WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

4. Ориентация на федеральные приоритеты, часто в ущерб региональным. В условиях падения собственных доходов регионам оставалось лишь придерживаться позиции «любые деньги – это благо» или «любые глупости за ваши деньги» и подстраивать свою бюджетную политику под приоритеты федерального центра. Приведем отдельные примеры последствий подобной политики:

  • в Пермском крае приводилась политика привлечения бизнеса в сферу общественного транспорта и коммунального хозяйства, поэтому муниципального транспорта практически не осталось (за исключением трамвая в городе Перми), однако от не сильно востребованных для края субсидий на закупку автотранспортных средств и коммунальной техники власти не отказались;
  • в Калининградской области при пересмотре закона о бюджете власти пошли на существенное сокращение расходов на поддержку сельского хозяйства. В 2009 году региону требовались дополнительные средства, например, на развитие инфраструктуры и снятия социальной напряженности в сфере здравоохранения, однако федеральный центр выделил дополнительное финансирование именно на сельское хозяйство. Региону не оставалось ничего другого, как принять данные средства и выделить со своей стороны соответствующее софинансирование;
  • в Республике Бурятия региональные власти снизили бюджетные расходы на финансирование такого приоритета региональной политики, как развитие туризма, в то же время существенно нарастив финансирование сельского хозяйства, поскольку это позволяло обеспечить большее привлечение федерального софинансирования;
  • практически во всех рассматриваемых регионах власти усилили свое внимание к осуществлению масштабных федеральных проектов на своей территории (строительство АЭС, автомобильных и железных дорог федерального значения и т.д.), связывая с ними перспективы развития регионов, однако в условиях неопределенности внешнеэкономической конъюнктуры высока вероятность того, что многим из этих надежд не суждено сбыться в кратко- и среднесрочный период.

Общий настрой региональных властей на привлечение федеральных ресурсов хорошо выражен в докладе губернатора Пермского края О. А. Чиркунова от 18 марта
2010 г. «Социально-экономическое и политическое положение Пермского края»: «Нам важно раньше других принять для себя эти стратегические приоритеты, встать как регион в авангарде этих изменений, получить дополнительные интеллектуальные и финансовые ресурсы для развития благодаря участию в ключевых федеральных проектах».

5. Снижение финансовой автономии органов местного самоуправления. Сокращение региональных доходов негативно отразилось на финансовой автономии местных властей. Во многих субъектах РФ были приняты решения, направленные на концентрацию финансовых ресурсов в региональном бюджете с последующим перераспределением их части между муниципальными образованиями. Вызов экономического кризиса и концентрация финансовых ресурсов на региональном уровне как ответ на этот вызов, по сути, привели к тому, что финансирование местного самоуправления было во многом переключено на межбюджетные трансферты, которые зачастую выделялись в «ручном режиме». Из рассматриваемых регионов данные кризисные тенденции не проявились лишь в Пермском крае, где не только не была снижена прозрачность межбюджетных отношений, но и заметно выросла финансовая автономия местного самоуправления за счет передачи им с регионального уровня существенных налоговых источников.

Оценка докризисной политики регионов в основных отраслях социальной сферы – образовании и здравоохранении – представлена в табл. 2.

Таблица 2

Докризисная политика регионов

в отраслях образования и здравоохранения

Регионы

Радикальность проведения реформ*

Социальные последствия

Отношение заработной платы работников образования к заработной плате в региональной экономике (%)

Отношение заработной платы работников образования к среднероссийской заработной плате в данной сфере с учетом ИБР** (%)

Образование (2008 год)

Калининградская область

5

88,8

135

Пермский край

4

64,6

87

Вологодская область

1

61,6

87

Тюменская область

4

65,0

203

Томская область

2

69,0

79

Республика Бурятия

2

69,2

60

Здравоохранение (2008 год)

Калининградская область

5

73,2

104

Пермский край

5

77,6

84

Вологодская область

2

79,0

90

Тюменская область

3

73,2

183

Томская область

4

76,9

70

Республика Бурятия

4

85,8

59

* Радикальность проведения реформ оценивалась по пятибалльной системе экспертами проекта

**ИБР – индекс бюджетных расходов, применяемый Минфином России для сопоставления стоимости бюджетных услуг в различных регионах

В сфере образования высокие показатели радикальности реформ в Калининградской и Тюменской области связаны с активными действиями по реструктуризации бюджетной сети, опоре на экономические стимулы при проведении реформ (в обоих регионах введено нормативно-подушевое финансирование довузовского профессионального образования, в Калининградской области нормативно-подушевое финансирование общего образования стимулирует реальную конкуренцию между общеобразовательными учреждениями, в Тюменской области наиболее радикально осуществлялся переход на новую систему оплаты труда), созданием благоприятных условий для повышения качества образования.

Что касается Пермского края, то в нем наиболее интересны подходы, использовавшиеся в сфере дошкольного образования. В крае реализуется региональный проект «Предоставление пособий семьям, имеющим детей в возрасте от 1,5 до 5 лет, не посещающих дошкольные образовательные учреждения»2, который действует с 2008 года и в котором на настоящий момент участвует 33 муниципалитета. Компенсации (пособия) выплачиваются семьям, имеющим детей в возрасте от 1,5 до 5 лет, не пользующимся услугами дошкольных образовательных учреждений, оказываемыми на основе муниципального задания или муниципального контракта. Средства, получаемые семьями в рамках пособия, идут, в том числе, и на развитие рынка частных поставщиков дошкольных образовательных услуг, снимая нагрузку с муниципальных учреждений. Город Пермь является одним из немногих крупных городов России, где нет очереди в детские сады, и существует даже некоторый резерв мест в детских дошкольных учреждениях. Причем проблема решена в первую очередь рыночными методами: конкурсной закупкой услуг дошкольного образования, использованием механизма концессии, а также выплатой пособий в рамках пилотного проекта.

