WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота

Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет» - http://www.ifap.ru/pi/07/

Букалерова Людмила Александровна, доцент, соискатель юрфака Московского государственного университета, Московский государственный областной пединститут

Россия стоит перед необходимостью осознания и принятия исторического вызова, связанного с вступлением человечества в эпоху формирования мирового информационного сообщества. Современные информационные технологии существенно изменяют не только структуру экономики, но и образ жизни, образ мышления людей, механизмы функционирования общественных институтов, институтов государственной власти1. В свою очередь преступность, оперативно используя достижения науки и техники для осуществления своих целей, все больше организуется, вооружается, коррумпируется, глобализуется и интеллектуализируется2.

Революционное состояние общества в информационной сфере привело к необходимости переосмысления значимости информационных ресурсов, выработке мер и способов эффективного правового регулирования и защиты законного оборота информации.

Речь идет о некоторой новой, информационной, стадии развития общества, которая может быть названа информационным обществом, где основным предметом труда большей части людей являются информация и знания, а орудием труда - информационные технологии3.

Мировое сообщество ставило вопросы о взаимодействии государственного управления в сетях, а также о взаимодействии социального управления и информационных технологий.

Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" содержит определения информации и информационных ресурсов. Где информация – это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления, а информационные ресурсы - отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах).4 Приведенное определение достаточно широкое, не конкретное, и потому оно не может быть использовано для целей уголовного права.

Доктриной информационной безопасности Российской Федерации от 9 сентября 2000 г. перед законодателем поставлен ряд задач по разработке нормативных правовых актов, регламентирующих отношения в информационной сфере, и нормативных методических документов по вопросам обеспечения информационной безопасности, разработке и принятии нормативных правовых актов РФ, устанавливающих ответственность юридических и физических лиц за несанкционированный доступ к информации, ее противоправное копирование, искажение и противозаконное использование, преднамеренное распространение недостоверной информации, противоправное раскрытие конфиденциальной информации, использование в преступных и корыстных целях служебной информации или информации, содержащей коммерческую тайну5. Проблемы отчасти решаемы принятыми за последнее время нормативными актами - Законом Российской Федерации "О государственной тайне"6, Основами законодательства Российской Федерации об Архивном фонде Российской Федерации и архивах7, федеральными законами "Об информации, информатизации и защите информации"8, "Об участии в международном информационном обмене»9 и другими.

В связи с тем, что информационные ресурсы представляют собой сложноорганизованную систему, урегулировать их нормами одной отрасли права невозможно, законодатель стремится урегулировать правоотношения, возникающие в информационной сфере нормами различных отраслей: гражданского, административного, уголовного, международного и др. Интенсивно развивается новая самостоятельная отрасль права – информационная, предметом которой, по мнению И.Л. Бачило, является та часть общественных отношений, которая связана с созданием, формированием, хранением, обработкой, распространением, использованием информационных ресурсов и их конкретных объектов, с управлением в области формирования и использования информационного ресурса в обществе и его отдельных структурах, с развитием и использованием новых технологий работы с информацией и технологий передачи в системах и сетях коммуникаций, с установлением и реализацией мер по обеспечению безопасности в информационных сферах, а также с юридической ответственностью субъектов права в названных областях10.

Аккумулируясь в «информационное общество», его различные субъекты преследуют познавательные, политические, экономические цели. Не всегда достижение поставленных задач осуществляется законным путем. Свойства самой информации, ее получения, использования, распространения обусловливают появление ранее неизвестных науке и практике видов преступных посягательств и способов их совершения. Особенно опасны противоправные деяния с информацией, находящейся в сфере государственного и муниципального управления. Такая информация несет значительную управленческо-правовую нагрузку, так как является средством фиксации значимых юридических фактов, оказывает влияние на совершение властных операций, дозволяя и управомочивая. Мы считаем, что в сфере государственного и муниципального управления циркулирует (обращается) охраняемая официальная информация, которая и является предметом нашего исследования.

