WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 |

Теперь нам осталось последнее и самое важное — научится блокировать те положительные подкрепления, благодаря которым наши страхи и существуют. Не будь положительных подкреплений, не найди мы для себя выхода из ситуации страха, не спасись мы от него бегством (таким же, впрочем, виртуальным, как и сами наши страхи), не было бы и беспокойства загодя, не было бы и тревог на пустом месте, не было бы и неврозов.

О том, насколько это важно — уметь видеть и блокировать положительные подкрепления наших страхов, мы уже говорили в третьей главе этой книжки. Сейчас я постараюсь не повторяться, если же вы что-то подзабыли, просмотрите третью главу — «Формулу страха» — прямо сейчас, до того как мы перейдем к конкретным психотерапевтическим техникам.

Гори, гори ясно, чтобы не погасло!

Что ж, нам остается посмотреть на проблему бегства с психотерапевтической точки зрения. То, что мы с завидной регулярностью совершаем разного рода побеги от собственного страха — факт очевидный и даже обсуждению не подлежит (в противном случае у нас бы не было такого большого количества невротических страхов). Но есть проблема — мы не замечаем собственного бегства, часто расцениваем его, как проявление здравого смысла, говорим: «Береженого бог бережет».

Бог же, как мне представляется, бережет нас в соответствии с какими-то своими усмотрениями и пристрастиями. А вот страх — он и не бережет, и не тот, на самом деле, субъект, которому бы следовало доверять свою безопасность. Для животных он, разумеется, защитник хоть куда! Но вот в нашем, человеческом обществе, в нашем мире — и сложном, и неоднозначном — он, безусловно, проигрывает. Впрочем, не он, а мы с вами, доверяющие этой безнадежно устаревшей технике.

Разберем на примере человека, страдающего страхом сердечного приступа, предпринимаемые им попытки бегства от грозящей ему опасности. То, что от сердечного приступа не убежишь, а скорее прибежишь к нему — это мы сейчас обсуждать не будем, поскольку логика и страх, как мы с вами уже хорошо знаем, друг с другом никак не соприкасаются. Если же они и соприкасаются, то, к сожалению, страх побеждает и получается такая гремучая смесь, что уж лучше бы они никогда не знали о взаимном существовании.

Итак, молодая женщина полагает, что у нее есть риск умереть от инфаркта миокарда и смерти этой она ужасно боится.*

20 Как же она пытается убежать от своего мнимого гипотетического инфаркта Во-первых, у нее есть то, на что можно рассчитывать — это врачи и таблетки.

По врачам она ходит регулярно, с неослабевающим интересом, как искусствовед по художественным галереям, временами, впрочем, вызывает их бригадами прямо к себе домой по заветному номеру «03». С таблетками она и вовсе не расстается — «с ними спокойнее»: дома «аптека» из всех возможных лекарственных средств («вдруг что!»), а в сумочке те, что помогают (как правило, «Корвалол», «Валокардин», «Валидол» и «Феназепам» — успокаивающие и противотревожные препараты). Разумеется, ничто так не радует эту женщину, как возможность обратиться к врачу или сознание того, что у тебя в кармане есть «на всякий случай» спасительная таблетка! Отчего такое удовольствие! Причина проста и тривиальна — с ними спокойно, а потому для таких людей подобные вещи — излюбленные средства бегства.

После того, как все сказано и сделано, всегда оказывается, что сказано намного больше, чем сделано. — Альфред Ньюмен

Во-вторых, бегство можно реализовать через знание и непосещение «поганых мест». У каждого человека, страдающего вегетососудистой дистонией, есть свои «поганые места». На самом деле, конечно, это места как места, ничего такого особенного в них нет. Но однажды нашим «героям» стало в этих (или похожих на них) местах «плохо» — было дурно, голова кружилась, воздуха не хватало, сердце из груди выпрыгивало, короче говоря, классический набор невротика. В результате в голове замкнуло, причем в прямом и переносном смысле, образовалась условно-рефлекторная связь. Сами эти места, один их внешних облик или же просто напоминание о них стали вызывать вегетативные приступы.

К таким местам, как правило, относятся: общественный транспорт, публичные места (театры, магазины и т. п.), большое скопление людей, или же, напротив, их отсутствие, «открытые» и «закрытые пространства»... Избегание этих мест, таким образом, становится наибольшим из возможных удовольствий. Страшно оставаться одной — вызови с работы мужа; страшно ехать на метро — возьми такси или с двумя пересадками на автобусе; страшно стало в темном зале оперного театра — беги на свежий воздух; пугает магазин — отправь туда сына; боишься открытого пространства — используй механические средства передвижения, и т. д., и т. п. Очень помогает! Легче становится до неприличия!

