WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 32 |
Годфруа привел такую информацию:

      Было обнаружено (Lieppe et al., 1978), что, когда требуется узнатьчеловека по фотографии его лица, только треть всех испытуемых делает этоправильно, еще одна треть вовсе его не узнает, а остальные уверенно даютошибочный ответ.
     На воспоминания о событиях может влиять и то, какзадаются вопросы. Лофтус (Loftus, 1979) показала, как намеки и подсказки,содержащиеся в вопросах, могут задним числом изменять воспринятую человекомкартину.
      Испытуемым показали заснятые на кинопленку автодорожныепроисшествия. При этом Лофтус обнаружила, что если у них спрашивали, "с какойскоростью ехали машины, когда они врезались друг в друга", то в ответназывались гораздо более высокие цифры, чем при вопросе "с какой скоростьюехали машины, когда они столкнулись". Кроме того, спустя неделю Лофтус спросила испытуемых, были лина месте аварии осколки стекла, и тогда нашлись люди, которые "вспомнили", чтоосколки действительно были. Это тем более поразительно, что на самом деленикаких осколков не было.
      В другой серии исследований испытуемых одной из групп послепросмотра кинофрагмента спрашивали: "с какой скоростью ехала машина по сельскойдороге, когда она проезжала мимо риги [молотильногосарая]". Другой группе тот же вопрос задавали безупоминания о риге. Спустя неделю, о наличии риги упоминали 17% лиц из первойгруппы и лишь 3% из второй.

      Итак, еще раз: показания свидетелейнельзя рассматривать, как доказательства, но можно только принимать ксведению. Это касается и прочих "доказательств". Побольшому же счету с позиции чистого разума можно сказать, что доказательств,как таковых, в природе не существует хотя бы потому, что "можно быть увереннымлишь в том, что ни в чем нельзя быть уверенным".

      В одних странах судебных ошибокбольше, в других - меньше. Это зависит от многих факторов. Давайте рассмотримнекоторые из них на примере нашей страны.

      Качество следствия. Ошибки на этапеследствия хоть и не судебные, а досудебные, но для подсудимого хренредьки не слаще. Вообще-то наших следователей жалко. Посудите сами. Уголовныедела, как правило, тоскливы и порой довольно обширны. Многотомные дела обычноне так увлекательны, как детективы и для следователя гораздо заманчивей выпитьпива, чем вникать в их суть. Для того чтобы вести дела более-менее качественно,их количество на одного следователя не должно бы превышать пяти-шести в месяц.На практике же следователь (иногда третьекурсник юридического вуза) может вестидвадцать шесть дел. Имейте в виду, что дела крайне нежелательно затягивать илучше побыстрей закрывать, иначе возникнет затор, как в полдень на Тверской иможно будет схлопотать по шапке от начальства. Следователь, конечно же, можетих бегло пролистать, как студент накануне экзамена, но не изучить. И он в этомне виноват. О каком качестве следствия может идти речь

      Качество судейства. И судей наших тожежаль. На среднестатистического судью взваливается столько дел, сколькорассмотреть качественно физически невозможно. В среднем один районный судья загод рассматривает примерно 150 уголовных, 350 гражданских и где-то столько жеадминистративных дел, разношерстных и разнокалиберных. Это около трех процессовежедневно, во многих из которых черт ногу сломит - так свихнуться можно.Наверное, для некоторых судей все подсудимые - на одно лицо, как больныесиндромом Дауна. Маньяки, сутенеры и малолетние преступники смешались сбомжами, абортмахерами и неудачливыми интеллигентами - поди, разбери, кто изних прав, а кто виноват. О каком качестве судейства может идти речь

      Коммерческие интересы и коррупция. Слышаля где-то, что в нашей стране за убийство обычного гражданина иногда (т.е., невсегда) можно откупиться примерно за 20 000 у.е., а за убийство не совсемобычного, скажем, милиционера - за 50 000 (конечно, это еще не факты, но ужеинформация). Менее тяжкие преступления, как вы понимаете, можно выкупить прощеи дешевле. Как колбасой торгуют уголовными делами. "Обычно подсудимый считаетсявиновным до тех пор, пока он не докажет свою влиятельность" (Лоренс Питер). Но преступления надораскрывать, а дела, опять же - закрывать, поэтому выкупленные дела, какправило, "вешают" на нерасторопных арестантов или на незадачливых прохожих,которые вмешались в уличную драку с целью восстановить справедливость и былиоклеветаны хулиганами. Также у нас, почему-то, не принято отпускать обвиняемыхпод денежный залог до суда, хотя это могло бы решить кое-какие серьезныепроблемы. Наверно, такие благие начинания будут непременно изнасилованы нашейкоррумпированной системой - у низкооплачиваемых госчиновников при виде крупныхденежных залогов может появиться мелкая дрожь в пальцах и грязные планы вмозгах. И еще у нас не принято возмещать моральный ущерб за ошибочный диагноз,который дает судебная система. Видимо, потому, что мы не так богаты и непривыкли беситься с жиру, как американцы, а также, для того, чтобы пресечькоммерческие злоупотребления со стороны недобросовестных подсудимых - и в этоместь рациональное зерно.

