WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

Во-вторых, низкий уровень инфляции будет способствовать инвестициям на местном уровне и привлечет капитал извне. А это будет означать не только больше денег, но и больше технологий. Опыт восточных и центрально-европейских стран показывает, что иностранные инвестиции могут играть очень большую роль. Население Эстонии составляет 1% населения России, а уровень иностранных инвестиций на нее в 2-3 раза превышает уровень инвестиций в России. Таким образом, российским властям надо сбивать и сбивать инфляцию. Надо проводить очень жесткую финансовую политику для того, чтобы сбить инфляцию до низшего уровня. Жестче относиться к бюджету, убедить предприятия, что им придется уйти из бизнеса, если они не будут прибыльными. Больше внимания должно уделяться соотношению между уровнем инфляции и требуемыми для фундаментальной трансформации большими объемами инвестиций и реструктуризацией.

Третье. Роль правительства для экономической стабилизации очень велика. В России было достигнуто согласие между правительственными органами, ответственными за финансовую политику, особенно между правительством, Центральным банком, Министерством финансов. В 1995 г. между ними было беспрецедентное сотрудничество и консенсус, поэтому не случайны стабилизация и гораздо больший прогресс, чем в предыдущие годы. Кроме того, способность власти контролировать бюрократию позволила поддерживать курс на стабилизацию. Все это было очень большой удачей правительства в 1995 г.

Еще одно условие для успешной стабилизации. Стабилизация и экономическое восстановление должно повышать уровень жизни населения. Как можно убедить население в том, что государство действует в его пользу Г-н Чубайс сказал, что правительство продемонстрировало ясное доказательство своих успехов, и перечислил несколько улучшений, которые произошли в этом году, указал, что сам факт снижения инфляции произвел немедленное воздействие на общественное сознание. Очень важно информацию доводить до населения, убеждая его в необходимости продолжать процессы реформ. Убеждением населения удастся обеспечить моральный авторитет правительства. Это единственный способ, с помощью которого правительство сможет продолжить свой курс на реформы и стабилизацию. Правительство должно обладать моральным авторитетом; люди должны верить, что оно сокращает коррупцию, уменьшает преступность, а в сфере экономики не наживается за счет предприятий и за счет населения.

Пятое. Я думаю, надо улучшить налоговую службу, контроль над частным сектором, деятельность Таможенного комитета и установить равноправие в том, что касается налогов. Не надо освобождать от налогов кого-то или что-то. Это разрушает доверие налогоплательщика ко всей налоговой системе. И, наконец, необходимо упростить налоговую систему, сократить количество налогов, улучшить фискальную связь между правительством и регионами. Сокращение налогов приведет к расширению налоговой базы.

И еще один пункт. Уклонение от налогов должно караться более решительно, более серьезно и жестко и одинаково по отношению ко всем уклоняющимся.

Правительство в этой области должно повысить свой авторитет среди народа. От населения нельзя ожидать, что оно будет выплачивать всю массу требующихся налогов, если само правительство не будет выполнять свои обязательства.

П.СУТЕЛА

руководитель департамента Национального банка Финляндии

Аспект, который еще не обсуждался, - это развитие частного сектора. Высокие процентные ставки, которые сейчас существуют, означают, что частный сектор не очень хорошо выполняет свои функции в рамках общей ситуации. Кто-то уже указал, что в некотором смысле ранний период стабилизации - период относительно простой экономической политики, в котором самое важное - выбрать правильное направление. Что касается стабилизации институциональной структуры развитых рынков, на этом этапе проблемы становятся более сложными. Сейчас вопрос уже не в том, чтобы выбрать правильное направление, а в том, чтобы выбрать верные сроки.

Дополнительный интересный вопрос - вопрос о степени, с которой ранее принятые принципиальные решения ограничивают политику будущего. Хороший пример этого - приватизация. Мы можем спорить, в какой степени приватизация, проведенная в России, была неизбежной и в какой мере она была результатом политических компромиссов, в какой мере она была предопределена тем, что существовало ранее, до перестройки, является ли она чертой российской экономики, которая останется в будущем или она является чертой переходного периода. Прошло так мало времени, что мы еще не совсем понимаем, каким образом функционируют в этой сфере институты. Если мы предполагаем, что у институтов есть своя инерция, тогда то, что происходит в данное время, может иметь решающее значение для российской экономики на десятилетия вперед.

Важное значение придается второй стадии приватизации - денежной стадии. Информация, которой мы располагаем, пока не очень обещающая. Например, в Финляндии владение в банковской сфере и в промышленной сфере в течение очень долгого времени было тесно связано друг с другом, и это функционировало не очень хорошо, но, с другой стороны, мы знаем, что высокий рост обеспечивался высоким уровнем инвестиций, благодаря высокой степени консенсуса в сфере принятия решений в экономике и политике. В российском случае нет ни того, ни другого преимущества.

