WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 17 |

В результате этого на первом этапе рыночных преобразований формируется неустойчивая демократия. В биологии существует такой основной закон, согласно которому любой индивидуум в своем эмбриональном развитии повторяет эмбриональные стадии истории его вида.Этот процесс, видимо, достаточно универсален и вполне возможен. Представляется поэтому, что фактически нарождающееся рыночное общество посткоммунистической страны в своем эмбриональном развитии проходит не развитые стадии, характерные для рыночного общества западных стран, а их эмбриональные стадии. Это приводит к тому, что законченности таких стадий развития не бывает в посткоммунистической стране. И очень часто стадия, только начавшись, тут же переходит в последующую стадию или одновременно имеет место быть совокупность сразу нескольких стадий.

Основную неустойчивость режимам уже в посткоммунистических странах придает все та же интеллигенция, преимущественно среднего поколения, так как ее сознание амбивалентно: с одной стороны, реализуются стратегические интересы информационной открытости, с другой стороны, для рыночной экономики такая численность интеллигенции сверхизбыточна, а структура не адекватна. Приводился пример, что необходимо в 203 раза сократить количество врачей для того, чтобы создать нормальную модель здравоохранения в Российской Федерации. Это действительно так. Более того, я бы считал, что с точки зрения внутренне присущих характеристик здравоохранения подход должен быть гораздо более радикальным: наверное, сокращать это количество нужно в 5-10 раз, учитывая, что сейчас в России врачей в 2 раза больше чем в США. Но возникает вопрос: а что тогда делать с этими миллионами врачей, которых придется сокращать Они не смогут адаптироваться к условиям работы вне своей специальности.

Здесь основным становится вопрос статуса. Если для страны крестьянской работает модель, по которой крестьянин переходит в город, где становится ремесленником, и это является повышением его статуса, то в преимущественно интеллигентской стране потеря специальности для людей среднего поколения - есть понижение их статуса; фактически они попадают в положение внутренней эмиграции. Если сравнивать то, что сейчас переживает интеллигенция среднего поколения с классическими стадиями культурального шока, которые достаточно хорошо описаны в литературе, то совпадение является в достаточной степени полным. Интеллигенция среднего поколения становится лишней, ее переквалификация почти невозможна. Поэтому существенная часть носителей представления о неделимости демократии и рынка разочаровывается, начинается поиск альтернатив по типу третьего пути. Именно интеллигенция среднего поколения может стать либо спровоцировать установление охранительного от антикапиталистической революции авторитаризма сверху. Логическим развитием этого авторитаризма опять-таки явится определенный изоляционизм.

Таким образом, стадией, следующей за неустойчивой демократией, становится, по-видимому, в наших условиях неустойчивый же авторитаризм. Неустойчивым он будет потому, что авторитарно-изоляционистский посткоммунистический режим гораздо в большей степени, чем коммунистический режим, обречен на неустойчивость, так как в интеллигентской стране вновь гораздо быстрее сработает все тот же механизм саморазрушения изоляционизма.

Более того, по-видимому, будет несколько колебательных движений от неустойчивой демократии к неустойчивому авторитаризму, авторитарному изоляционизму с затухающей амплитудой последнего, т.е. достаточно типичный переходный процесс с перерегулированием. И только после того как нынешнее младшее поколение заместит среднее, начнется переход к устойчивому рынку и устойчивой демократии, причем не непосредственно уже в период устойчивого рынка и устойчивой демократии, а только при переходе к устойчивому рынку и устойчивой демократии.

II. РОССИЯ ПОСЛЕ ПЯТИ ЛЕТ РЕФОРМ

А.ЧУБАЙС

первый вице-премьер Правительства России (в настоящее время генеральный директор некоммерческой организации Фонд “Граж­данское Общество”)

Я хочу поделиться с вами соображениями о российском опыте преобразований 1995 года.

Мне кажется, что именно этот год заслуживает особого анализа, поскольку именно в этом году удалось добиться перелома по ряду принципиальных задач, которые не удавалось решить раньше. В свою очередь решение некоторых из этих задач вызвало сопутствующие явления, серьезные и сложные проблемы.

Стартовые условия для 1995 г. в России были, мягко говоря, крайне неблагоприятные. Все хорошо помнят итоги “черного вторника” осени 1994 г., растущую инфляцию, которая достигла в январе 1995 г. 18% в месяц. Катастрофически исчерпывавшиеся валютные резервы ЦБ, запасов которых в январе оставалось на трое суток, высокий уровень политической нестабильности, безусловно подрывавший остатки доверия властям.

Именно в этих условиях были выдвинуты цели экономической политики 1995 г., связанные с осуществлением финансовой стабилизации в России. Надо прямо сказать, что в тот момент эти цели воспринимались несерьезно и поддержка их была близка к нулю.

