WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В краткосрочном периоде подобная политика имела неоднозначные результаты. Некоторые предприятия, фактически являвшиеся банкротами в условиях кризиса, усилиями региональной власти и вливанием федеральных денег по различным каналам удалось удержать на плаву. Так, в Республике Бурятия для спасения ЗАО «Улан-Удэ Стальмост», снизившего объемы производства более чем в три раза, за счет общественных работ было сохранено около 3 тыс. рабочих мест, средства государственной поддержки выделялись и по другим направлениям. На настоящий момент предприятие полностью загружено государственными заказами. Однако в отдельных случаях даже эти меры не помогали. Например, в Калининградской области произошло банкротство одного из крупных региональных работодателей – ООО «КД авиа» с численностью занятых около 2000 человек. Предпринятые региональной властью (при активной поддержке федеральной) меры по стабилизации ситуации на предприятии не дали позитивного эффекта, выданные из бюджета области гарантии на сумму 500 млн руб. были полностью исполнены. При этом сам факт банкротства данного предприятия вызывает далеко не однозначную реакцию. С одной стороны, в нем видят фактор, существенно замедляющий развитие области, в частности в сфере туризма. С другой стороны, отмечаются положительные последствия отделения управления инфраструктурой аэропорта от деятельности по осуществлению авиаперевозок («КД авиа» совмещала обе эти функции), снижения барьеров для выхода на рынок новых авиакомпаний, усиления конкуренции.

Что касается стратегических перспектив развития регионов, то можно сделать вполне обоснованный вывод, что на настоящий момент кризис не только не улучшил, но в чем-то даже ухудшил институциональные условия деятельности бизнеса, которые могли бы способствовать модернизационному прорыву, поскольку позволил «национализировать убытки» и в целом привел к дальнейшей активизации сращивания власти и бизнеса, усилению закрытости рынков, снижению конкуренции. Отдельные контр-тенденции, также заметные на региональном уровне и связанные с развитием малого и среднего бизнеса, снижением барьеров и усилением конкуренции на городских рынках сельскохозяйственной продукции, вряд ли могут существенно изменить данную ситуацию. В то же время политика в отдельных регионах имела значительные особенности.

Наиболее существенно выпадает из общего тренда политика Пермского края, где в условиях кризиса власти стремились сохранить либеральные подходы к управлению экономикой. В крае не предоставлялись гарантии отдельным крупным предприятиям исходя из той логики, что это нарушает условия справедливой конкуренции. Поддержка строительного комплекса осуществлялась в первую очередь за счет привлечения средств федерального бюджета: строительства жилья для военнослужащих, привлечения средств государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства». В случае банкротства предприятий региональные власти предпринимали меры по передаче объектов коммунальной инфраструктуры от предприятий-банкротов муниципальным образованиям либо по выделению их в отдельный бизнес, а также стремились привлечь новых собственников на соответствующие объекты, выступая организаторами диалога межу старыми собственниками и потенциальными инвесторами.

Определенной спецификой обладала и антикризисная политика Калининградской области, где, несмотря на достаточно глубокий кризис, власти стремились продолжать жесткую ориентацию на докризисные экономические приоритеты, связанные с развитием особой экономической зоны на территории области, а также пытались ограничить масштабы «национализации убытков», хотя и в меньшей мере, чем Пермский край. С этой точки зрения опыт Калининградской области демонстрирует риски, которые связаны с проведением активной модернизационной политики в условиях, когда ради этого приходится сокращать социальные расходы. В определенной мере усиление социальной напряженности, с которой столкнулись власти Калининградской области – это объективная цена модернизации при ограниченных финансовых ресурсах.

Еще одной общей тенденцией региональной антикризисной политики можно считать ориентацию в первую очередь на те подходы и инструменты, которые «работали» в докризисных условиях. Несмотря на существенное падение бюджетных доходов, в Вологодской области продолжалось предоставление налоговых льгот и других мер государственной поддержки. По информации областной администрации, подобная поддержка в условиях кризиса оказывается практически всем инвестиционным проектам, за исключением сферы торговли и развлечений. В Томской области, где до кризиса активно развивалось содействие малому предпринимательству, та же политика успешно проводится в кризисных условиях. Особые подходы к развитию экономики в Пермском крае также проявились в докризисный период. Региональная льгота по налогу на прибыль была установлена для всех без исключения предприятий, уплачивающих налог на территории края. Уже тогда региональные власти не стремились жестко задавать приоритеты для бизнеса и устанавливать «особые отношения» с инвесторами в виде заключения инвестиционных соглашений; создание благоприятных инвестиционных условий носило универсальный характер.

