WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

Одним из интересных примеров попытки захвата контроля является конфликт 1997 г. между РАО “Газпром” и группой “ОНЭКСИМбанка”-”МФК-Ренессанс”. Последняя проводила интенсивную скупку акций и охоту за доверенностями на голосование для участия в общем собрании акционеров РАО “Газпром”. Целью группы был захват 1 из 11 мест в совете директоров РАО “Газпром”, причем в тот период это место было фактически блокирующим (остальные делились пополам между РАО и государством). Этот захват, тем не менее, не удался, группа в итоге отступила.

По имеющимся оценкам, пост-кризисная финансовая ситуация 1999-2000 гг. может ускорить темп слияний и поглощений в тех секторах экономики, где потенциальная готовность к этому уже имелась до кризиса. Это прежде всего пищевая и фармацевтическая отрасли, черная и цветная металлургия, сотовая связь, банковский сектор (Камстра, 1998). В качестве основных специфических черт этого потенциального процесса можно выделить:

- существенная активизация этих процессов в тех отраслях, где поглощения не требуют значительной концентрации финансовых ресурсов;

- акцент в политике поглощений на те компании, которые сравнительно дешевы в настоящее время и могут усилить независимость покупателя от внешней среды;

- высокая степень рационализации этих процессов (в отличие от до-кризисной общепринятой политики захвата любых потенциально прибыльных объектов);

- возможность увеличения числа международных слияний и поглощений, связанного с низкой стоимостью и финансовыми проблемами российских компаний в условиях финансового кризиса;

- сохраняющаяся оппозиция региональных властей в тех случаях, когда “агрессор” не связан с местной региональной элитой;

- появление благоприятных общеотраслевых стимулов для упорядочиванию структуры акционерного капитала (под угрозой враждебного поглощения) в затронутых отраслях.

Заключение

Итогом приватизации в странах, которые использовали массовую или инсайдеровскую модели, стала в большинстве случаев значительная дисперсия собственности. При этом инсайдеровская модель могла быть реализована и официально, и спонтанно в ходе массовой модели. Чем выше степень вовлеченности инсайдеров в приватизацию, тем выше и первоначальная дисперсия и аморфность собственности. Вместе с тем, на наш взгляд, пока отсутствуют признаки явной связи между имеющейся пост-приватизационной структурой собственности и формирующейся в стране правовой моделью корпоративного управления. Более того, имеются примеры явного противоречия между структурой собственности de facto и заимствованными в странах с развитым законодательством правовыми концепциями корпоративного управления.

По всей видимости, это является следствием другого противоречия: с одной стороны, доминирование идеологии “концентрированной собственности” как средства эффективного корпоративного управления и, с другой стороны, объективно распыленная и аморфная собственность на первом пост-приватизационном этапе. Даже в тех странах, где по итогам массовой приватизации сложилась тем не менее концентрированная собственность, ее эффект подрывется пока:

- жесткими и нерегулируемыми (в праве) конфликтами интересов;

- “абсентеизмом” многих даже крупных аутсайдеров в отношении долгосрочного управления корпорацией;

- сопротивлением менеджеров, представляющих, как правило, всех инсайдеров;

- слабыми правовыми нормами защиты прав аутсайдеров (крупных и особенно мелких). Возможно, что игнорирование интересов мелких акционеров в большинс

33тве стран есть следствие идеологии концентрированной собственности.

Последние положения свидетельствуют также о том, что пока нет оснований говорить о прямой связи между высококонцентрированной собственностью и эффективностью корпоративного управления. Это означает также и то, что “с первой попытки” в большинстве стран с переходной экономикой поиск “реальных ответственных собственников” не удался.

Прямым следствием более интенсивной борьбы за контроль, в свою очередь. являе

34тся и более затяжной характер формирования четкой модели корпоративного контроля и управления. К примеру, в России можно выделить следующие ключевые признаки сложившейся сегодня “промежуточной” структуры владения акциями:

- длительное сохранение паритета между внешними и внутренними инвесторами;

- совмещение менеджерами ролей акционера и управляющего, ролей внешнего (через свои компании, фонды и др.) и внутреннего (администрация) акционера;

- среди внешних инвесторов поддержание паритета между банками, с одной стороны, и небанковскими финансовыми институтами и иными юридическими лицами, с другой;

- медленные (взаимокомпенсируемые) сокращение участия в акционерном капитале работников предприятий и рост мелких внешних инвесторов.

Формирование такой модели означает, помимо других особенностей, и длительное воспроизводство условий для конфликта интересов и нарушений прав акционеров, и, следовательно. необходимость интенсивной и централизованной государственной политики.

