WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |

Основные гипотезы. Если формула, по которой производится расчет финансовой помощи зависит от фактических значений доходов и расходов региональных бюджетов, то региональные власти, обладая соответствующими полномочиями, могут изменять собственные доходы и расходы в зависимости от собственных приоритетов, воздействуя таким образом на величину трансферта. Из теоретического анализа модели поведения региональных властей следует, что в зависимости от соотношения между параметрами модели α и β может меняться направление воздействия изменения объема финансовой помощи региону на выбираемые региональными властями значения величины собираемых налогов и осуществляемых расходов.

Так, при симметричной методике выделения финансовой помощи, когда федеральный центр в равной степени софинансирует расходы регионального бюджета и участвует в формировании его доходов, то есть когда параметры α и β, характеризующие степень учета фактических и нормативных доходов и расходов при расчете разрыва между ними, равны между собой (в том числе при преимущественной опоре на нормативные значения доходов и расходов) изменение величины выделяемой финансовой помощи вследствие эффекта дохода должно приводить к росту расходов бюджета на величину, меньшую величины трансферта, при одновременном сокращении собираемых налогов. При методике, являющейся несимметричной относительно степени учета нормативных и фактических значений доходов и расходов, направления влияния изменений величины трансферта на объемы расходов и доходов регионов априорно не ясны, т.к. кроме эффекта дохода изменение величины финансовой помощи приводит к возникновению эффекта замещения.

Как показано в предыдущем разделе, гипотеза о том, что на протяжении 1994 – 2000 годов в России наблюдалась ситуация, характеризуемая превышением параметра β над α, не противоречит эмпирическим данным для большинства ситуаций. Поэтому в данном разделе основной проверяемой гипотезой, будет утверждение о том, что поскольку α<β, т.е. федеральный центр в большей степени участвует в формировании доходов регионального бюджета, чем в софинансировании его расходов, то при росте γ (т.е. при увеличении размера трансферта) всегда сокращаются налоги, а расходы обычно растут и, наоборот, при падении γ (сокращение размера трансферта) всегда растут налоги, а расходы обычно падают.

Для проверки гипотез о наличии тех или иных фискальных стимулов к изменению величины доходов и расходов региональных бюджетов под воздействием выделения финансовой помощи мы оценим зависимости между величиной финансовой помощи и объемом доходов и расходов, которые могут быть проинтерпретированы с учетом полученных оценок параметров методики выделения финансовой помощи. При этом, чем меньше γ, тем хуже должны быть полученные зависимости (из уравнения (45) видно, что чем меньше γ, тем ближе к нулю все оцениваемые коэффициенты, что при одинаковой дисперсии приводит к снижению значимости).

Другое утверждение, вытекающее из теоретического анализа, заключается в том, что при уменьшении степени учета фактических расходов по сравнению с нормативами расходных потребностей (уменьшение степени софинансирования центром расходов регионального бюджета при снижении величины α) происходит снижение фактических расходов, однако, если степень покрытия разрыва между доходами и расходами (параметр γ) достаточно велика и центр ориентируется на фактические налоговые поступления в большей степени, чем на налоговый потенциал, то может происходить увеличение расходов. Одновременно снижение величины α всегда приводит к росту налогов. Изменение методики выделения финансовой помощи в сторону большего учета налогового потенциала по сравнению с фактическим поступлением налогов (уменьшение степени участия центра в формировании доходов региона при уменьшении величины β) приводит к увеличению сбора налогов в регионе и увеличению фактического объема расходов.

К сожалению, отсутствие длинной истории межбюджетных отношений в России не позволяет протестировать зависимости, касающиеся воздействия изменений параметров α и β на выбираемые регионами значения доходов и расходов. По этой причине на данном этапе исследований мы ограничимся проверкой гипотез, касающихся воздействия величины трансферта на налоговые доходы и расходы регионов.