Только получается, что некоторые подсудимые как быстрадают оттого, что часть их свободной жизни как бы украдена.

      Профессиональные интересы. Даже еслинеопороченные грязными делами следователь, прокурор и судья после завершенияочередного процесса поймут, что был осужден невиновный человек, и им будеточень стыдно от таких реалий, и искренне его жаль, то каждому из них, все-таки,будет выгодно замять это дело, чтобы о нем никто не узнал. Ибо, во-первых,люди, встречаясь лицом к лицу со своею собственной ошибкой, обычно спрашиваютее ханжески: "ты кто", понимая, что если они ее признают, то может пострадатьих репутация, а, во-вторых, какому судье или прокурору нужен выговор за дряннуюработу Кроме того, наше правосудие носит на шее довольно позорный (опять же сточки зрения пресловутой честности) хомут, именуемый обвинительный уклон. Его суть состоит втом, что при рассмотрении уголовных дел (именно уголовных, а не, скажем,арбитражных) судьи изначально имеют преимущественную склонность к вынесениюобвинительных приговоров. Во-первых, это, опять же, потому, что люди (и судьи втом числе), даже признавая свои ошибки в душе, в упор не желают их узнаватьпублично, иначе, со стороны это может выглядеть, как демонстрациянекомпетентности. А, во-вторых - во-первых. Оправдательных приговоров у наспочти не бывает - где-то чуть больше одного процента от общего числа - и это незначит, что оправдывать некого. Правда, суды присяжных выносят оправдательныхвердиктов на порядок больше - примерно 15 %, т.к., в отличие от судьи,"присяжный заседатель" - это не профессия, а кратковременная должность, и мозгиприсяжных не засалены производственно-конвейерным опытом. У присяжных нетначальства, и они не могут получить взбучку за то, что подсудимый ошибочнопроторчал целый год в изоляторе. А вот с точки зрения судей и государственныхобвинителей, невиновного выгодней осудить, чем оправдать - уж лучше накататьобвиняемому срок чуть больше того, что он просидел до суда, чем потомотбиваться от его справедливых жалоб - и все довольны.

      Человеческий фактор. Человек не можетбыть объективным по определению и у каждого в голове свои тараканы. Человекутрудно сохранить беспристрастность в спорных вопросах. А судьи кто Обычныелюди, хоть и с юридическим образованием, но с такими же слабостями и пороками.Бывают среди них неудовлетворенные и злые, с садистским уклоном и на зарплатуобиженные, которые подсознательно норовят засадить каждого подсудимого безисключения по самые бакенбарды и при этом выписывают сроки наказания непременнои только по максимуму. Помимо недобросовестного отношения к делу всех членовбригады правосудия (следователей, прокуроров, адвокатов, присяжных заседателейи судей), судебную ошибку рождает мусор в их головах. Следователи могут легкоступить на ложный путь и заблудиться в деле. Судьи, утомленные обилиемрассматриваемых дел, не всегда могут досконально вникать в очередные толстыепапки. Бывает, что, сами того не желая, они нарушают принцип презумпцииневиновности и даже не замечают этого. Мусор в их головы внедряется незаметнодля них самих. Умелые манипуляции одной из заинтересованных сторон, давление наэмоции, бессознательная предвзятость судьи - все это рождает ложные убежденияи, как следствие, судебную ошибку. Даже если судья искренне пытается отрытьистину в куче обрушившейся на его бедную голову информации, у него это невсегда получается. Ведь, в отличие от него, противоборствующие стороны, которыеморочат ему эту самую голову, занимаются в суде не поиском истины исправедливости, а считают делом чести одолеть друг друга. Причем, одолеть любойценой - замаскированное враньё и тактичные оскорбления тут обычно лидируют, ачестность, как правило - в ауте (это не претензия, а констатация). Суд - этоплощадка для борьбы интересов и втираться здесь прибыльно. Поэтому в суде, какправило, происходит не научная дискуссия, а грубая полемика. Исход дела обычнозависит не столько от фактов, сколько от витиеватой риторики прокурора илиадвоката (вот почему им жизненно необходимо хорошо говорить, особенноадвокатам, вознаграждение которых не столь ограничено, как зарплата прокурора(хотя прокуроры тоже иногда получают невидимые вознаграждения)). Как высчитаете, если прокурор (или адвокат), который сначала был уверен в своейправоте, в процессе судебного разбирательства вдруг поймет, что он ошибался,то, признает ли он добросовестно свою ошибку, заявит ли о ней публично и сдастли свои позиции Такое я видел только в кино два раза. Всегда найдутсяадвокаты, которые за превосходящую плату с еще большим рвением будут отстаиватьинтересы противоположной стороны. Для многих из них судебное дело - обычнаяазартная игра, в которой ставка - гонорар. И у них, прошу не забывать, тожеесть семьи и иногда бывают взрослеющие дети, которых надо не только кормить, нои одевать по моде.