«Новации» в сфере экономической политики в условиях кризиса связаны в первую очередь с усилением поддержки малого и среднего бизнеса, которому власти стали уделять более пристальное внимание, особенно в тех регионах, для которых ранее это направление не было приоритетным (например, в Вологодской области). Однако, несмотря на значительный рост объемов бюджетной поддержки этого направления, доступ к данным ресурсам остается достаточно ограниченным. Судя по всему, поддержка распространяется лишь на незначительную долю предпринимателей, причем это характерно практически для всех включенных в исследование регионов.

Что касается такого традиционного для большинства регионов направления экономической политики, как поддержка сельского хозяйства, то здесь в условиях кризиса наблюдались различные тенденции. В трех регионах – Тюменской и Калининградской областях, а также в Республике Бурятия – расходы на сельское хозяйство продолжали расти, причем в Республике Бурятия они выросли более чем в два раза; в трех других – Томской и Вологодской областях и в Пермском крае – они уменьшились, причем в Вологодской области и Пермском крае – достаточно существенно. При этом наблюдается практически повсеместная тенденция снижения отдачи при росте объема вложенных средств – выход сельскохозяйственной продукции на рубль субсидий снижался при росте объема бюджетных вложений и рос при их падении. Особенно драматичен в данном контексте пример Республики Бурятия, где за четыре года объемы поддержки сельского хозяйства выросли практически в четыре раза, в то время как отдача от данной поддержки снизилась более чем в три раза. Необходимо отметить, что в Республике Бурятия, также как и в Калининградской области и Пермском крае, аграрная политика направлена на поддержку лучших, наиболее эффективных хозяйств. При этом в последних двух регионах это позитивно отражается на эффективности государственной поддержки, тогда как в Бурятии подобный эффект пока не достигнут.

В сфере бюджетной политики все рассматриваемые регионы (за исключением Республики Бурятия) столкнулись с сокращением налоговых и неналоговых доходов (включая доходы от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности) (рис. 1).

Рис. 1. Темп роста доходов и расходов консолидированных бюджетов в 6 субъектах РФ в 2009 году (к уровню 2008 г.)

Источник: Федеральное казначейство

В большинстве регионов (Вологодская область, Пермский край, Томская область, Калининградская область) это падение было смягчено ростом межбюджетных трансфертов из федерального бюджета. Причем рост межбюджетных трансфертов, в том числе имевших антикризисных характер, далеко не всегда корреспондировал с глубиной падения собственных доходов. Однако регионам, испытавшим самое значительное сокращение доходов (Вологодская область, Пермский край, Тюменская область) увеличения федеральных трансфертов не хватило для того, чтобы профинансировать выбранный властями уровень расходов. Для Пермского края и Тюменской области, создавших значительные финансовые резервы до кризиса, это означало необходимость воспользоваться накопленными ресурсами (оба региона профинансировали примерно 6% расходов консолидированного бюджета за счет финансовых резервов). Эти регионы смогли провести контрциклическую бюджетную политику без создания рисков неплатежеспособности. В Вологодской области, где не были созданы соответствующие резервы в период экономического роста, для сохранения статус-кво потребовалось активно прибегать к долговому финансированию: около 6% расходов были профинансированы за счет коммерческих кредитов и займов, и почти столько же – за счет бюджетных кредитов.

Падение собственных доходов и общая макроэкономическая неопределенность оказали негативное влияние на реалистичность закона о бюджете во многих субъектах РФ. Республика Бурятия, Томская и Вологодская области, как и большинство регионов России, не решились на пересмотр принятых в конце 2008 года нереалистичных законов о бюджете. Негибкость данного формализованного инструмента обусловила применение более гибких, но менее формализованных подходов. В условиях снижения собственных доходов региональные финансовые органы следовали рекомендациям Минфина России и доводили в начале 2009 года лимиты бюджетных обязательств до главных распорядителей средств республиканского бюджета не в 100-процентном объеме. Исключением из данного правила стали Пермский край, Калининградская и Тюменская области, принявшие реалистичные бюджеты в конце 2008 – начале 2009 гг.

Можно выделить следующие основные черты антикризисной бюджетной политики в рассматриваемых регионах.

