WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Третья “схема”, по которой развивались Китай и Вьетнам, характеризуется в переходном периоде ростом и объема продукции, и производительности. На начальном этапе эти страны имели очень трудоемкое сельское хозяйство, которое облагалось налогами. Либерализация цен и торговли благоприятствовала развитию последней. Институциональные реформы включали распределение четко оформленных и эффективных прав на пользование землей среди работников крупных хозяйств и индивидуальных владельцев, а также полное разделение колхозов и/или совхозов на индивидуальные хозяйства. Из-за высокой трудоемкости (и низкой производительности труда) в колхозах переход на индивидуальную форму хозяйствования означал появление важных положительных моментов благодаря усилению стимулов к труду и максимализации прибыли, а также низкой себестоимости в результате дробления хозяйств. Мощный “крен” в сторону индивидуального фермерства стимулировался также низким уровнем дохода в тех СППП, где высокую роль играла обеспокоенность населения ситуацией с продуктами питания: во всех этих СППП радикальная и широкая деколлективизация происходила до определенной степени спонтанно - как реакция на масштабный кризис.

В совокупности факторы эти способствовали повышению ВОСП и ПТСХ. Однако обеспокоенность ситуацией с продуктами питания, а также зависимость доступности социальных благ (например, жилья) от принадлежности к определенным секторам экономики повышала затраты, связанные с перемещением из одного сектора в другой (а также между городами и сельской местностью) и тем самым способствовала более медленному, по сравнению с возрастанием объема продукции, росту производительности труда.

Сбои в институциональных и организационных связях способствовали снижению объемов инвестиций и производимой продукции. Существует мнение, что данные факторы играли более значимую роль в Центральной Европе и России, чем в Китае с его более “постепенным подходом” к рыночной либерализации. Результаты нескольких исследований показали, что эти сбои вызвали заметное снижение объемов выпускаемой продукции.

Однако наш анализ позволяет предположить, что ключевыми детерминантами роста объема продукции в Китае являются (а) эффект условий торговли - который значимо определялся дореформенным налогообложением сельского хозяйства, и (б) радикальными реформами в сфере распределения прав собственности на землю и реорганизации сельскохозяйственного производства. Например, в Албании - единственной европейской стране, сходной по своим характеристикам с Китаем (и Вьетнамом), была проведена радикальная либерализация рынка, вызвавшая серьезные сбои в сложившеихся отношениях торгового обмена. Это не препятствовало ей в достижении столь же высоких темпов роста ВОСП, как в Китае (или Вьетнаме) - после начала реформ в 1991 г. и несмотря на хаос, который последовал после политического кризиса 1997 г., среднегодовые показатели роста ВОСП в Албании составляли почти 10% (Cungu and Swinnen, 1999).

На основании всего этого можно сделать вывод, что ключевыми детерминантами сельскохозяйственного роста в первые годы переходного периода в Китае также были исходные условия, (радикальная) аграрная реформа и реструктуризция хозяйств на селе. Поэтому, прежде чем рекомендовать “китайское чудо” в качестве примера успешности постепенных реформ для других стран, переживающих переходный период, необходимо внимательно учесть все нюансы.

7. ДИНАМИКА ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

В первые годы переходного периода изменения объема продукции в значительной степени зависели от исходных условий. Однако политика реформ, в зависимости от исходных условий, приобретала все большее значение по мере прогресса в деле перехода к новой экономике. На рис. 1 показано, что, если объем продукции в России продолжал снижаться, в Центральной Европе наблюдалась прямо противоположная тенденция - после первоначального спада начался рост объема продукции.

Мы наблюдаем на нескольких сельскохозяйственных рынках Центральной Европы - причем в секторе растениеводства в большей степени, чем в животноводстве - ситуацию, когда динамика изменений объема продукции представляет собой кривую, отражающую три этапа: первоначальный спад, вызванный, главным образом, ухудшением условий торговли и расторжением прежних договоров, “дно” - когда условия торговли стабилизируются и их влияние сглаживается, а затем - рост объема продукции, вызванный повышением производительности. Последний этап значимо зависит скорее от конкретной политики реформ, а не исходных условий.

На рис. 5 данный эффект проиллюстрирован на примере рынка сахара: если объем производимого сахара первоначально снизился как в Центральной Европе, так и в России и на Украине, то затем он значимо восстановился в Центральной Европе после возобновления экономического роста благодаря притоку ИПИ и усовершенствования методов руководства хозяйствами после проведения необходимых реформ (Swinnen, Gow and Maviglia, 2000). На рис. 6 видно, что, если первоначальный спад объема продукции наблюдается одновременно с относительным снижением цен, то восстановление изначального объема продукции происходит в результате роста урожайности в результате реформ. Наоборот, в России и на Украине подобного “возрождения” не было.

Выводы, сделанные на основании подобного сравнения, совпадают с нашей аргументацией, изложенной выше: спады в объемах продукции в переходном периоде определялись в значительной степени исходными условиями, однако динамика производительности и возобновление роста в куда большей степени зависят от избираемого курса реформ. Фактор политического курса становится преобладающим по мере развития переходного процесса.

8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Состояние экономики в странах, переживающих переходный период, зависело и от исходных условий, и избранной политики реформ. Объем сельскохозяйственной продукции очень значительно зависел от исходных условий, тогда как производительность в относительно большей степени зависит от политики реформ. Более того, как правило, от исходных условий зависела изначальная динамика объема продукции, тогда как более поздние изменения этого показателя в большей степени определялись политикой реформ. Более конкретные выводы следуют ниже.