Что реально было предпринято в начале года, для того чтобы переломить ситуацию Прежде всего в области бюджетной политики. Проект бюджета 1995 г. включал в себя целый ряд принципиально новых моментов - он был ориентирован на сокращение дефицита с 10,2% ВВП в 1994 г. до 5% ВВП, т.е. более, чем вдвое. Прекращение финансирования дефицита бюджета за счет кредитов ЦБ и финансирование за счет неэмиссионного источника. В целом проект бюджета был нацелен на проведение жесткой финансовой политики. Понимание этого небольшой группой сторонников, реально не означало принятие этого бюджета Государственной Думой.

Поэтому первым ключевым положительным итогом, заложившим основы политики 1995 г., было принятие бюджета Государственной думой в конце марта 1995 г. Россия впервые обрела бюджет в I квартале текущего года. Параллельно с этой работой мы пошли на достаточно радикальные меры по либерализации внешнеэкономической деятельности. Были отменены квоты на поставку продукции на экспорт, были отменены так называемые спецэкспортеры - предприятия, обладающие правом на экспорт при наличии специального решения правительства, был предпринят и ряд других не менее серьезных мер.

В то же время шла интенсивная работа по подготовке денежной программы ЦБ и правительства России на 1995 г., исходившая из тех же самых уже названных принципов и целей. Эту работу так же удалось завершить с успехом в конце марта 1995 г. Совместное заявление правительства и ЦБ было подписано. Международный валютный фонд поддержал этот подход и принял решение о выделении кредита России. Вот три-четыре ключевых блока, которые были заложены в основу российской финансово-экономической политики в начале года.

Осуществление этой политики дало первые видимые результаты на макроэкономическом уровне в начале весны 1995 г. В стране началось снижение инфляции, началось реальное укрепление курса рубля. Однако уровень инфляционных ожиданий оставался высоким вплоть до осени. Практически все, за очень небольшим исключением, российские политические деятели, экономические эксперты заявляли о том, что если есть какие-то положительные тенденции, то они, безусловно, носят временный характер, что страна обречена при нынешней политике на всплеск инфляции осенью, что неизбежно ее увеличение осенью до уровня 15-20% в месяц, а некоторые предсказывали более высокие показатели. Предсказывалась неизбежная осенняя катастрофа на валютном рынке, падение рубля до уровня 8000-10000 руб. за доллар и т.д. В этих условиях перед правительством стоял вопрос - с чем войти во второе полугодие 1995 года

Проанализировав весь набор возможных вариантов, мы пришли к выводу о том, что самым правильным ходом будет вместо ожидаемого всеми отступления, начать наступление по всему фронту финансово-экономических проблем. Именно это наступление было подготовлено и реально начато летом 1995 г.

Мы исходили из того, что главное, что удалось сделать в первом полугодии 1995 г., - поставить под надежный контроль расходы, прежде всего, расходы бюджета. Мы заблокировали законодательным решением кредиты ЦБ селу и другие виды кредитов ЦБ. Тем самым действительно был взят под реальный контроль уровень дефицита бюджета, и тем самым решена задача контроля над расходами. Поэтому во втором полугодии перед нами стояли, пожалуй, две самые главные задачи. Первая задача - разрушение всеобщих и массовых инфляционных ожиданий. Вторая задача - переломить ситуацию с доходной частью бюджета. Именно исходя из этих целей, было принято 5-6 ключевых решений, которые и составили содержание экономической политики второго полугодия.

Первое решение в сфере валютной политики - введение валютного коридора. Хорошо известно, что он был введен на уровне 4300-4900 руб. за доллар сначала на один квартал, а затем продлен еще на квартал. Сейчас как-то уже забыли о том, что в момент введения коридора главный вопрос, обсуждавшийся всеми, был вопрос о том, а есть ли какие-то шансы у правительства удержать этот коридор. Некоторые мои коллеги делали решительные заявления об уходе в отставку в случае, если коридор не удастся удержать. Но отставка не понадобилась: как хорошо известно, ситуация на валютном рынке была поставлена под надежный контроль, и как результат - начался один из важнейших процессов, ради которого все и задумывалось, - процесс мощного перераспределения финансовых ресурсов со спекулятивно-финансовых рынков в сторону реального сектора. Не скажу пока в реальный сектор, но в сторону реального сектора. Мы добились того, что валютный рынок практически утерял свою привлекательность как источник спекулятивного дохода, а вслед за этим, как и предполагалось, упала и доходность рынка межбанковских кредитов. То же самое происходит сейчас и с другими финансовыми рынками в стране. Последним доходным финансовым рынком в России сегодня остается рынок государственных краткосрочных обязательств, но и этому в ближайшее время будет положен конец.

