WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

5

1995

7500

1,5

≤100

6

1997

14000

2,8

301-501

7

1992

15853

3,2

≤100

8

2000

25000

5,0

501

9

1999

26000

5,2

301-501

10

2000

36000

7,2

≥501

11

1998

45000

9,0

≥501

12

2000

53000

10,6

301-501

13

1992

58000

11,6

≥501

14

1993

150000

30,0

≥501

* - данные – расчетные, даются, представления масштаба явления

Источник: данные обследования

По результатам опроса 31% компаний были отнесены к разряду мелких, их – годовой оборот составлял до 100 млн. руб.; 38% компаний считались очень крупными – с годовым оборотом свыше 500 млн. руб., у 31% компаний средний – годовой оборот колебался в пределах от 300 до 500 млн. руб. (Рисунок 1).

У основного числа компаний (77%) доля годового оборота, приходящаяся на сельское хозяйство, колебалась в пределах от 75 до 100%, несмотря на это только 46% компаний по самоидентификации относили себя к сельскохозяйственным. При этом, одна компания, у которой доля сельского хозяйства в обороте составляет 10% само идентифицировалась как сельскохозяйственная, по коду Госкомстат она также относится к сельскохозяйственной.

Рисунок 1. Распределение компаний по объему оборота, млн. руб.

Источник: данные обследования

В опрос не попали государственные компании и кооперативы; все компании выборки относились к категории частных или со смешанным участием: 31% компаний оказались частными (с индивидуальным капиталом), столько же было частных с государственным участием, 38% - частные акционерные. Основная часть компаний относила себя к независимым (75%), остальные - к разряду аффилированных.

Основная часть опрошенных компаний (77%) начала заниматься сельскохозяйственным производством во второй половине 90-х гг.. Это подтверждает наше предположение о том, что именно в этот период времени, и особенно после финансового кризиса 1998 г., были созданы наиболее благоприятные условия для инвестирования в сельское хозяйство, которыми воспользовались многие несельскохозяйственные компании, что позволяет говорить о массовом характере интеграционных процессов, хотя в целом, они начались гораздо раньше. Наконец, с точки зрения производственного потенциала в региональном секторе, опрошенные компании в 2001 г. произвели около 30% общего объема производства пшеницы Ростовской области, 10% подсолнечника; объем земли в обороте этих компаний составил 6,7% от общей совокупной посевной площади.

По второму проекту (опрос был проведен также в 2002 г. и данные анкеты относились к 2001 году), в части, относящейся к Ростовской области, было опрошено 69 крупных сельскохозяйственных предприятий. Удалось идентифицировать 11 сельскохозяйственных предприятий, действующих в рамках агрохолдингах.

Кроме того, были выявлены случаи вертикальной координации, к которым мы относим производственные контракты, касающиеся поставки ресурсов для сельского хозяйства.

  1. Мотивы организации сельскохозяйственного производства несельскохозяйственными компаниями

Один из наиболее важных вопросов, который возникает при анализе деятельности агропродовольственных холдингов, состоит в объяснение мотивов их инвестирования в сельское хозяйство. Что «заставляет» компании инвестировать в сельское хозяйство Ответ на этот вопрос, на наш взгляд, позволяет сделать следующий шаг: объяснить последствия деятельности компании в продовольственном комплексе, исходя, соответственно из краткосрочных, или долгосрочных целей их присутствия в секторе.

В предыдущем исследовании достаточно подробно были проанализированы причины, которые заставляют несельскохозяйственные компании, инвестировать в аграрный сектор и начинать самостоятельное производство (см. 2002, 4), обобщим мнение самих компаний. Подобный анализ позволил выдвинуть две гипотезы, которые и позиции теории объясняют это явление. Результаты обследования агрохолдингов позволяют подтвердить правильность выдвинутых гипотез, а также ранжировать мотивы по степени значимости.

    1. Теоретические подходы к объяснению мотивации создания агрохолдингов

Ранее было предложены две рабочие гипотезы, с помощью которых мы пытались объяснить процессы вертикальной интеграции в агропродовольственном секторе и возникновение агрохолдингов. Вкратце напомнить, о чем шла речь.

      1. Вертикальная интеграция

С точки зрения институционального подхода мотивы организации производства несельскохозяйственными компаниями лежат не в сфере производства, а в сфере несовершенства рынка. Когда мы говорим, что перерабатывающее предприятие испытывает трудности с обеспечением регулярных, гарантированных поставок сырья на переработку, мы не предполагаем, что это сырье отсутствует в природе, мы имеем в виду, что издержки, связанные с приобретением сырья настолько высоки, что дешевле производить сырье самостоятельно, чем его покупать. Согласно институциональному подходу), создание фирмы оправдано, когда существуют издержки использования ценового механизма (Р. Коуз, 2001, 10).

Вертикальная интеграция, предполагающая замену рынка созданием фирмы, исходит из того, что менее дорогостояще интернализировать издержки, чем использовать рынок для транзакции, то есть производить самому дешевле, чем покупать на рынке. И, наоборот, нет смысла самостоятельно заниматься производством, то есть создавать фирму, если все, что ты предполагаешь производить можно купить на рынке с меньшими затратами, чем затраты на организацию собственного производства. С точки зрения теории речь идет о сопоставлении издержек осуществления рыночных транзакций и издержек, связанных с внутрифирменным управлением. Компания расширяет свою деятельность до тех пор, пока предельные транзакционные издержки и предельные управленческие издержки не сравняются.(Spulber D., 1999, 11).

