WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 21 |

Программотворчество Кабинета Е. Примакова, даи экономические идеи самого премьера, претерпели за время его руководствастраной заметные изменения. На первых этапах в программных документахгосподствовали откровенно инфляционистские и дирижистские настроения, причемочень конкретные, когда вещи называются своими именами и о необеспеченнойэмиссии считается возможным говорить открыто. В более же поздних вариантах речьуже идет о массе технических деталей, о массе конкретных решений, но вопросыэмиссии, бюджетного дефицита авторами старательно обходятся.

В основе деятельности правительства лежалиидеи, разработанные в Отделении экономики РАН. О серьезности отношения к этимидеям свидетельствует уже то, что именно из их авторов была образованапервая группа правительства по разработке его экономической программы, и именнос академиками –членами этой группы Ю. Маслюков проводил регулярные консультации на протяжениипримерно первого месяца существования нового Кабинета.

“Программа академиков” представляла собойдокумент, воплощавший в себе в наиболее последовательной и жесткой (если несказать крайней) форме идеи популизма, инфляционизма и дирижизма. По форме этобыла достаточно целостная и последовательная система мер, которые могли бытьлегко обращены в нормативные документы. Причины кризиса видятся авторампрограммы в порочности всего проводимого с конца 1991 года экономическогокурса. Среди этих причин назывались, прежде всего, либерализм экономическойполитики, не использование широких административных возможностей государства,преувеличение роли макроэкономического регулирования по сравнению с проведениеминституциональных преобразований. Стержнем позитивной части программы являютсядве взаимоувязанные идеи: повышение спроса населения и загрузка простаивающихмощностей.

Программа предполагала значительные денежныевливания для решения социальных проблем, повышения спроса как факторапреодоления спада, расшивки платежной системы, борьбы с банковским кризисом.Причем была даже высказана мысль о целесообразности введения механизма“автоматического” включения печатного станка для недопущения в будущемвозникновения неплатежей (любых, отнюдь не только бюджетной задолженности).Словом, печатный станок рассматривался здесь в качестве универсального средстварешения практически всех экономических проблем страны. Одновременнопредполагалось ввести меры жесткого валютного контроля, включая отсечениеспроса населения на валюту.

С самого появления программа была подвергнутажесткой критике, причем не столько за ее теоретическую сомнительность(откровенный инфляционизм), сколько за очевидную оторванность от реальныхэкономических процессов. Многие из содержавшихся в ней мер открывали невиданноедоселе поле для злоупотреблений как со стороны госаппарата (при раздаче дешевыхкредитов), так и бизнеса. Идея автоматического кредитования экономическихагентов при возникновении неплатежей означала, что практически любойпредприниматель обретал неограниченный доступ к “дешевым деньгам”. А тотальноегарантирование вкладов населения давало возможность банкиру собрать средствапод любые проценты и потом объявить себя банкротом. Перечень подобных примеровможно было бы продолжить.

К началу октября в правительстве появился исобственный вариант экономической программы. Этот документ, не получившийофициального подтверждения, был разработан в Министерстве экономики и разосланзаинтересованным лицам в последних числах сентября. Документ вызвал резконегативную реакцию в обществе, включая средства массовой информации, так чтоЕ.Примакову практически пришлось его дезавуировать. Между тем этотвариант программы заслуживает специального рассмотрения, поскольку по сравнениюс более поздними версиями он оказался наиболее последовательным иконкретным.

И по форме, и по сути этот вариант оченьблизок к “Программе программе академиков”. Он так же был ориентирован наактивное использование печатного станка для решения экономических и социальныхпроблем в сжатые сроки, резкое ужесточение государственного вмешательства вэкономику, включая меры по запрету на использование доллара не только вкачестве средства накопления, но и средства сбережения. Предполагалось введениемасштабного государственного регулирования цен и тарифов (“на продукцию базовыхотраслей промышленности, продовольственные и непродовольственные товары первойнеобходимости” и т.д.), прокламировались протекционизм и государственнаяподдержка импортозамещающих отраслей.

