WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Страны- – лидеры лишь в ограниченной степени представляют себе картину своего будущего, те проблемы, с которыми они столкнутся в долгосрочной перспективе. Многие институты и установления формируются у них в одних условиях, а затем продолжают функционировать в иных, радикально изменившихся. Важнейшие структурные проблемы стран Западной Европы, Северной Америки и Японии сегодня связаны с устойчивостью систем пенсионирования, здравоохранения, образования. Эти системы формировались в условиях молодого населения, широких возможностей наращивания налоговой нагрузки, ограниченной доли соответствующих расходов в валовом внутреннем продукте. За пятьдесят лет постиндустриального развития ситуация радикально изменилась. Но проведение глубоких стратегических реформ в условиях зрелых, стабильных демократий сложно. Анализ проблем, с которыми сталкиваются страны – -лидеры, для России важен не для слепого копирования сделанного. Наложение этого опыта на российские реалии позволяет начинать необходимые реформы не тогда, когда проблема уже перезрела, а на более ранних стадиях. А. Гершенкрон писал, что не только Россия, но и весь мир дорого заплатил за позднее освобождение крестьян в России18, за то, что по времени начала современного экономического роста Россия заметно отстала от ведущих стран Западной Европы. Тем важнее воспользоваться преимуществом, которое дает ранее проторенная дорога – учиться не только на своих, но и на чужих ошибках.

6. Проблемы иммиграции

Уровни рождаемости и смертности – чрезвычайно инерционные показатели. Демография утверждает, что не возможно в относительно короткие сроки остановить сокращение населенности России, воздействуя на эти факторы. Остается другое средство – разумная иммиграционная политика. Вопрос о ней – один из самых «горячих» актуальных вопросов экономической и социальной политики России. Как, кстати, и многих других стран, опыт которых заслуживает серьезного критического осмысления.

Иммиграционная политика в странах, находящихся на стадии постиндустриального развития, как правило, крайне непоследовательна. Здесь сталкиваются две реальности – экономическая и политическая.

Экономическая реальность: для стран с богатым (по меркам мира) населением характерен дефицит рабочей силы, готовой заниматься неквалифицированным трудом. Есть рабочие места, которые можно экспортировать за рубеж, в менее развитые страны. В отношении профессии уборщика, сиделки, грузчика и многих других это нереально. На высоких уровнях экономического развития резко повышаются требования национальной рабочей силы к качеству труда и рабочего места. Органы трудоустройства не решатся предложить многие рабочие места даже безработному. Власти знают: он имеет моральное право отказаться. Есть и потенциальное предложение труда для такого рода рабочих мест. Даже те невысокие зарплаты, которые платят в странах-лидерах за непрестижную работу, для многих выходцев из более бедных стран – возможность социального продвижения, роста благосостояния. В такой ситуации остановить процесс трудовой иммиграции невозможно. Однако общество, особенно в странах не иммигрантских, с высокой долей коренного населения, воспринимает иммигрантов как угрозу. Они нужны как уборщики, строители и грузчики, но не нужны как соседи. Складывается положение, когда иммиграция происходит, но в наихудшем из возможных виде – в форме нелегальной иммиграции.

Правительство США – иммигрантской страны, до 80-х годов XIX века не имевшей ограничений движения населения, в ХХ веке ужесточавшей режим въезда в страну, было вынуждено провести в 1986 году крупномасштабную легализацию иммигрантов. Эта мера позволила сделать законным положение примерно 4 миллионов нелегальных иммигрантов. Сейчас США стоят на пороге осознания необходимости повторения того же шага, новой легализации иммигрантов в тех же масштабах.

Италия несколько раз проводила легализацию иммиграции. То, что там массово распространена нелегальная трудовая занятость иммигрантов в теневой экономике, исследователи прекрасно знают. Германия несколько раз пыталась ограничивать постоянную иммиграцию. В результате иммигранты прибывают в страну по каналам иммиграции беженцев, получают право жить в стране, но не имеют права легально работать.

Есть примеры разумной политики в области иммиграции. Один из них – Канада. За последние 20 лет канадское правительство довело долю иммиграции, определяемую по балльной системе (речь идет об иммигрантах, приезд которых власти страны поощряют, отбирая их с использованием определенных прозрачных критериев по всему миру) до уровня выше 50%. К сожалению, это исключение.