2.2. Модели зависимости доходов и расходов региона от величины федеральной финансовой помощи

Для проверки гипотезы о наличии фискальных стимулов к изменению величины доходов и расходов региональных бюджетов под воздействием выделения финансовой помощи мы проводили оценки зависимостей между величиной финансовой помощи и объемом доходов и расходов61, которые могут быть проинтерпретированы с учетом полученных оценок параметров модели распределения финансовой помощи:

(50)

(51)

Результаты оценок показали, что знаки коэффициентов при переменных налоговых доходов и расходов региональных бюджетов в целом соответствуют выдвинутым гипотезам о характере возникающих фискальных стимулов: зависимость налоговых доходов от величины финансовой помощи отрицательная, а расходов – положительная. Однако не все коэффициенты являются статистически значимыми и полученные зависимости характеризуются весьма низкими объясняющими способностями. Мы не приводим здесь результатов оценок, так как рассмотренные парные регрессии зависимостей налоговых доходов и расходов от величины финансовой помощи по регионам являются плохо специфицированными. Для корректного моделирования налоговых сборов необходимо использовать уравнения, включающие помимо финансовой помощи налоговую базу и другие факторы, влияющие на объем поступлений62. Аналогичные соображения можно привести и для расходов региональных бюджетов, здесь следовало бы учесть всевозможные факторы, определяющие величину расходов63. Кроме того, оценка уравнений (50) и (51) непосредственно для величин доходов, расходов и финансовой помощи характеризует скорее не поведение регионов при изменении величины финансовой помощи, а (в терминах построенной выше теоретической модели) предпочтения регионов и их изначальный выбор величины собираемых налогов и осуществляемых расходов в зависимости от величины финансовой помощи при фиксированном наборе других экзогенных параметров, определяющих фискальную политику регионов.

Результаты оценки более сложных моделей приведены в следующем разделе, а здесь мы оценим уравнения зависимости прироста налоговых доходов и расходов от прироста финансовой помощи от года к году. Это позволит проверить гипотезу о наличии влияния изменений финансовой помощи на величину доходов и расходов в предположении, что прочие факторы определяющие фискальную политику регионов (различные для отдельных регионов) являются неизменными во времени (очевидно, что это менее сильное предположение по сравнению с предпосылкой об одинаковой величине соответствующих факторов в разных регионах в моделях (50), (51)). Другая проверяемая гипотеза заключается в том, что в условиях значительных колебаний финансовой помощи по годам региональные власти вряд ли способны прогнозировать ее динамику, и, соответственно, планировать свою фискальную политику на срок больший одного года. Это означает, что мы ожидаем, что наилучшие зависимости будут наблюдаться для переменных, взятых без временных лагов.

(52)

Ниже приведены результаты оценки модели (52) для приростов налоговых доходов и финансовой помощи регионам с 1995 по 2000 гг.64 Как отмечалось выше, негативными фискальными стимулами (в терминах роста предложения общественных благ при увеличении финансовой помощи) для модели такого вида является изменение налоговых доходов по знаку противоположное изменению финансовой помощи (с1<0).

Для большинства оцененных уравнений (с учетом взятых лагов) гипотеза об отсутствии зависимости прироста налоговых поступлений от прироста финансовой помощи (гипотеза о равенстве соответствующего коэффициента нулю) не отвергается, то есть можно говорить о том, что изменение трансферта в том объеме, в котором оно происходило в 1995-2000 гг. не влияет на величину собираемых налогов.

Рассмотрим аналогичные уравнения для зависимости прироста расходов от прироста финансовой помощи.

(53)

Ниже приведены результаты оценки модели (53) для приростов расходов финансовой помощи с 1995 по 2000 год65.

Из оценок влияния прироста финансовой помощи на прирост объема расходов вытекают следующие результаты. Знак коэффициента при величине финансовой помощи при рассмотрении приростов, взятых без лагов, соответствует нашей гипотезе о направлении ее влияния на величину расходов региональных бюджетов (при анализе результатов с включением 1998 года необходимо помнить, что финансовый кризис в этом году привел к сокращению доходов и расходов региональных бюджетов в реальном выражении, поэтому результаты оценки простой парной регрессии для этого года не вполне корректны – в модели не учтен важный показатель). Это показывает, что гипотеза об отсутствии даже среднесрочного горизонта фискального планирования не противоречит эмпирическим данным.