Руководство правительства явно начало боятьсясобственных инфляционных намерений и еще более - всеобщих инфляционныхожиданий. Не спешило с эмиссией и руководство Центрального банка. Урокипрошлого не прошли бесследно, и понимание прямой связи между эмиссией иинфляцией было усвоено в достаточной мере для того, чтобы от разговоров облаготворности эмиссии не переходить немедленно к включению печатного станка.Да и новый руководитель Центрального банкаВ. Геращенко, на словах не возражая против ослабленияденежной политики, явно не желал брать на себя ответственность за раскруткуинфляции и поэтому настаивал на принятии Думой законодательного акта на этотсчет, который разрешал бы ему прямое финансирование бюджетногодефицита.

Умеряя эмиссионные аппетиты, правительствоявно стремилось сделать больший упор на свои административные возможности.Одновременно с неофициальной публикацией программы прозвучало и предложениегубернатора Свердловской области Э. Росселя о запрете хождения в Россиидоллара, якобы поддержанное, по его словам, Президентом. Это совпадение не былослучайно, хотя вряд ли являлось преднамеренным. Просто пПодобные настроения втот момент господствовали среди той части политической элиты, которая былатесно связана с правительством. Хотя следует обратить внимание, что уУпованиена Центробанк, валютный контроль и иные формы государственного вмешательстваприходит на смену идеям безграничного инфляционизма и как бы прикрываетих.

Преодоление кризиса связывалось с задачейформирования Здесь следует отметить, что лозунг «сильного государства» -тезиса, популярность которого в России неуклонно возрастала. являетсяодним из популярных и в настоящее время. Однако его активные сторонники, какправило, ошибочно оценивают оценивали причины слабости государственной власти впосткоммунистической России. Считалосьется, что слабое государство являетсярезультатом реализации либеральной идеологии, стремившейся к выведениюгосударства за рамки экономической жизни, в результате чего страна лишиласьэффективного рычага реализации экономической политики, борьбы с “дефектами(несовершенством) рынка”. Отсюда следует, чтоа для восстановления экономическойи политической мощи государства необходимо признать ошибочность предыдущейдоктрины и начать работать над укреплением власти, особенно черезрасширение ее функций в хозяйственной жизни страны.

Между тем, реальная ситуация была существенноинаяиной. Дело не в либерализме, поскольку либеральная идеология как разпредполагает сильное, но находящееся в жестких правовых рамках, ограниченноезаконом государство. Отсутствие такого государства является как разпрепятствием на путидля реализации либеральной экономическойполитики.

Слабое же государство являетсяфундаментальной чертой современной российской действительности, что сталорезультатом сложного комплекса факторов посткоммунистического развития России.Первейшим признаком слабого государства является его неспособность собиратьналоги, навязать предприятиям жесткие бюджетные ограничения. Другим признакомслабости государства является преступность – коррупция в госаппарате, с однойстороны, и наличие мощных преступных групп, которые берут на себя выполнениемногих функций государственной власти (арбитраж, обеспечение исполненияконтрактов, защита собственности), - с другой стороны. Расширение возможностей вмешательства государственных чиновников вхозяйственную жизнь в этих условиях означает не укрепление государства, а росткоррупции и бюрократического произвола.

Все эти выводы в рассматриваемый период, в1998 году, были ясны значительно меньшему числу людей, чем в настоящее время.Но и тогда они постепенно завоевывали умы. С Поэтому с конца октябряпрограммный документ правительства становился еще более умеренным и менееконкретным. Точнее, в нем присутствовало огромное количество разрозненныхмероприятий в социальной и производственной областях, в вопросах налоговойполитики и межбюджетных отношений, однако существо экономического курса здесьпрописывалось с явной неохотой. Среди анализа причин общего экономическогокризиса уже меньше говорилось об ошибочном курсе прошлого и больше – о роли бюджетного кризиса ипроблемах его преодоления. А Ю. Маслюков даже начал делать заявления, что новоеправительство намерено сделать все то, что намечали, но не смогли реализоватьего предшественники (например, заявление на встрече с участниками Давосскогофорума в Москве 4 декабря).

В программе исчезает стержневая идея. Уже нетупования на эмиссию. Напротив, появляется четкое осознание опасностиэмиссионной накачки экономики, что находит явное отражение в фиксируемойпроблеме “критического разрыва между потребностями оборота в расширенииденежной массы и возможностями инфляционно безопасной эмиссии”, признается“опасность срыва в гиперинфляцию”. Надежды на сильное и мудрое государствотакже оказываются сведенными к вполне ритуальным словам о необходимости“укрепления государственности как важнейшего ресурса повышения эффективностиэкономики”. В результате “Программа” переименовывается по решению премьера вдокумент “О мерах по…", тем самым подчеркивается, что речь идет именно осовокупности разрозненных мероприятий.