Но, конечно, самое излюбленное бегство всегда осуществляется в голове. Например, когда человек сидит у себя дома и думает о том, что бы ему такое сделать, чтобы спастись от грядущего «инфаркта». Кому позвонить с просьбой о помощи, где выяснять, в чем причина недомогания, как уменьшить его проявления, что сделать для предотвращения повторения приступа. Суета, беспокойство, смятение все это признаки поиска средств спасения.

Человек, который искренне не рассчитывает на избавление от того или иного недуга, и понимает, что нечто неизбежно, а потому это просто надо пройти, не предпринимает таких попыток, не суетится — в целом, гораздо спокойнее и рассудочнее. Сформируется ли у него впоследствии страх Конечно, он почувствует испуг, и если это произойдет, ему будет неприятно. Но страх возникнет только в том случае, если он станет думать о возможных будущих напастях, т. е. придумывать себе поводы побояться.

И мы должны понять, что неприятности в нашей жизни будут, будут и недомогания, и болезни, и бог еще знает что. От этого никуда не деться. Но хотите ли вы к этому «никуда не деться» добавить еще и хронический, мучительный и изматывающий невротический страх Если да, то можете попробовать побегать, и тогда количество ваших неприятностей увеличится в прогрессии, ведь теперь вы будете переживать не только из-за реальных напастей, но и из-за напастей мнимых, которые будут вам казаться, мерещиться, представляться.

Если трусить по каждому поводу, ничего путного не добьешься. — Сэйте Мацумото

Если же вы не готовы травмировать себя подобным образом, то, вероятно, следует взять на вооружение формулу страха. Но не с тем, чтобы усердствовать в ее патологическом тиражировании, но как раз для предотвращения ее самовоспроизведения. Вот, собственно, об этом и пойдет сейчас речь.

На заметку

Теперь нам следует крепко призадуматься. Оказывается, для того чтобы бороться со своими страхами, нам следует запастись не только мужеством, как многие думают, а, прежде всего, обыкновенным аскетизмом. Мы не только должны проявить решимость непослушания собственному страху, но и готовность отказать от чувства удовольствия, которое давало нам прежде наше бегство, наши защиты, наши «обходные маневры».

---

Нехорошие дети!

Теперь у нас снова на очереди сказка. На сей раз это сказка под заманчивым, на первый взгляд, названием «Праздник непослушания». Суть этого детского триллера сводится к следующему: дети некоего города N не слушались своих родителей, те на них осерчали и ночью покинули своих чад, оставив город на разграбление юным бестиям. Те сему факту необыкновенно обрадовались и на протяжении нескольких дней, как теперь говорится, отвязывали и зажигали. Праздновали, так сказать, праздник непослушания...

Впрочем, были и осложнения. От сладостей у детей разболелись животы и зубы, от мороженого — горла, потекло из носа, игры и пляски привели к членовредительству, отсутствие должной личной гигиены — к миниэпидемии и т. д., и т. п. Всех ужасов перечислять не буду. Короче говоря, хорошо оторвались детки, а потом пошли искать своих родителей: «Возвращайтесь, мол, дорогие вы наши, мы больше не будем». Такая вот поучительная сказка...

А вместе с тем в основе этого художественного произведения лежит не фантазия автора, а хорошо известный нашему ученому брату психологический механизм, получивший название «детского негативизма». Что это такое Детский негативизм — это когда ребенок без конца, т. е. в буквальном смысле этого слова, постоянно говорит своим родителям и воспитателям: «Нет!», «Не буду!», «Не хочу!».

Причем он настаивает на своем «Нет!» даже тогда, когда хочет сказать «Да!». Зачем он это делает А хочется ему, и баста! Но если серьезно, то «Нет!», которое ребенок говорит своим родителям и воспитателям, на самом деле повышает его самооценку. Не соглашаясь с чужим мнением, протестуя, провозглашая свое «Нет!», ребенок чувствует себя личностью. Вот почему он способен испытать восторг, даже отказываясь от желаемого!

Ну что ж, по всему видно, что, когда речь идет о борьбе со страхом, праздник непослушания — это наш вариант! Все нижеследующее, догадываюсь, покажется вам по меньшей мере странным. Мужайтесь, доктор Курпатов будет обучать вас мазохизму (не сексуальному, правда, а психологическому). Что поделать! Если страх поддерживается у нас положительными подкреплениями (т. е. удовольствием), то нам ничего не остается, как отказаться от этих удовольствий. Впрочем, почему бы не получать удовольствие, отказываясь от удовольствия Если даже ребенок это может, то у нас просто должно получится!