Прирост финансовой помощи на единицу вызывает прирост объема расходов в том же году на величину от 0,5 до 1 в зависимости от года. Необходимо отметить, что рассматривая уравнения в виде (52) и (53) мы предполагаем, что от года к году не меняются другие факторы, влияющие на величину расходов и налоговых доходов, что на самом деле не всегда имеет место. Эта проблема может быть устранена правильной спецификацией модели (см. ниже).

Таким образом, для России гипотеза о том, что применяемые методы выделения федеральной финансовой помощи регионам вызывают отрицательные фискальные стимулы при использовании для ее проверки простых эконометрических моделей не подтверждается. Рассмотрим несколько более сложные модели.

Модели налоговых доходов регионов с включением в них величины трансферта в качестве объясняющей переменной. Для того, чтобы более адекватно специфицировать модель, чем модель (50) формирования налоговых доходов региональных бюджетов, включим в нее кроме финансовой помощи переменную, характеризующую величину налоговой базы и ее структуру. В качестве наиболее агрегированной характеристики налоговой базы возьмем показатель ВРП региона, а для характеристики структуры налоговой базы – показатель доли сельского населения в общей численности населения региона, отражающий соотношение промышленности и сельского хозяйства в регионе. Соответствующее эконометрическое уравнение имеет вид:

где

Ti – фактические налоговые доходы бюджета i-го региона на душу населения;

Yi – валовой региональный продукт i-го региона на душу населения;

NFi – доля сельского населения в i-ом регионе;

Tri – величина финансовой помощи (сумма всех видов финансовой помощи: трансферты из Фонда финансовой поддержки регионов, средства, выделяемые по взаимным расчетам, бюджетные ссуды, средства на поддержку северного завоза) i-ому региону.

Оценивая уравнения (54), мы будем предполагать, что налоговые доходы в каждом регионе зависят от налоговой базы (ВРП и доли сельского населения) только в текущем году, но финансовое поведение региона (изменение налоговых доходов за счет повышения эффективности региональной налоговой системы, увеличения собираемости и др.) определяется величиной финансовой помощи, полученной как в данном году, так и в предыдущие 1-3 года. Поэтому уравнение (54) мы будем оценивать для каждого года в нескольких вариантах – подставляя поочередно в уравнение величину финансовой помощи в текущем году и в предыдущие годы (так, например, оценка налоговых доходов в 1997 году от финансовой помощи в 1995 году означает, что объясняемой переменной являются налоговые доходы в 1997 году, а объясняющими – ВРП в 1997 году, доля сельского населения в 1997 году и финансовая помощь в 1995 году – все стоимостные показатели – на душу населения в сопоставимых ценах). Результаты оценок уравнения (54) приведены в таблицах ниже66:

В целом результаты оценок показывают, что модель (54) объясняет около 70-80% дисперсии налоговых доходов регионов, при этом коэффициент при валовом региональном продукте оказывается значимым и положительным во всех случаях (доля изымаемой добавленной стоимости в регионе в территориальный бюджет в виде налогов составляет около 10-20%). Доля сельского населения оказывается значимой (с отрицательным знаком) только в ранние годы, указывая на пониженный уровень средних налоговых изъятий из регионов с высокой долей сельского хозяйства.

Для проверки влияния изменения трансферта на прирост недоимки по налогам нами были оценены следующие уравнения:

(55)

где

- прирост недоимки по налогам в году t в регионе i на душу населения в сопоставимых ценах;

- прирост получаемой финансовой помощи в году t в регионе i на душу населения в сопоставимых ценах;

Уравнения (55) были оценены отдельно для прироста недоимки суммарных налоговых поступлений в федеральный и в территориальный бюджеты. Результаты оценок показали, что во всех случаях для 1996-99 гг. коэффициент d1 оказывается незначимым (положительным). Это говорит о том, что если увеличение недоимки и имело место при увеличении финансовой помощи, то оно было неповсеместным.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.