Проводившиеся нами исследования практики корпоративного управления, возможностей и взаимоотношений внутренних и внешних акционеров в рамках российских корпораций дают основания для гипотезы о становлении в России смешанной модели корпоративного управления и контроля.

С одной стороны, структура акционерного капитала имеет тяготение не столько к дисперсной англо-американской модели (где контроль за менеджерами основан на ликвидности и прозрачности рынка), сколько к континентальной европейской модели с четким мажоритарным контролем капитала (в силу выявленного процесса концентрации акционерного капитала). С другой стороны, в настоящее время (особенно после августа 1998 г.) нет оснований утверждать, что российские банки в состоянии эффективно выполнять функции корпоративного контроля (и стратегического владения акциями), свойственные коммерческим банкам в континентальной Европе. Это связано как с корпоративной политикой менеджеров предприятий, так и с отсутствием связи “стратегический держатель акций (траста, залога) – источник финансирования” применительно к банкам.

Отсюда следует и вывод о том, что формирующаяся модель пока заметно не влияет на улучшение показателей эффективности деятельности приватизированных предприятий. Хотя большая часть пакетов акций сконцентрирована у относительно крупных институциональных держателей, она не предназначена на данном этапе для долгосрочного управления и контроля предприятия, и, следовательно, не является стимулом для долгосрочных инвестиций, связанных с реконструкцией и развитием предприятий. В этом контексте проблемы развития рынка корпоративных ценных бумаг и инвестиционных институтов (прежде всего механизма трансформации рынка преимущественно крупных пакетов в рынок, рассчитанный на множественную инвестиционную базу) приобретают особое значение как предмет государственного регулирования.

Сохраняющаяся на многих предприятиях доминирующая роль менеджеров обусловливает наличие следующих ограничений для развития эффективной модели корпоративного управления:

– конфликты менеджеров (акционеров) и внешних акционеров (инвесторов) могут негативно повлиять на правомерность принятых в АО решений или блокировать принятие последних;

– нестабильная структура собственности негативно сказывается на финансово-экономическом положении предприятий (ибо все “стороны” стремятся к извлечению краткосрочных доходов);

– нет четких гарантий использования полученных эмитентом средств от инвесторов в интересах долгосрочного развития предприятия (эти средства могут быть использованы на скупку собственных акций эмитента, просто переведены на счета других компаний и лиц в России и за рубежом в качестве “золотых парашютов” для менеджеров и др.);

– незаинтересованность в раскрытии информации об АО отталкивает иностранных инвесторов (а для раскрытия информации по международным стандартам необходим и переход на международные стандарты бухгалтерского учета).

Несмотря на описанные выше ограничения, ситуация не является, на наш взгляд, бесперспективной. По мере постепенной стабилизации структуры прав собственности в российских корпорациях все больше эмитентов сможет предложить надежный (в данном случае в смысле наличия “твердого ядра” собственников) “товар”, который будет оцениваться уже только по стандартным макроэкономическим и финансовым параметрам. Свидетельством этому являются вполне успешные выпуски ценных бумаг нескольких крупнейших российских АО.

Помимо объективной потребности в инвестициях, важным фактором является постепенное осознание менеджерами того факта, что инвестиции могут быть получены только в двух случаях:

– при наличии стабильной репутации компании (сюда входят финансовые показатели, прозрачность, отношение к акционерам и кредиторам и т.д.);

– при подкреплении недостаточной репутации компании имущественными гарантиями. Для менеджеров это ведет, в частности, к осознанию неизбежного обмена “власти (собственности)” на “инвестиции”.

В соответствии с вышесказанным можно сделать некоторые выводы касательно относительно оптимальной структуры владения акциями на “переходный период” и минимальных требованиям к состоянию дел в области корпоративного управления на конкретном предприятии:

- Предприятие должно быть “глубокоприватизированным” – с долей государства менее 25%. При наличии значительной доли государства принципиальное значение имеют срок и безусловность закрепления пакета в собственности государства;

- На предприятии должно быть “твердое ядро” частных акционеров, имеющих квалифицированный контроль, простое большинство или, по крайней мере, доминирующее влияние в управлении АО. При отсутствии такого “твердого ядра” высока вероятность контроля инсайдеров, что не привлечет инвесторов;

- Минимальным требованием к структуре собственности должно быть наличие одного или нескольких частных внешних акционеров (не связанных с менеджерами) с долями не менее 10% голосующих акций, которые в состоянии осуществить контроль за использованием ресурсов в интересах АО;

- Отсутствие корпоративных конфликтов, что является, в частности, и показателем отношения менеджеров к внешним акционерам (кредиторам);

- Готовность предприятий (директоров) к раскрытию информации.

Источники

Афанасьев М., П.Кузнецов, А.Фоминых (1997): Корпоративное управление глазами директората (по материалам обследований 1994-1996 гг.). - В: Вопросы экономики, № 5, с. 84-101.

