WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Специфика определения внешнеэкономических сделок в сети Интернет

Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет» - http://www.ifap.ru/pi/07/

Горшкова Людмила Вячеславовна, юрист компании "Роверкомпьютерс"

Выявление внешнеэкономического характера сделки в сети Интернет имеет практическое значение в силу определенной специфики правового регулирования международных отношений. Понятие внешнеэкономической деятельности не имеет легального определения в нормативных актах, хотя в третьей части ГК РФ используется данный термин при определении права, подлежащего применению к форме сделки. Согласно п.2 ст.1209 форма внешнеэкономической сделки, в которой хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву». Понятия «внешнеэкономическая сделка» отечественное законодательство не содержит, что обусловливает решение проблемы дефиниций в сфере доктрины. Наиболее распространенным критерием определения внешнеэкономической сделки является «местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах»1

i. Данный признак закреплен также и во внутренних актах государств, например в ФЗ РФ «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г., «О лизинге» 2002 г. Территориальный признак «местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах» присутствует в конвенционном материале. Среди конвенций, применимость которых обусловлена данным критерием, можно назвать Венскую Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее – Венская конвенция), Конвенцию ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., Гаагскую конвенцию о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1985 г., Конвенцию о международном финансовом лизинге 1988 г., Конвенцию по международным факторным операциям 1988 г.

Содержание понятия «местонахождения коммерческих предприятий в разных государствах» в указанных конвенциях не раскрыто, что обусловливает определенные трудности, связанные с его толкованием. Так между российским и английским текстом Венской конвенции имеются определенные разночтения данного термина. В английском тексте понятие “place of business” обозначает местонахождение предприятия как гражданско-правового субъекта – юридического лица, которое может быть растолковано как местонахождение административного центра. В комментариях к Венской конвенции российскими авторами указано, что речь идет о постоянном месте осуществления деловых операций2

ii.

Различное толкование «местонахождения коммерческого предприятия» требует разработки унифицированного юридического понятия. Представляется, что его разработка должна происходить с учетом практики международных сделок в сети Интернет, которые в настоящий момент вносят дополнительную неопределенность в его толкование в том виде, как указанный критерий закреплен в конвенционном материале.

Местонахождение коммерческого предприятия сторон не всегда может быть легко установимо в связи с возможностью ведения коммерческой деятельности в сети Интернет так называемыми "виртуальными компаниями" без связи с физическим местонахождением. Исходя из этого, можно заключить, что формулировка критерия местонахождения коммерческих предприятий сторон в разных государствах не учитывает современные реалии международных торговых отношений, которые трансформированы в Интернет среду.

Субъект, осуществляющий коммерческую деятельность, может не иметь не только торгового помещения, но также ни офиса, ни склада, ни персонала, и единственными идентифицирующими его признаками будут выступать адрес Интернет-сайта и веб-сервера.

Следует проанализировать, можно ли рассматривать указанные категории в качестве критериев места осуществления деятельности сторон и насколько эффективными они будут являться в данных целях.

Веб-сервер рассматривается Организацией Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) постоянным учреждением предприятия при условии, что функции, выполняемые с его помощью, играли существенную и даже незаменимую роль в предпринимательской деятельности предприятия в сети Интернет. В литературе отмечено, что само по себе местонахождение сервера, на котором размещена информация (чаще всего сайт), не может рассматриваться в качестве места нахождения предприятия3

iii. Указано, что место расположения оборудования может быть квалифицировано как место нахождения предприятия, если указанное оборудование или расположенное на нем программное обеспечение находятся во владении (в собственности, на ином вещном или обязательственном праве, в том числе на праве аренды) данного лица. Таким образом, во внимание принимается не столько место расположения оборудования, сколько его принадлежность конкретному лицу.

Данный подход представляется не совсем верным, поскольку в настоящее время веб-сайты многих российских организаций и физических лиц размещены на серверах, физически расположенных в различных зарубежных странах (в основном – в США), которые могут находиться в собственности, аренде и ином вещном или обязательственном праве любого лица. Учитывая заинтересованность сервисных провайдеров в максимизации интернет-трафика с целью получения прибыли, место на соответствующих веб-серверах зачастую предоставляется пользователям для размещения ресурсов на условиях бесплатного веб-хостинга.

Возможность размещения веб-сервера в странах с наиболее благоприятным законодательством и, соответственно, искусственное подчинение правоотношения правопорядку другого государства не позволяет придавать критерию места нахождения сервера квалифицирующее значение.