1. Консервативная политика в сфере заработной платы. Если темп прироста общего объема расходов консолидированного бюджета в 2009 году по отношению к 2008 году по рассматриваемым регионам варьировал от – 17% (Тюменская область) до +18% (Республика Бурятия), то в отношении заработной платы – в пределах от –8% (Калининградская область) до +6% (Республика Бурятия). Наибольшее снижение расходов на заработную плату смогли позволить себе регионы, имевшие до кризиса «подушку безопасности» в виде высоких заработных плат работникам бюджетной сферы. Речь идет, прежде всего, о Тюменской и Калининградской областях. Остальные регионы, не имевшие такого запаса прочности, ограничились ее замораживанием. Исключением стала Вологодская область, в которой, несмотря на относительно невысокий докризисный уровень оплаты труда бюджетников, падение доходов, отсутствие резервов и низкая эффективность бюджетного сектора вынудили власти сократить расходы на заработную плату в целом по общественному сектору на 4%. Необходимо отметить, что в политику регионов относительно заработной платы существенный «вклад» внес федеральный центр, повысив минимальный размер оплаты труда. Такое решение не только сузило возможности региональных властей по оптимизации расходов бюджетного сектора, но и затормозило переход на новую систему оплаты труда в ряде отраслей (а с ним и весь комплекс соответствующих реформ). В условиях, когда значительная часть фонда оплаты труда стала приходиться на обеспечение минимальной заработной платы, на стимулирующие выплаты осталось существенно меньше средств (особенно это справедливо для Вологодской области). В результате в ряде регионов рост выплат, связанных с увеличением МРОТ, «съел» стимулирующие выплаты высококвалифицированного персонала, что не могло не оказать негативного влияния на стимулы к оказанию качественных бюджетных услуг.

2. Сокращение капитальных расходов. Данная тенденция характерна для 4 из 6 рассматриваемых регионов, исключение составляют Республика Бурятия и Калининградская область. При сокращении капитальных расходов региональные власти учитывали, как правило, два аспекта: наличие федерального софинансирования (а результате существенно выросла зависимость капитальных расходов регионов от федеральных приоритетов) и сроки ввода объектов в эксплуатацию (прежде всего, были сокращены капитальные расходы по еще не начатым проектам). В случае капитальных расходов консолидированного бюджета рассматриваемых субъектов РФ темп прироста в 2009 году по отношению к 2008 году варьировал от – 36% (Вологодская область) до +17% (Калининградская область), при среднероссийском снижении на 22%. С очень большой долей условности можно принять разницу между темпом прироста капитальных расходов и темпом прироста расходов на заработную плату бюджетникам в 2009 году по сравнению с 2008 годом в качестве одного из критериев, характеризующего приверженность региональных властей модернизации по сравнению с поддержанием стабильности. Примером региона с большим «модернизационным настроем» (в части капитальных вложений) является Калининградская область, а концентрации на поддержание социальной стабильности, даже за счет потери темпов развития - Вологодская область (при том, что заработная плата падала, темп снижения капитальных расходов в регионе был почти в 10 раз выше, чем темп падения заработной платы).

3. Сокращение расходов на дорожное хозяйство. В кризис многие регионы, вопреки мировому, опыту, существенно сократили расходы на транспортную инфраструктуру. В значительной степени это было обусловлено позицией федерального центра, неожиданно резко сократившего соответствующие субсидии. Из рассматриваемых 6 регионов сократили финансирование дорожного хозяйства те же 4 региона, в которых произошло снижение капитальных расходов в целом (Вологодская, Томская, Тюменская области и Пермский край). Наиболее драматичным это сокращение было в Вологодской области - почти на 40%. И до кризиса доля расходов на дорожное хозяйство в консолидированном бюджете Вологодской области была ниже среднероссийского уровня, в кризис это отставание увеличилось. В Тюменской области, Пермском крае и отчасти Томской области дорожное строительство было явным приоритетом, поэтому, несмотря на существенное падение доходов данных субъектов РФ, доля этих непервоочередных расходов в консолидированном бюджете осталась выше среднероссийского уровня (в Тюменской области она даже выросла по сравнению с уровнем 2008 года). Существенно увеличились расходы на дорожное хозяйство в Республике Бурятия и в Калининградской области. Во многом это было вызвано использованием целевых остатков 2008 года, привлечением федеральных ресурсов и, в случае Калининградской области, – позицией регионального руководства, для которого строительство дорог является важнейшим направлением модернизации экономики.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.