Браверман А., В.Люкманов, Д.Иванов (1995): “Корпоративный капитал: структура и динамика”.- В: Рынок ценных бумаг. № 12, с. 14-18.

Васильев А."История Востока", Т.1 Москва 1998.

Госкомстат РФ (1999): “Социально-экономическое положение России. 1998 год.” М.

ИЭППП / IET (1998): Российская экономика в январе-сентябре 1998 года. Тенденции и перспективы. М.

ИЭППП / IET (1998): Экономика переходного периода. М.

Камстра М. (1998): Макроэкономические факторы интеграции компаний. - В: Эксперт, 1998, № 46, 16 ноября, с. 24.

Клепач А., П.Кузнецов, П.Крючкова (1996): “Корпоративное управление в России в 1995-1996 гг.” - В: Вопросы экономики, № 12, с. 73-87.

Кобринская Л. (1997): “Эмиссионная деятельность акционерных обществ”. - В: Журналъ для акционеров, № 11, с. 13-15.

Леонтьевский центр (1996): “Сравнительный анализ экономических результатов работы российских предприятий различных форм собственности”. Москва, Санкт-Петербург, Международный центр социально-экономических исследований “Леонтьевский центр”.

Ляпина С. (1998): Слияния и поглощения - признак развитой рыночной экономики. - В: Рынок ценных бумаг, 1998, № 8, с. 17-20.

Радыгин А. (1994): “Реформа собственности в России: на пути из прошлого в будущее”. М.: Республика.

Радыгин А., В.Гутник, Г.Мальгинов (1995): Структура акционерного капитала и корпоративный контроль: контрреволюция управляющих - В: Вопросы экономики. N 10, с. 47-69.

ФКЦБ (1996): “Владение акциями компаний и корпоративное управление в Российской Федерации“. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг. Май 1996.

Хорошев С. (1998): Реформа собственности. - В: Журналъ для акционеров, 1998, № 2, с. 44-46.

Arrow K. Interview. - "Economics and Sociology. Redefining Their Boundaries: Conversations with Economists" Ed. by R. Swedberg, Princeton University Press 1990.

Aukutsionek S., R.Kapeliushnikov, V.Zhukov (1998): Dominant shareholders and performance of industrisl enterprises. - In: The Russian Economic Barometer, 1998, N 1, pp. 8-41.

Bagnoli M., Lipman B.. Successful Takeovers Without Exclusion. - <<Review of Financial Studies>> vol. 1 (1988), pp. 89-110.

Barberis N., Boycko M., Shieifer A., Tsukanova N. How Does Privatisation Work Evidence from the Russian Shops: - <<Journal of Political Economy>> Vol. 104 (1996), pp. 764-790.

Black F. Noise. - <<Journal of Finance" Vol. 41 (1986), pp. 529-543.

Blasi J., M.Kroumova, D.Kruse (1997): “Kremlin capitalism: the privatization of the Russian economy.” Cornell University Press-Ithaca.

Boardman, A. Vining Ownership and Performance in Competitive Environments: a Comparison of the Performance of Private, Mixed and State-Owned Enterprises. - <<Journal of Law and Economics>> Vol. 32 (1989), pp. 1-33.

Bohm A., ed. (1997): “Economic Transition Report 1996”.- Ljubljana: CEEPN.

Calvo G., Frankel J. Credit Markets, Credibility and Economic Transformation. - <<Journal of Economic Perspectives>> Vol. 5 (1991), pp. 139-148.

CEEPN (1996): Seventh Annual Conference on Economic Transition. December 6-7, 1996, Dubrovnic, Croatia. Country Reports.

Claessens S., Djankov S. "Politicians and Firms: Evidence From Seven Central and Eastern European Countries". The World Bank Washington 1997.

Clague C., Keefer P., Knack S., Olson M. Institutions and Economic Performance: Property Rights and Contract Enforcement. - <<Institutions and Economic Development. Growth and Governance in Less-Developed and Post - Socialist Countries>> Ed. by C.Clague. The Jonh Hopkins University Press 1997

Crain, A. Zaardkoohi A Test of the Property Rights Theory of the Firm: Water Utilities in the United States. - <<Journal of Law and Economics>> Vol. 21 (1978), pp. 395-408.

Davies D. Property Rights and Economic Behavior in Private and Government Enterprises: The Case of Australia's Banking System. - <<Research in Law and Economics>> Vol. 3. Ed. by R. Zerbe JAI 1981, pp. 111-142.

Davies D. Property Rights and Economic Efficiency: The Australian Airlines Revisited. - <<Journal of Law and Economics>> Vol. 20 (1977), pp. 223-226.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.