Россия столкнется и уже сталкивается с теми же проблемами. Проанализировав ситуацию на рынке рабочей силы в Москве, нетрудно убедиться, что идея о возможности обойтись без крупномасштабной трудовой иммиграции – нереалистична. Это долгосрочная проблема, с которой придется иметь дело в течение десятилетий. По условиям рынка труда страна обречена принимать крупномасштабный приток иммигрантов. В этой ситуации разумнее привлекать тех, кого национальные власти хотят видеть в стране, а не тех, кого бы они видеть не желали.

Население России в XXI веке будет сокращаться, что связано не с отсталостью страны, а, напротив, с ее индустриальной зрелостью. Такая ситуация характерна для большинства развитых постиндустриальных стран, не получающих масштабного притока иммигрантов. Это означает, что предстоит значительный рост числа пенсионеров, приходящихся на одного работника. Мы имеем дело с инерционной долгосрочной тенденцией, повлиять на которую сложно.

Отличие России от других стран состоит в одном: мы столкнулись с сокращением населения на более ранней стадии развития, чем западный мир. Однако у России есть уникальная возможность, мало кому доступная. Ее окружают страны, большинство из которых беднее нее. В этих государствах живут миллионы русских и десятки миллионов русскоязычных, людей, знающих русский язык, культуру, традиции, тех, кто легко интегрируется в структуру российского общества. Но вместо того, чтобы вести систематическую работу по привлечению молодежи из стран СНГ в российские вузы, на службу в российскую армию по контракту, создавать разумно устроенную систему организации трудовой иммиграции, легализовать иммигрантов, живущих в России, интегрировать их в российское общество, – вместо всего этого Россия последние годы заимствует худшие черты иммиграционной политики стран-лидеров. И многие еще гордятся, что российское законодательство в этой области, принятое в 2002 году, похоже на европейское. Между тем трудно представить себе нечто менее подходящее для российских условий, чем европейское иммиграционное законодательство.

Как показывает опыт, в условиях демократического устройства страны остановить приток трудовой миграции невозможно: с одной стороны, работодатель предъявляет спрос на рабочую силу (дефицит рабочей силы – важнейший фактор торможения экономического роста), с другой – есть предложение этой рабочей силы. Реальный выбор состоит не в том, быть или не быть иммиграции, а в ее характере – легальном или нелегальном. Сейчас, согласно официальной статистике, в России 400 тыс. трудовых иммигрантов. По оценкам представителей органов власти, реальное число иммигрантов составляет от 1,5 до 15 млн человек. Не имея трудовых и социальных гарантий, нелегальные иммигранты вынуждены полагаться на механизмы этнической солидарности, создают закрытые сообщества, которые часто оказываются связанными с организованной преступностью. Это порождает антииммигрантские настроения в среде коренного населения, подталкивает к голосованию за ультраправые партии, погромам.

В свете сказанного недавно принятый Закон «О гражданстве Российской Федерации», предполагающий насильственное выдворение иммигрантов, основан на непонимании стоящих перед обществом проблем. Он не только загоняет иммиграцию в нелегальную область, криминализирует ее, но и резко ухудшает качественный состав иммигрантов, чем наносит ущерб прежде всего развитию российской экономики.

Между тем имеется ряд совершенно конкретных возможностей решить проблему миграции, чтобы она стала выгодной для страны, ее будущего. Многие из них носят чисто технологический характер. Например, необходимо создать систему, аналогичную системе «грин-карт», которая предоставляет иммигрантам все гражданские и социальные права, кроме права голоса. Проводить амнистию иммигрантов в целях их регистрации, в первую очередь налоговой регистрации. Иметь собственную программу привлечения тех иммигрантов, которые нужны стране. Более полно использовать потенциал наших соотечественников – русскоязычных, живущих в бывших странах СНГ.

Но важна не только технология. Осознание стратегического значения проблемы иммиграции для России требует радикального изменения видения ключевых задач развития нашего государства. Если бы Америка поставила перед собой задачу стать государством англосаксов, у нее были бы безрадостные перспективы: она просто не стала бы той великой страной, какой является сейчас. В XXI веке и Россия имеет будущее только как многонациональная страна российских граждан, говорящих на русском языке и принадлежащих к российской культуре.