Адрес Интернет-сайта, называющийся доменным именем или доменом, может указывать на правовую связь с конкретным государством, за которым закреплен определенный сегмент сети, выражающийся в совокупности адресов Интернет пространства. В то же время данный критерий также не может быть использован в качестве идентифицирующего признака местонахождения предприятия. Разделение доменов по территориальному признаку зачастую остается лишь формальным, в связи с возможностью регистрации домена закрепленного за любым государством вне зависимости от нахождения заявителя в данном географическом регионе. Данное обстоятельство лишает возможности доменного имени индивидуализировать лиц, осуществляющих деятельность в сети Интернет. Например, заключая договор, расположенный на сайте с именем домена «.ru», необязательно местом нахождения контрагента или местом осуществления деятельности будет Россия. Пользователь может иметь веб-серверы и регистрировать доменные имена Интернет-сайтов в странах, в которых он не имеет «коммерческого предприятия» в традиционном смысле этого слова. Таким образом, как и в случае с веб-сервером, следует заключить, что хотя адрес Интернет-сайта отражает принадлежность доменного пространства определенному государству, он не может определять местонахождение лица или место осуществления его деятельности в сети Интернет.

Существование функциональных доменов (COM, NET, ORG, INT, EDU, GOV, MIL), созданные для всего Интернет-сообщества и предназначенные для использования с определенной целью или определенными лицами, также осложняют определение местонахождения предприятия. Данный вывод подтвержден в докладе Рабочей группы по электронной торговле Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ)4

iv

. В ст. 6 указанного доклада говорится, что факт использования доменного имени или адреса электронной почты, связанных с какой-либо конкретной страной, не создает сам по себе презумпцию нахождения коммерческого предприятия в данной стране.

Установление места осуществления коммерческой деятельности на основе критерия страны, регистрирующим органом которой осуществлена регистрация доменного имени, также обнаруживает определенные недостатки. Лишь в немногих странах в настоящее время существует практика регистрации доменного имени в Интернет-пространстве государства, где лицо традиционно осуществляет деятельность, инкорпорировано или является гражданином данного государства. Например, в Болгарии и Албании физическими и юридическими лицами, уполномоченными на регистрацию доменов в Интернет-пространстве соответствующих государств, могут быть только дееспособные граждане и юридические лица указанных государств. В Российской Федерации домен RU является открытым доменом, в котором регистрация доменных имен осуществляется в заявительном порядке как резидентами, так и нерезидентами. Как представляется, сложившаяся практика в Российской Федерации негативным образом сказывается на решении проблемы идентификации субъекта и объекта в сети Интернет. Это обусловлено тем, что место регистрации доменного имени и место фактического осуществления коммерческой деятельности не всегда является одним и тем же, что позволяет сторонам преобразовывать внутренние сделки в международные. Кроме того, предлагаемое положение будет устанавливать различный режим для коммерческих операций в сети Интернет и сделок, осуществляемых традиционным способом.

В докладе Рабочей группы ЮНСИТРАЛ предлагается местонахождением коммерческого предприятия считать страну, которая указывается сторонами. Презумпция в пользу указания стороной своего коммерческого предприятия также не лишена вышеуказанных недостатков. Корме того, следует отметить, что гибкости подобного подхода противоречит неопределенность правового положения участников торгового оборота.

Учитывая объективные трудности определения местонахождения коммерческого предприятия, в качестве критерия внешнеэкономической сделки, а также при решении вопроса о применимости Венской Конвенции, представляется наиболее целесообразно использовать субсидиарный критерий «государственной принадлежности» сторон, определяемый по месту регистрации его устава или нахождения административного органа ввиду отсутствия возможности четкого установления местонахождения коммерческого предприятия. Именно указанный критерий позволяет с точностью определить правовую связь с государством. При этом субсидиарное применение данного критерия должно быть в том случае, когда имеется объективная трудность установления местонахождения коммерческих предприятий сторон по договору.


1 Зыкин И.С. Договор во внешнеэкономической деятельности. – М., 1990. Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. В 3-ех т. Т. 2. - М., 2000. – 193 с.

2 Венская конвенция о договорах международной купли-продажи. Комментарий. М., 1994.

3 Зажигалкин А.В. Международно-правовое регулирование электронной коммерции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2005.

4 Доклад Рабочей группы по электронной торговле о работе ее сорок четвертой сессии (Вена, 11–22 октября 2004 года). A/CN.9/571




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.