Снова обратимся к практическому примеру. Вот молодой человек, зовут его Саша, испытывает страх возможного сердечного приступа, думает, что может умереть от инфаркта. И кажется ему, что окажись он один на улице, без сопровождения кого-нибудь из знакомых — в транспорте, наконец, застрянь он в лифте, и все, поминай как звали! И нет ничего странного в том, что он запасается лекарствами, берет с собой всюду мобильный телефон (чтобы «в случае чего» позвонить куда следует — знакомому врачу или в «Скорую помощь»), думает о путях отступления (как он выберется из злокозненного автобуса или метро и т. п.).

Для того чтобы испытывать страх, человек должен иметь надежду на спасение. — Аристотель

Причем каждое из этих действий вызывает в Саше чувство почти животной радости. Возможно, он и не замечает этого, но в любом из перечисленных действий скрыто для него удовольствие — удовольствие знать, что есть в запасе «средство спасения». Но, как мы с вами уже знаем, именно это удовольствие и делает наш страх, именно благодаря этому удовольствию мы и оказываемся в плену привычки тревожиться. И поэтому наша священная обязанность нанести сокрушительный удар именно по нему, по этому удовольствию. Нанести удар и почувствовать подлинное удовольствие от попрания собственного тщедушного удовольствия мнимой защищенности от мнимого страха.

— Что мне делать Как правильно поступить — спрашивает меня Саша.

Я внимательно смотрю ему глаза в глаза и отвечаю вопросом на вопрос:

— Что будет для тебя большим удовольствием: думать, что у тебя есть пути отступления, или осознавать собственную победу над страхом

Он тупит взор, раздумывает какое-то время, а потом со всевозрастающей уверенностью произносит:

— Наверное, победить страх — это самое большое удовольствие. Я думаю так.

— Очень хорошо, — отвечаю я. — Это ты должен запомнить: настоящее удовольствие — это когда ты побеждаешь свой страх, а вовсе не тогда, когда ты потакаешь своему страху.

— Но я и так не потакаю своему страху! Я пытаюсь с ним бороться!

— Это ты молодец. Но давай подумаем, когда ты берешь с собой лекарства — это твое решение или требование твоего страха

Саша медлит с ответом, потом соглашается:

— Страха...

— Хорошо. А когда ты проверяешь — заряжен ли твой мобильник, испытываешь ли ты беспокойство — продолжаю я.

— Да, испытываю.

— А о чем ты беспокоишься — говорю я, потому что понятно — тут у него беспокойства целый вагон и маленькая тележка.

— О том, смогу ли позвонить в случае чего...

— То есть опять тобою страх руководит

— Получается, что да.

— Итак, — резюмирую я, — все эти действия, включая и мысли о возможности сбежать, убежать, выбежать, по сути, твое потакание собственному страху

— Других объяснений, мне кажется, нет, — соглашается юноша.

Необходимость есть бедствие, но нет никакой необходимости жить с необходимостью. — Эпикур

— И только что ты изъявлял готовность бороться со своим страхом, хотел его победить. Но в какой момент ты будешь это делать — тогда, когда у тебя возникнут первые симптомы недомогания, или же до того, когда ты начнешь слушаться своих прогнозов

— Получается, что нужно делать это заблаговременно. Да, прогнозы... — тут мой Саша задумывается, ведь мы уже говорили с ним о том, насколько это опасно — доверять собственным пугающим фантазиям. — Значит, я начинаю себя предавать еще до того, как у меня начнется приступ Да.

— Конечно, а в противном случае, в случае, если бы ты себя не предавал, причем заблаговременно, то и приступа у тебя не было бы! Все начинается с маленьких предательств. Страх говорит тебе: «Возьми лекарство!». И ты его слушаешься, подчиняешься ему, а себя предаешь. Потом он говорит: «А ты уверен, что твой мобильник не выключится». И ты мигом проверяешь свой спасительный SOS-передатчик. Так кто же твой хозяин Кто тобой руководит Кому ты вверяешь свою жизнь.

— Получается, страху, — говорит Саша и смотрит на меня удивленно, словно бы я только что упал с неба.

— Мы о том и толкуем!

— А могу я перестать его слушаться — спрашивает он.

— По-моему, так это проще простого: надо уяснить для себя, что он от тебя требует (а набор требований у этого террориста-шантажиста, я думаю, типичный), и делать все ровно наоборот!

— Наоборот!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.