Во-первых, изменения относительных цен в результате либерализации цен и торговли - ключевой фактор, объясняющий различия в эффективности сельского хозяйства в различных странах, переживающих переходный период.

Во-вторых, ключевым условием улучшения производительности является передача физическим лицам (по меньшей мере) эффективного права распоряжаться факторами сельскохозяйственного производства, в том числе землей. Передача эффективного права пользования стимулирует эффективную реструктуризацию организации производства.

В-третьих, ключевой фактор, определяющий улучшение производительности в сельском хозяйстве, - это, скорее, разница в степени эффективности до- и послереформенного управления, а не сам по себе переход к индивидуальному фермерству.

В-четвертых, общая либерализация экономики и обеспеченность продуктами питания и социальными благами определяют для людей, занятых в сельском хозяйстве, цену, уплачиваемую за открывающиеся для них новые возможности и мобильность и, таким образом, - динамику производительности труда в переходном периоде.

Наконец, либерализация и восстановление прочного права владения стимулируют развитие рынка, который облегчает доступ к капиталу и земле, а также способствует улучшению производительности.

ЛИТЕРАТУРА

ADB, 1997, Statistical Data of DMCs. On Line (http://internotes.asiandevbank.org/).

Cungu, A. and J.F.M. Swinnen, 1999, “Albania’s Radical Agrarian Reform” Economic Development and Cultural Change, 47(3): 605-619.

de Melo, M., C. Denizer and A. Gelb, 1996, “From Plan to Market: Patterns of Transition,” The World Bank Economic Review, 10(3): 397-424.

FAO, 1999, FAOSTAT Agricultural Data. On Line (http://apps.fao.org).

Gow, H.R. and J.F.M. Swinnen, 1998, "Agribusiness Restructuring, Foreign Direct Investment, and Hold-Up Problems in Agricultural Transition", European Review of Agricultural Economics, 25(4): 331-350.

Lerman, Z., 1997, ‘Experience with Land Reform and Farm Restructuring in the Former Soviet Union’, in Swinnen, J., Buckwell, A. and Mathijs, E. (eds.), Agricultural Privatization, Land Reform and Farm Restructuring in Central and Eastern Europe, Ashgate: Aldershot.

Lerman, Z. and C. Csaki, 1997, “Land Reform in Ukraine: The First Five Years”, World Bank Discussion Paper 371, The World Bank: Washington D.C.

Lin, J.Y., 1992, “Rural Reforms and Agricultural Growth in China,” American Economic Review 82(1): 34-51.

Macours, K. and J.F.M. Swinnen, 1999, “Patterns of Agrarian Transition: A Comparison of Output and Labour Productivity Changes in Central and Eastern Europe, the Former Soviet Union, and East Asia” Policy Research Group Working Paper-19, Department of Agricultural and Environmental Economics, Katholieke Universiteit Leuven.

Macours, K. and J.F.M. Swinnen, 2000a, “Causes of Output Decline in Economic Transition: The Case of Central and Eastern European Agriculture”, Journal of Comparative Economics, 28(1): 172-206.

Macours, K. and J.F.M. Swinnen, 2000b, “Impact of Reforms and Initial Conditions on Agricultural Output and Productivity Changes in Central and Eastern Europe, the Former Soviet Union, and East Asia”, American Journal of Agricultural Economics, forthcoming.

Mathijs, E. and J.F.M. Swinnen, 1998, “The Economics of Agricultural Decollectivization in East Central Europe and the Former Soviet Union”, Economic Development and Cultural Change, 47(1):1-26.

McMillan, J., 1997, “Markets in Transition”, in Kreps, D. and K.F. Wallis (eds.), Advances in Economics and Econometrics: Theory and Applications, vol. 2, Cambridge, Cambridge University Press, pp. 210-239.

OECD, 2000, Agricultural Policies in Emerging and Transition Economies Indicators, On line (http://www.oecd.org/agr/apnme/).

Pingali, P.L. and V-T. Xuan, 1992, “Vietnam: Decollectivization and Rice Productivity Growth”, Economic Development and Cultural Change, 40(4): 697-718.

Roland, G. and Verdier, T., 1999, “Transition and the Output Fall.” Economics of Transition 7, 1:1-28.

Rozelle, S., 1996, “Gradual Reform and Institutional Development: The Keys to Success of China’s Agricultural Reforms”, in McMillan and Naughton (eds.) Reforming Asian Socialism. The Growth of Market Institutions, The University of Michigan Press.

Sachs, J. and W.T. Woo, 1994, “Structural Factors in the Economic Reforms of China, Eastern Europe and the Former Soviet Union”, Economic Policy, 18: 101-145.

Sedik, D.J., M.A. Trueblood and C. Arnade, 1999, “Corporate Farm Performance in Russia, 1991-1995: An Efficiency Analysis”, Journal of Comparative Economics, 27(3): 514-533.

Swinnen, J.F.M., 1999, "Political Economy of Land Reform Choices in Central and Eastern Europe", The Economics of Transition, 7(3): 637-664.

Swinnen, J.F.M., Gow, H. and I. Maviglia, "Modest Changes in the West, Radical Reforms in the East, and Government Intervention Everywhere: European Sugar Markets at the Outset of the 21st Century", in: Schmitz, A., Spreen, T. and W. Messina, Sweetener Markets in the 21st Century, Kluwer Academic Publishers, forthcoming.


Таблица 1: Исходные условия и различные “схемы” политики реформ в переходном периоде *








“Схемы”



“Центральная Европа”

“Россия”

“Китай”

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.