, своего рода полный аккорд, в котором кельтпослужил основным тоном, средиземноморец — терцией, а германец — верхней квинтой.

Глава третья. Этнография и психологиянародов.

На этнографии Европы и Франции хотятпостроить новую историческую концепцию. Вся задача, говорят нам, состоит в том,чтобы определить относительное значение двух главных элементов цивилизованныхнародов, —долихоцефального и брахицефального, так как общая история сливается с историейих соотношений. Некоторые антропологи пытались доказать, что прогресс права ирелигии соответствовал успехам длинноголовой расы. Во Франции областьгосподства обычного права совпадала с районом наибольшего преобладаниябелокурого населения, чистого или смешанного. Там именно настоящий галльскийэлемент, т. е. белокурый, был всего плотнее во время римского завоевания иудержался (подвергнувшись изменению) до германского нашествия. Подобным жеобразом все белокурое население — протестантское, за исключением Бельгии и части прирейнскойПруссии; кельтская Ирландия, Франция, снова ставшая в значительной степеникельтской, южная Германия, переполненная кельтами, Италия, сделавшаясякороткоголовой, Испания с ее кельто-иберами, Богемия, Польша и ееславяне-католики. Во Франции белокурый элемент, очень многочисленный вгалльскую эпоху, удержался, в уменьшающейся пропорции, в аристократическихсемьях и в некоторой части народных масс; но в настоящее время он почтиуничтожен вследствие преобладания короткоголового типа в скрещивании и влиянияусловий среды, более благоприятствующих расе брахицефалов. Бессознательнаяборьба этих двух рас должна, по мнению Лапужа, объяснить почти всю историюнашей страны; французская революция является в его глазах "высшим ипобедоносным усилием туранской народности". Но мы дорого заплатим за этупобеду: согласно этим зловещим пророкам, нас ожидает самое мрачное будущее. ВАнглии, напротив того, короткоголовый элемент почти исчез. Счастливая Англия!Военная и промышленная гегемония — в руках арийского населения северной Германии; но масса германцевпринадлежит к брахицефалам; поэтому их благоденствие "искусственно". Высшийэлемент, т. е. белокурый, настолько отличается там от туранских масс, чтопадение произойдет "быстро и неизбежно" в тот день, когда масса поглотитизбранную часть населения. Вопрос будущего зависит главным образом отсоциального подбора, и его решение предопределяется следующим общим законом:"из двух соперничающих рас низшая вытесняет высшую". Повсюду, и где белокурыедолихоцефалы смешаны с смуглолицыми, их число постепенно уменьшается. Чтобыизбежать этого результата, необходим "целесообразно-организованный подбор",который, по крайней мере в Европе, невозможен при нашем двойном стремлении кплутократии и социализму. Механическое существование социалистического обществанаиболее благоприятно для наших европейских китайцев. Варвар, по учениюантропологов аристократической школы, не у границ цивилизованного мира; онгнездится в "нижних этажах и мансардах". Будущее человечества зависит не отвозможного торжества желтых народов под белыми; оно зависит всецело от исходаборьбы двух типов: "благородного и рабочего". Возможно, что Европа попадет вруки желтокожих и даже чернокожих путем военного завоевания или иммиграции,вызванной экономическими причинами; но еще ранее этого великая борьба будетзакончена.

Так некоторые антропологи после апофеозаарийцев в прошлом предрекают их исчезновение в будущем. Если бы ониограничились тем, что приписали бы важную роль в истории северным европейцам,то их теория могла бы выдержать критику: вторжения так называемых арийцевхорошо известны. Но они идут далее: они хотят установить в одной и той жестране расовые перегородки между различными классами. Их задняя мысль та, чтобелокурый долихоцефал, Homo Europaeus Линнея, не одного и того же "вида" и дажене одного первоначального происхождения с другими расами и именно с Alpinus;таким образом не только белые считаются неродственными неграм, но и белокурыестановятся вполне чуждыми смуглолицым. По нашему мнению это совершеннопроизвольное и в высшей степени неправдоподобное предположение. Нет ни однойобласти, как бы мала она ни была, где один из этих предполагаемых "видов"существовал бы без другого. Длинные, широкие и средние черепа встречаются вкаждом из крупных разветвлений, известных под неопределенным и не вполненаучным названием белых, желтых и черных рас; они живут один возле другого вовсех частях земного шара. В Европе долихоцефалы появились впервые в лицесредиземноморцев; то же самое вероятно пришлось бы сказать и о других частяхсвета, если бы не было установлено (впредь до новой теории), что короткоголовыетипы полинезийского негритоса и африканского негра (характерным представителемкоторого являются аккасы) обладают физиономией очень древних типов. Возможно липоэтому придавать такое значение удлинению черепа, наблюдаемому среди всехглавнейших человеческих рас и во всех странах Это не более как две малорасходящиеся разновидности одного и того же типа. Нет, возражают нам, так какскрещивание, продолжавшееся в течение бесконечного ряда веков, не моглопроизвести слияния этих разновидностей. Но, напротив того, это слияниенаблюдается постоянно: принимая во внимание существование всевозможных вариацийчерепного показателя, необходимо придти к заключению, что вы имеете перед собойна одном конце шкалы "долихоцефалов", на другом — "брахицефалов", а в середине всепромежуточные степени, происходящие от слияния двух типов. Зная о существованиивсевозможных носов, длинных, коротких, широких, тонких, орлиных и т. д., атакже разного цвета глаз, то черных, то голубых, серых и т. д., вы не можетесоздать теорию отдельного первоначального происхождения, основанную на крайнихформах носа или наиболее резких цветах глаз. Во всех этих явлениях вы имеетедело лишь с семейной наследственностью, среди одного и того же вида, а иногдадаже просто с игрой случая. Желая объяснить одновременное существование повсюдудлинных и коротких черепов, нас уверяют, что обладатели первых, деятельные ивоинственные, влекли за собой в своих передвижениях обладателей вторых,пассивных и трудолюбивых; одни составляли главный штаб, другие играли рольпростых солдат. Но это лишь гипотеза, не подтверждаемая ни одним достовернымисторическим фактом. Примем ее однако; но следует ли отсюда, что генеральныйштаб и солдаты, походящие друг на друга во всем, за исключением черепногопоказателя и цвета волос или глаз, составляют две расы и даже два неизменныхвида "Диморфизм" является в этом случае гораздо более естественнымобъяснением, и его следует держаться, пока не будет доказано противное, адоказать это должны поклонники белокурой расы. Если термин арийский—"псевдоисторический", то этикетки Homo Europaeus и Homo Alpinus — псевдо-зоологические, и мысильно опасаемся, не поддались ли в этом случае Линней и Бори страсти кклассификации, доведенной до крайности.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.