В Томской области и Республике Бурятия в образовательной сфере проводились ограниченные институциональные преобразования, однако они во многом носили формальный характер. Идеология «закроем школу – умрет село» здесь явно господствовала над стремлением обеспечить всеобщий доступ к качественному образованию. Наиболее сложная ситуация сложилась в Вологодской области, где реформы в сфере образования фактически не начинались.

Наиболее радикальные реформы в сфере здравоохранения характерны для Калининградской области и Пермского края: в Калининградской области произошел наиболее масштабный переход на одноканальное финансирование здравоохранения и полное фондодержание поликлиник; в Пермском крае наиболее развито привлечение в систему ОМС частных поставщиков услуг и процессы аутсорсинга. И в том, и в другом регионе созданы условия для активной конкуренции между медицинскими организациями за пациента и обеспечен контроль за качеством медицинских услуг. Достаточно динамично развиваются аналогичные процессы в Томской области и Республике Бурятия. Так, Томская область является лидером по набору расходов, финансируемых в рамках ОМС. В Бурятии комплекс реформ, предусмотренный в рамках федерального пилотного проекта модернизации здравоохранения, был реализован, несмотря на то, что регион не являлся его участником. Что касается Тюменской и, особенно, Вологодской области, то там управление отраслью осуществляется в первую очередь в «ручном» режиме, экономические стимулы действуют достаточно слабо и фрагментарно (в частности, не внедрено полное фондодержание поликлиник), хотя в отдельных сферах реформирование проводится достаточно активно.

Как видно из таблицы, проведение реформ в целом способствовало улучшению социальной ситуации в отраслях социальной сферы. Так, из шести регионов оплата труда в образовании Калининградской области является наиболее конкурентоспособной на региональном рынке труда. Калининградская область также занимает второе место по уровню оплаты труда в образовании и здравоохранении после Тюменской области, которая по своим финансовым возможностям несоизмерима с остальными пятью регионами. В то же время наиболее низкий уровень оплаты труда работников сферы образования по отношению к среднерегиональному характерен для Вологодской области. Однако однозначных зависимостей здесь выявить не удалось. За исключением Калининградской области в сфере образования и Республики Бурятия – в здравоохранении, остальные регионы не имеют существенных отличий в уровне оплаты труда работников соответствующих сфер по отношению к среднерегиональному уровню. Что касается сопоставления уровня заработной платы работников соответствующих отраслей социальной сферы в различных регионах (с учетом ИБР), то здесь, судя по всему, во всех регионах, за исключением Калининградской области, финансовое положение субъекта Федерации играет более важную роль, чем глубина проводимых реформ.

Трудности, порождаемые собственно кризисом, по-разному проявились в различных отраслях социальной сферы. В системе образования на региональном уровне они были связаны в первую очередь с довузовским профессиональным образованием: осложнился процесс трудоустройства выпускников, предприниматели стали менее активно сотрудничать с образовательными учреждениями. В то же время кризис выявил проблемы, которые накапливались достаточно долго, но в отсутствие жестких бюджетных ограничений не выступали в открытой форме. В первую очередь, они связаны с чрезмерной жесткостью системы предоставления бюджетных услуг, которая не способна эффективно адаптироваться ни к росту спроса (что происходит, например, в дошкольном образовании), ни к его снижению (как в общем образовании). Решить ее в рамках сохранения продемонстрировавшей свою негибкость бюджетной сети не представляется возможным. Тем самым эта проблема явно требует серьезных институциональных преобразований, начиная с изменения федерального законодательства.

В сфере здравоохранения кризис оказал сильное негативное воздействие на одноканальное финансирование, обусловленное двумя факторами. Во-первых, в 2009 году регионы столкнулись с формальным запретом включать в тариф на ОМС дополнительные расходы, пусть даже и передавая на это определенные средства, при несбалансированной программе государственных гарантий. В кризис же сбалансированные программы имело считанное число регионов. Однако в Томской, Калининградской областях, Пермском крае и Республике Бурятия данный запрет не стал причиной свертывания одноканального финансирования. В аналогичной ситуации в Вологодской области процесс перехода на одноканальное финансирование был повернут вспять. Во-вторых, это собственно нехватка финансовых ресурсов, вызванная снижением взносов работодателей на ОМС и недостаточностью федеральной помощи в условиях резкого увеличения федерального норматива финансового обеспечения программы ОМС, ставшего, по сути, нефинансируемым федеральным мандатом. В этой связи во время кризиса сфере здравоохранения могли объективно потребоваться дополнительные ресурсы. Представляется, что вместо чрезмерно жесткого регулирования федеральный центр мог бы разработать формализованный механизм увеличения трансфертов региональным системам здравоохранения во время рецессии.

Проведенное исследование показало, что наиболее успешно к кризисным условиям адаптировались те регионы, которые в докризисный период:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.