      (Я уж не буду тут говорить о закулисных сговорах междусудьей, адвокатом и прокурором по поводу назначения козла отпущения (если вделе фигурируют несколько обвиняемых), торгов между ними по поводу сроковзаключения, а также об их обычной человеческой невнимательности и юридическоймалограмотности).

      Конечно, есть и другие причины судебных ошибок.

      Итак, друзья,мы видим, что судебные ошибки объективно заложены в несовершенной и местамипорочной природе человека и, как следствие - в далекой от утопического идеаланашей судебной системе. В которой есть что улучшать.

*    *    *


      Какизвестно, сытый голодного не разумеет, а гусь свинье не товарищ. Точно так жеместа не столь отдаленные далеки от нас. Те несчастные, которые ни за грошсидят за решеткой - персонажи трагедии, а мы с вами - зрители (азартные,сочувствующие, равнодушные или спящие - не столь важно). Зритель отличается оттрагического персонажа примерно так же, как патриций со второго ряда Колизея отгладиатора на арене. Должно быть, вы смотрели фильм "Место встречи изменитьнельзя". Есть там два главных персонажа - Глеб Жеглов и Володя Шарапов. Кому изних вы симпатизируете больше, как зритель Думаю, тут сказывается обаяниеВладимира Высоцкого. Есть там еще один персонаж, затравленный и натерпевшийся -Груздев (Юрский), которому, на его счастье, не пришлось крутиться в мясорубке.А теперь представьте себе, что вы не зритель, а Груздев и ответьте еще на одинвопрос: кому из двух главных персонажей вам хотелось бы доверить свою судьбу

      Всего вамсамого хорошего, друзья, и до новых встреч!

________________
Загляните еще раз в предыдущийвыпуск нашей рассылки и прочитайте диалоги присяжных(особенно если в прошлый раз вы вскользь пробежались по их тарабарщине). Выувидите, как судебная ошибка поразительно настырно норовит пролезть во всякующель, торжество презумпции невиновности, а также… В общем,загляните.

МЫ НЕ МОЖЕМ ЗНАТЬ.  МЫ МОЖЕМ ТОЛЬКОПРЕДПОЛАГАТЬ

Можно быть уверенным лишь в том, 
что ни в чем нельзя быть уверенным
Плиний старший



      Баснописец Эзоп был рабом. Как-то хозяин послал его на рынок,а навстречу ему градоправитель.
      - Ты куда,Эзоп - спросил градоправитель.
      - Не знаю, -признался баснописец.
      - Издеваешься! Взятьего и отвести в тюрьму! - приказал градоправитель своим воинам.
      - Вот видишь! - возмутился в свою очередь Эзоп, - разве я могзнать, что попаду в темницу

      Да, уж, друзья,никто не знает, что с ним случится через минуту. Никто вообще ничего не можетзнать, ибо знать невозможно.

      - Как это невозможно Я знаю,например, дату своего рождения.
      - На самом деле ты ее не знаешь, потому что даже не помнишь,и поэтому тебе приходится верить документам и словам родителей. А вдруг в твоемсвидетельстве о рождении указали не ту дату (сознательно или по ошибке) Авдруг тебя в роддоме подменили Ты этого не знаешь.
      - Ну, хорошо, я этого не знаю. Нотогда я знаю, что на Земле есть страна Парагвай - это же очевидно.
      - Сомневаюсь. Твоё убеждениеосновано, опять же, на вере. В слова учителя географии, телерепортажи, атласы,учебники и прочие авторитетные источники. А ты ведь понимаешь, что вера ничегоне доказывает. Никакие авторитеты не могут давать стопроцентных гарантий, т.к.несовершенных людей всегда и во всём сопровождают неопределенность и всякиефорс-мажоры. Поэтому для тебя существование Парагвая - не факт, а информация.
      - А еслидопустить, что я был в Парагвае. Уж тогда-то я мог бы знать, что онсуществует.
      - Нет, не мог бы. Потому что утебя не было бы гарантии, что это не был бы, скажем, Гондурас, в которомпоменяли вывески.

      Информация кразмышлению:
     Авторитетные источники информации иногда бессовестно врут. По некоторымэкспертным оценкам, в различных научных справочниках и энциклопедиях можетсодержаться до 20% ложной информации. Многовато.
      Так, например, в энциклопедическом словаре "Ф.А.Брокгауз -И.А.Ефрон" (1912 г.) потери французских войск в Бородинском сражении указаны в35 тысяч человек. В "Большой советской энциклопедии" (1927) - 52 тысячичеловек. Во "Всемирной истории" (1959) - 58,5 тысяч человек. То есть, потерифранцузов непрерывно возрастают. Соответственно потери русских войск составили58, 48 и 38,5 тысяч человек. То есть, наши потери непрерывно уменьшаются.Похоже, что авторы справочников пишут их если не в пьяном угаре, то с прицеломна идеологическую пропаганду. Также, похоже, что Бородинская битва продолжаетсядо сих пор. В головах историков.
      Или другойпример. Официальная информация из справочников гласит, что население Китая на2000 год составило около 1300 миллионов человек, а по оценкам некоторыхэкспертов - свыше двух миллиардов жителей.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.