Высокая степень несовершенства рынка, высокие издержки и риски осуществления рыночных операций в условиях неопределенности, административные барьеры на пути движения продукции на рынок, отсутствие государственных гарантий, наконец, высокая вероятность оппортунистического поведения контрагентов, которые особенно характерны для экономики переходного периода, делают организацию собственного производства менее затратным по сравнению с операциями на свободном рынке

      1. Диверсификация бизнеса.

Инвестирование несельскохозяйственными компаниями в организацию собственного производства может быть вызвано не стремлением преодолеть несовершенство рынка, а необходимостью диверсифицировать финансовые риски при размещении инвестиционного портфеля. Этот случай интеграции в сельское хозяйство (этот сектор в развитых странах редко выбирается для диверсификации инвестиционного пакета) мы относим к диверсификации бизнеса. М. Perry называет этот случай к вертикальному комбинированию (vertical combination). (Perry M., 1989, 8).

Рисунок 2. Рентабельность производства зерна и мяса птицы в России, 1990-2000 г.

Источник: Данные Госкомстата РФ

При такой стратегии возможные потери от вложений в один вид деятельности компенсируются доходами, получаемыми от вложений в другой вид деятельности: цель подобной стратегии избежать высоких рисков (risks aversion). Снижение рисков усиливается, если компоненты интеграции сильно различаются, то есть речь идет об инвестировании в мало функционально связанные отрасли бизнеса. Л. Дж. Гитман отмечает, что минимизация диверсифицируемого риска «…требует, чтобы они относились к широкому спектру отраслей хозяйства. Хорошо составленный инвестиционный портфель обязательно содержит инструменты, относящиеся по меньшей мере, к двум независимым сферам экономической деятельности. Проверка этого утверждения осуществляется через расчет корреляция доходности отраслей инвестирования. Целесообразно инвестировать в отрасли, имеющие отрицательно коррелированные доходность и слабо положительно коррелированную (Л. Дж. Гитман и др, 1997,13).

Е. Серова (Serova E, 2002, 14), применяя это утверждение к агропродовольственному сектору, приводит пример птицеводства и зернового производства в России. В 1996-1999 гг. рентабельность в зерновом производстве и мясном птицеводстве для России в среднем были слабо отрицательно коррелированы; коэффициент корреляции составлял - - 0,042 (). Иными словами, диверсификация зернового бизнеса в сторону производства мяса бройлеров была вполне разумной стратегией снижения финансовых рисков компании в сложившихся обстоятельствах именно в указанный выше период времени. Именно в этот период отмечался рост числа приобретений птицефабрик крупными зерновыми компаниями.

Исходя из вышеперечисленных теоретических подходов к объяснению мотивов инвестирования в сельское хозяйство, была предложена следующая гипотеза:

а) Если инвестирование в сельское хозяйство вызвано несовершенством рынка и высокими транзакционными издержками, то имеет место вертикальная интеграция; гипотеза проверяется, если а) объем продукции, поступающей по каналам внутрифирменных поставок, составляет не менее 50%; б) соблюдается условие обязательности внутрифирменных поставок, а также другие формы жесткого управления производством и сбытом, включая обязательную централизации части прибыли, полученной сельскохозяйственными подразделениями агрохолдинга.

б) Если инвестирование в сельское хозяйство вызвано стремлением снизить финансовые риски при размещении инвестиционного портфеля, то имеет место случай диверсификации бизнеса. Гипотеза проверяется тем, что а) объем продукции, поступающей по каналам внутрифирменных поставок, составляет не более 50%; б) соблюдается условие только обязательности централизации части прибыли при отсутствии других условий управления производством и сбытом. 1

    1. Причины инвестирования в сельское хозяйство по результатам обследования.

Результаты опроса агрохолдингов позволили идентифицировать следующие мотивы организации сельскохозяйственного производства для компаний-респондентов.

Самый популярный ответ – это потребность в сырье для своего основного производства – этот мотив присутствовал у 58% компаний. Из него можно заключить, что основная часть компаний является переработчиками сельхозпродукции и их решение инвестировать в сельхозпроизводство было вызвано плохой обеспеченностью сырьем для переработки. Это заключение подтверждается и тем, что основная часть опрашиваемых компаний пошла в сельское хозяйство после финансового кризиса, когда возможности импортных поставок сырья резко сократились.

Второй по частотности ответ – 50% от общего числа ответов – рекомендации региональных (местных) властей; говорит о том, что региональные власти продолжают оказывать неформальное давление на принятие решений компаниями, работающими в данной области. Мы указывали на это обстоятельство в нашем исследовании еще в 1999 гг. (2000, 7), отмечая, что в Ростовской области велико неформальное вмешательство региональной администрации в деятельность частных компаний.

Для региональной администрации интересы контролировать деятельность компаний могут быть связаны как с извлечением политической, так и экономической ренты. У несельскохозяйственных компаний интерес к такого рода договоренностям тоже немалый, и скорее всего он не связан с доступом, который компании получают к федеральным и региональным дотациям. Создавая сельскохозяйственное производство, компании автоматически получают доступ к дотациям. Отсюда, можно предположить, что интересы частного бизнеса и администрации пересекаются в других сферах. Частные компании получают преимущества другого рода, такие как, например, послабления в случае введения запретов на вывоз продукции, равно как снижение других видов транзакционных издержек (освобождение от необходимости дачи взятки, защита от инспекционных проверок, получение других видов патронирования и пр.).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.