Россия – правопреемница Советского Союза. Строго говоря, это означает, что каждый гражданин любой страны постсоветского пространства, родившийся в ней в советское время, если он того захочет, должен иметь право получить российский паспорт, стать гражданином России. Причем без предельного срока подачи заявления – как, например, человек, родившийся на территории тех же США, имеет право стать гражданином этой страны, где бы он ни жил и когда бы того ни пожелал.

7. Долгосрочная валютная и курсовая политика

Еще одна проблема, решение которой необходимо для долгосрочного развития России. Мир использует доллар как важнейшую валюту на протяжении последнего века, фунт и доллар – на протяжении последних двух веков. Может быть, именно поэтому иногда даже у специалистов складывается впечатление, что при обсуждении проблем сегодняшней мировой финансовой и денежной системы мы имеем дело с чем-то долгосрочно стабильным, устойчивым, хорошо изученным. На деле денежная система в том виде, в котором она сложилась сегодня, – это продукт недавнего прошлого. Это сочетание глобального мира, свободного потока капитала и плавающих курсов ведущих мировых валют, не основанных на золотом стандарте. Такое положение существует в течение последних двух-трех десятилетий. Это реальность, заданная странами-лидерами, и необходимо отдавать себе отчет в том, что пока она изучена слабо. Но уже ясно, что одна из ее характеристик – крупномасштабные колебания потоков капиталов, и прогнозировать такие колебания трудно.

Проанализировав историю мексиканского кризиса 1994 года, кризиса в Юго-Восточной Азии 1997–1998 годов, аргентинского кризиса 2000–2001 годов, нетрудно увидеть, что они были неожиданностью для ключевых игроков. В том числе – для очень сильных экономистов. Экономическая команда Б. Клинтона была сильной. Она включала таких авторитетных специалистов, как Л. Саммерс, Д. Липтон, С. Фишер. Это квалифицированные люди, которые неплохо справились с управлением кризисами, ограничением причиненного ими ущерба. И все же и мексиканский кризис, и кризис в Юго-Восточной Азии были для них неожиданностью. А это значит, что нет никаких гарантий, что следующий кризис также не будет неожиданным для тех, кто в наибольшей мере способен повлиять на состояние мировой экономики.

Современный финансовый мир динамичен и полон рисков. В нем разумно надеяться на лучшее, а рассчитывать на худшее. Для России это особенно важно. Наша страна сталкивается с сочетанием двух типов рисков. Это риски, связанные с колебаниями цен на основные экспортные товары (которые в условиях постиндустриального развития крайне волатильны) и колебаниями на финансовых рынках. Велика вероятность сочетания этих рисков.

Сейчас у России нет проблемы, где занять деньги. Проблема в том, чтобы не допустить слишком большого притока краткосрочного капитала. Как только цена на нефть окажется на уровне близком к 12 долларам США за баррель, финансовые рынки будут для России закрыты. И те финансовые институты, которые сегодня говорят: занимайте сколько хотите, в этой ситуации скажут: приходите завтра. Это значит, что, вырабатывая собственную долгосрочную денежную и финансовую политику, разумно всегда быть консервативными в оценке рисков. Не менее важно всегда сохранять свободу рук в области курсовой политики, никогда не оказываться в положении страны, которая не имеет возможности адаптировать курс национальной валюты к радикально изменившимся реальностям, как это было в 1997–1998 годах.

Специфика структуры экспорта и импорта России, зависимость экспорта от цен на сырье, отсутствие тесной связи конъюнктуры российской экономики с конъюнктурой экономики любого из двух крупнейших экономических центров мира – США и Европейского Союза – исключают жесткую привязку рубля к доллару или евро. По этой причине добиться того, чтобы рубль был «отвязан» от доллара – важнейшая стратегическая задача. То, что в плане решения этой задачи делает Центральный банк, правильно, хотя в проведении такой линии необходима осторожность. Если невозможно привязать рубль ни к евро, ни к доллару, значит, есть лишь одна осмысленная долгосрочная линия – проведение политики плавающего курса, постепенное превращение рубля в стабильную, устойчивую мировую валюту второго класса, такую, какой сегодня является, например, фунт стерлингов. Эта задача амбициозна. Но вспомним о том, что и в 50-х годах ХХ века в Германии задача сделать немецкую марку устойчивой валютой второго класса после двух денежных катастроф на протяжении предшествующего полувека казалась трудноразрешимой.

* * *

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.