Весьма специфичным моментом всехрассматриваемых вариантов программы является заложенная в нихмикроэкономическая концепция роста. Прежде всего, минимальное значениепридается проблеме защиты частной собственности, которая в большинстведокументов практически не упоминается. Показательно, например, что вопубликованной 27 августа

ЭТО НАДО ПРОВЕРИТЬ. Точно не В АВГУСТЕ.НАВЕРНОЕ, В СЕНТЯБРЕ ИЛИ ОКТЯБРЕ.

версии программы понятия “частнаясобственность”, “частный” отсутствовали вообще, а из 14 упоминанийсобственности в 13 случаях В подавляющем большинстве случаев речь шла идет отой или иной форме собственности государственной. Полностью отсутствуетовалопонятие “приватизация”.

Таким образом, к концу 1998 годаправительство в процессе своего программотворчества, процессе осмысленияпроблем, стоящих перед страной, и путей решения этих проблем оказалось в весьмапротиворечивом положении. Правительство пришло к осознанию опасности рецептов,взятых из арсеналов “экономической экономикиполитики популизма”, однакоадекватной замены изначальной (популистской, эмиссионной) программы действийнайдено так и не было. Реальная программа действий формировалась постепенно, помере решения отдельных, конкретных задач макроэкономический и структурнойполитики.

Тактика непринятия резких решений иУ кабинетане было желания, а у премьера воли признать неприятный факт наличия всего двухреальных вариантов действия — жестко инфляционистского или жестко стабилизационного – и, соответственно, необходимостивыбора именно из этих двух вариантов.

Нежелание делать выбор подтолкнулоЕ. Примакова к тактике непринятия принципиальных решений, откладывания их навозможно более долгий срок была возможна и, по-видимому, вполне оправданна всложившихся условиях. Политический мандат, выданный премьеру, поддержка состороны законодателей и значительной части общества позволяли использоватьподобную тактику. Более того, поскольку к этомувремени, в общих чертах, удалось, в общих чертах, заложить основы новойэкономики страны, отказ правительства от резких практическое бездействиедвиженийправительства в принципиальных вопросах позволило ей экономикеадаптироваться к новой ситуации иво многом развиваться самостоятельно и безгосударственного внешнего воздействия – развиваться по своим,рыночным, законам.

3.3. Макроэкономические и социальныеитоги деятельности правительства Примакова. ВыходПостепенное преодолениекризиса страны из кризиса

К концу 1998 года в стране сложиласьследующая ситуация. Валовой внутренний продукт за год снизился по сравнению с1997 годом на 4,95,3%, производство промышленной продукции сократилось на 5,2%.Инфляция в 1998 г. составила 84%. По итогам года официальный обменный курсдоллара вырос с 5,96 руб./доллар до 20,62 руб./доллар. В целом за 1998 годзолотовалютные резервы ЦБ РФ снизились примерно на 5,5 млрд долларов США (с 17784 до 12 223 млн. долларов, т.е. на 31,3%). (см. табл. 3.1).

Налоговые доходы расширенного правительствасократились с 362,36% ВВП в 1997 году до 31,93% ВВП в 1998 г. Общие доходысоставили, соответственно, 40,536,4 % и 35,534,8% ВВП. Однако за счет отказаправительства от обслуживания и погашения большей части внутреннего долга исокращения непроцентных расходов, расходы федерального бюджета сократились на9,25 п.п. Дефицит бюджета уменьшился с 7,46,7% ВВП до 3,43% ВВП (табл. 3.2). (табл. 3.1).

Таблица 3.1.

Исполнение бюджета расширенногоправительства в 1998 г.

 

Федеральный бюджет

Местные бюджеты

Внебюджетные фонды

Консолидированный бюджет

 

млрд. руб.

% ВВП

млрд. руб.

% ВВП

млрд. руб.

% ВВП

млрд. руб.

% ВВП

% бюдж

ДОХОДЫ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.Подоходные налоги, налоги на прибыль

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.