Продолжающийся рост преступности, активная миграция преступников, межрегиональный характер и организованность их действий требует новых подходов в стратегии борьбы за обеспечение безопасности государства, защиты жизни, здоровья, достоинства и чести граждан. Одним из эффективных путей укрепления правопорядка является своевременное, полное и достоверное информационное обеспечение деятельности правоохранительных органов.

Таким образом, переживаемая Россией информационная революция помимо серьезных положительных изменений: скорости передачи информации, разнообразия и совершенства устройств сбора, хранения, обработки и передачи данных (Интернет, телефоны, факсы, цифровые видео- и фотокамеры, экспресс-фотолаборатории), помимо уменьшения стоимости и габаритов компьютерной техники в совокупности с резким увеличением производительности, внедрения микропроцессоров и программного управления в большинство устройств и т.п. сопровождается появлением новых способов посягательств на законный информационный оборот.

К сожалению, уголовный закон не успевает за этими модификациями. Несмотря на то что с момента принятия действующего УК РФ законодатель внес ряд изменений, регулирующих обращение информации, они были узкоспециальными, не коснулись концептуальных принципов регламентации и охраны всего объема охраняемой законом информации.

Одной из причин дисбаланса между увеличением объема, изменением характера и значимости охраняемых информационных ресурсов и их уголовно-правовой охраной заключается в том, что основные Федеральные законы в информационной сфере были приняты почти десять лет назад: ФЗ от 4 июля 1996 г. "Об участии в международном информационном обмене", ФЗ от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации"; ФЗ от 29 декабря 1994 г. "Об обязательном экземпляре документов" и другие. В них вносились изменения, но этого недостаточно, и правоприменители испытывают сложности практического и теоретического характера при квалификации существующих преступлений в информационной сфере.

Государство обеспокоено также состоянием криминогенной обстановки, сопровождающейся тенденциями сращивания государственных и криминальных структур в информационной сфере, получения криминальными структурами доступа к конфиденциальной информации, усиления влияния организованной преступности на жизнь общества, снижения степени защищенности законных интересов граждан, общества и государства в информационной сфере, что отражено в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации от 9 сентября 2000 г. 11.

Таким образом, назрела объективная потребность в совершенствовании нормативной правовой базы в сфере информационного оборота, для чего планируется не просто внести изменения в действующий ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г, а принять новую редакцию закона. А также должны быть приняты законы о персональных данных, о служебной тайне и другие. Одним из основных недостаточно урегулированных вопросов, который способна исключить планируемая редакция нормативного акта, – это формулирование определений терминов, часть из которых есть в действующем законе, но не может быть в полной мере применена при квалификации преступлений: «ЭВМ», «система ЭВМ», «сеть ЭВМ», «охраняемая законом информация»; «официальная информация»12; «компьютерная информация»; «официальный документ»13; категория «законный доступ к информации».

В целях единообразного толкования предметов охраняемого официального документооборота как вида информационного оборота необходимы специальные статьи закона для определения терминов: «официальный документ» (ч. 1 ст. 325 УК РФ); «важный личный документ, например паспорт» (ч. 2 ст. 325 УК РФ); «официальный документ, предоставляющий право или освобождающий от обязанности, например удостоверение» (ст. 324, ч.1 ст. 327 УК РФ); «марка акцизного сбора, специальная марка, знак соответствия» (ч. 3 ст. 325; ст. 327.1 УК РФ) либо в законе следует дать их исчерпывающий перечень. Во-вторых, необходимо раскрытие содержания положений Гражданского кодекса РФ об информации как объекте гражданских прав (статья 128 ГК РФ), что упорядочит ее регулирование уголовным законом14.

Для уголовно-правового регулирования значение имеет не весь объем информации, а только охраняемой законом. Например, ст.ст. 272, 274 УК РФ регулируется оборот охраняемой законом компьютерной информации, ст.ст. 324, 325, 327, 327.1 – информации, содержащейся на бумажном материальном носителе и обладающей предусмотренными в законах признаками различного вида охраняемых официальных документов.