Результат такой политики - масштабное перераспределение имеющихся в стране гигантских финансовых ресурсов из сферы финансовых спекуляций в сферу производства. Это абсолютно неизбежное развитие событий, которое произойдет в первом полугодии 1996 г., естественно, с падением ставок реального процента и с увеличением срочности кредитов и т.д.

Начало этим действиям было положено введением валютного коридора в Ш квартале 1995 г. Вслед за этим мы пошли на достаточно жесткие меры в сфере доходов бюджета, ориентированных, не на ужесточение налоговой системы, а на восстановление порядка в государственной налоговой системе. Начали мы эти меры с “Газпрома”. В августе было принято решение об увеличении ставок акциза и об отмене льгот по формированию стабилизационного фонда “Газпрома”. Не скрою, тем самым мы хотели дать понять, что принимая решения о налоговой системе, мы не намерены оглядываться на сферы влияния тех или иных предпринимательских групп. Именно такой подход дал нам возможность сделать следующий шаг: начать наступление в сфере сборов налогов, выявив 46 крупнейших предприятий в стране, у которых на сегодняшний день суммарная задолженность бюджету составляет почти 30 трлн.руб., и начав последовательную вдумчивую работу с каждым из этих предприятий.

Могу сказать, что на сегодня практически все из них подписали с правительством графики погашения своей задолженности. Выполнение графиков находится под жестким контролем правительства.

В ту же программу входили меры по установлению жесткого государственного контроля за сферой естественных монополий. В течение 1995 г. мы работали с Государственной Думой над внесенным нами законом о естественных монополиях. Добились принятия этого закона: в июле он был подписан Президентом России. И, отталкиваясь от него, мы пошли на жесткие меры контроля за естественными монополистами, прежде всего электроэнергетикой, железными дорогами. Хорошо известно, что последние наши меры в этой сфере были не просто жесткими, а сверхжесткими. В IV квартале мы заморозили цены в отраслях естественных монополистах. Могу сказать о том, что с января будущего года контроль будет продолжен, но конечно замораживание цен - дело временное, экстраординарное. Однако достаточно жесткий контроль в этой сфере будет реализован. Он включает в себя не только контроль за ценами естественных монополистов, но и детальный анализ структуры затрат, стоимости инвестиционных проектов и т.д. К этому мы сегодня уже готовы.

В 1995 г. во втором полугодии с существенным запазданием мы приступили к реализации денежной приватизации. Получилось так, что первые действия в этой области пришлись на октябрь-ноябрь этого года. У нас есть полная уверенность в том, что задачи, поставленные перед денежной приватизацией, по привлечению средств в бюджет в размере 8,3 трлн. руб. будут выполнены в полном объеме в срок до 31 декабря 1995 г.

Завязавшаяся в последние дни интенсивная дискуссия ряда российских банков о том, надо ли проводить тот или иной аукцион, остается дискуссией между банками, мы в этой дискуссии участия не принимаем, поскольку решение о проведении аукционов принято и будет реализовано в полном объеме в те сроки, которые установлены. Пожалуй, в этой сфере в 1995 г. мы сделали важнейший шаг от бесплатной приватизации 1992-1994 гг. к нормальной традиционной индивидуальной приватизации, к которой мы приступим в 1996 г.

Что можно отнести к плюсам 1995 г., а что к минусам, нерешенным проблемам

Я бы начал с плюсов. Мы вошли в 1995 г с инфляцией 18% в январе, а заканчиваем его с инфляцией в ноябре в 4,5%. Предельно ослабленной была в начале года национальная валюта - рубль находился в 20-х числах января 1995 г. на грани полной катастрофы. Мы выходим из 1995 г. с реальным укреплением рубля, увеличены валютные резервы. Начала реально работать, хотя и не слишком эффективно, налоговая система, которая в начале года была перегружена различными льготами. В соответствии с вышедшим вчера Указом Президента, окончательно поставлена точка на существовании нецивилизованной системы льгот в России по импортным пошлинам. Наконец, уровень спада производства, измерявшийся двузначными цифрами, остановлен.

Что можно записать в минусы Первый и самый главный минус - уровень жизни, который в 1995 г. снизился почти на 20%.

Вторая, не менее острая проблема, которую мы не смогли решить в 1995 г. - неплатежи. Уровень неплатежей в народном хозяйстве продолжает оставаться крайне высоким. кредиторская задолженность составляет почти 13% годового ВВП. Это не финансовая катастрофа, но это крайне сложная экономическая и даже политическая проблема. Если в первом полугодии 1995 г. уровень неплатежей последовательно снижался, то в сентябре-октябре он снова начал расти, хотя и не достиг уровня января.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.