В связи с увеличением объема электронного документооборота для увеличения возможностей его применения и обеспечения реальной защиты незаконного использования передаваемых электронных документов, следует законодательно регламентировать оборот электронной цифровой подписи, предусмотреть уголовную и иную ответственность за противоправные деяния с ней, для чего требуется внести изменения в законы – уголовный и от 10 января 2002 г. ФЗ "Об электронной цифровой подписи".

В связи увеличением использования автоматизированных информационных систем, в том числе находящихся в собственности государства, физических и юридических лиц, необходимо принять закон об электронном документообороте. При этом следует избежать коллизий с существующими нормативными актами и при необходимости внести изменения в действующее уголовное законодательство.

Таким образом, для восполнения существующих пробелов в реализации государственной политики в сфере охраняемого информационного оборота, соблюдения важнейшего баланса между обеспечением условий для развития и защиты прав граждан на информацию и наличием правовых рычагов создания информационной безопасности личности, общества, государства, необходима разработка и принятие новых законов, отражающих изменения в структуре информационного оборота. Только в этом случае можно рассчитывать на эффективную уголовно-правовую охрану установленного оборота информационных ресурсов.

Право наряду с политикой – это наиболее чувствительный социальный механизм, который должен адекватно реагировать на процессы, происходящие в обществе. Налицо - двуединая, дихотомическая связь информации, информационной сферы и права15.

Анализ действующего уголовного закона и тенденций его развития в области охраны информации позволяют сделать вывод, что в настоящее время уголовный кодекс переживает этап формирования цельного по своей природе, системного по характеру взаимосвязи элементов объекта уголовно-правовой охраны - общественных отношений в сфере информационного оборота, регулируемого правом. Эти общественные отношения в сфере законного оборота информации можно определить как видовой объект информационных преступлений. В настоящее время они разбросаны по различным главам и статьям уголовного закона, что вполне объяснимо исходя из истории их возникновения в УК РФ. Исторически они были привязаны к тем сферам, в которых эта информация обращалась (должностные, компьютерные преступления). В будущем, как мы прогнозируем, эти преступления займут самостоятельное место в системе особенной части УК РФ.


1 См.: Рекомендации по итогам парламентских слушаний Государственной Думы от 16 июля 1996 «Угрозы и вызовы в сфере информационной безопасности Российской Федерации" // www.akdi.ru

2 См.: Лунев В.В. Проблемы преступности и борьбы с ней в России.// Уголовное право России: проблемы и перспективы / под ред. док. юр. наук, проф. С.В. Бородина и док. юр. наук, проф. С.Г. Келиной. – М., 2004. – С.6.

3 См.: Просвирнин Ю.Г. Информационная функция государства. // Журнал российского права. – 2002. – № 3.

4 См.: Российская газета. – 1995. – 22 фев.

5 См.: Российская газета. – 2000. – 28 сен.

6 См.: Российская газета. – 1993. – 21 сен.

7 См.: Российская газета. – 1993. – 14 авг.

8 См.: Российская газета. – 1995. – 22 фев.

9 См.: Российская газета. – 1996. – 11 июля.

10 См.: Бачило И.Л. Указ. соч. – С.32.

11 См.: Российская газета. – 2000. – 28 сен.

12 В качестве примерного мы можем предложить определение термина «официальная информация» – информация, содержащая сведения о фактах, имеющих юридическое значение; созданная уполномоченным государством производителем (юридическим или физическим лицом); подчиняющаяся определенному правовому режиму оборота.

13 По нашему мнению, «официальный документ» – тот, который содержит следующие обязательные признаки: удостоверяет факты, имеющие юридическое значение; создан уполномоченным на то государством юридическими или физическими лицами; имеет установленную законом форму; подпадает под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением.

14 См.: Российская газета. – 1994. – 8 дек.

15 Бачило И.Л. Указ. соч. – С.8.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.