В заключение еще один пример того, что институциональное развитие на первой стадии оказалось очень важным: сравнение латвийского и эстонского опыта развития. С самого начала эстонские власти поняли, что банковский кризис неизбежен, к нему надо готовиться, а для того чтобы его преодолеть, нужны резервы. Этой ситуации не наблюдалось ни в Латвии, ни в Литве, что бросает некоторую тень на будущее развитие финансовой системы Латвии. Решение в этой сфере имеет огромное значение для будущего ее развития.

В.НАЙШУЛЬ

директор Института национальной модели экономики

Я хотел бы остановиться на институциональных последствиях реформ, пятилетие которых мы сейчас обсуждаем, и для начала, как бы лингвистически, подтвердить высокое значение этих реформ. Замечено, что наиболее важное, что происходит в жизни, отражается в языке следующим образом: соответствующая фамилия начинает употребляться с маленькой буквы. То, что гайдаровские реформы уже пишутся с маленькой буквы свидетельствует о том, что эти реформы вошли глубоко в жизнь общества.

Второе лингвистическое замечание, которые я хотел бы сделать, касается часто используемого эвфемизма “шоковая терапия”. Мне кажется, особенно с точки зрения институционального анализа, что этот термин вводит в заблуждение. Те реформы, которые реально происходили - гайдаровские реформы и реформы подобного рода - являются хирургией. И шок, который возникает, является шоком после хирургической операции.

Почему я останавливаюсь на этой терминологии Я пытаюсь как бы действовать с точки зрения теории административного рынка. С этой точки зрения страна в период, предшествующий реформе, представляла собой совокупность офисов, контор, которые были связаны сложной системой взаимных отношений и взаимных обязательств. Задача долговременной трансформации состояла в том, чтобы раскрепостить отношения между этими конторами, предприятиями в частности, с тем чтобы они могли стать свободными агентами на рынке, заключающими между собой сделки исходя из рыночных интересов. И вторая задача - построить, скажем так, государственно легальную инфраструктуру, которая позволяет осуществлять сделки, к примеру, между Москвой и Новосибирском и при этом не требует личного знакомства и уверенности на персональном уровне в том, что эта сделка будет исполняться. Тем более это касается сделок, которые осуществляются на срок.

Если мы посмотрим, насколько эта программа была выполнена, то столкнемся с тем, что фактически первым шагом была хирургия, и были ликвидированы обязательства государства перед населением в отношении поддержания низких цен.

Следующая хирургическая операция, хотя она так и не выглядела, состояла в том, чтобы за ваучер лишить населения претензий на государственную собственность. Кроме того, были развязаны и другие узлы, но уже не в процессе хирургии, а просто бюрократическим вымениванием, бюрократического обмена. Эта та либерализация, которая шла до Гайдара и продолжалась после него.

С этой точки зрения мы получили частично либерализованную экономику, и пришли и к положительным, и к отрицательным результатам. Положительный результат мы видим перед нашими глазами: это некоторая экономическая активность, которой не был раньше. Отрицательная часть состоит в том, что я бы назвал так: в старую брежневскую экономику были вставлены новые зубы. Если раньше распределяли болты и гайки, было натуральное планирование, то теперь распределяются деньги. И это означает на самом деле действительно коренное улучшение эффективности этой системы, но при этом задача ее демонтажа в каком-то смысле откладывается. Результат же мы видим следующий: осталось государство, тесно связанное с экономикой, которое поэтому не может выполнять своих легальных функций, и нелиберализованная экономика, которая поэтому не может свободно развиваться. По всей видимости, это задача следующего этапа реформ.

И, наконец, вопрос, который стоит как коренной в стране - построение государства, независимого от экономики. Мне кажется, что в предыдущих выступлениях сложность этой задачи была недооценена.

Ч.БЛИТЦЕР

руководитель экономического департамента представительства Мирового Банка в России

Слушая проходящее здесь обсуждение, я прихожу к заключению, что по многим предметам мы не можем прийти к взаимосогласованным выводам: идет ли речь о либерализации, стабилизации, приватизации или институциональном строительстве

Во-первых, нужно отметить, что можно рисовать картины более розовые или более мрачные. Я не думаю, что можно прийти к каким-то простым выводам о том, что произошло и происходит.

Мировой банк в этом году делает обзор экономик переходного периода в Восточной Азии, а так же в бывшем Советском Союзе. В целом этот обзор подтвердит то, что говорил господин Гайдар в своем выступлении в начале конференции. Экономики переходного периода развиваются везде в соответствии со своими собственными интересами, аналогичным образом ведут себя и те, кто принимает решения.

Во-вторых, реформы не могут быть осуществлены в строгом порядке - сначала одно, потом другое, потом третье. Приходится во всех случаях действовать сразу на нескольких фронтах.

В-третьих, экономики, которые реформируются быстрее, развиваются лучше, чем те, которые стали на путь так называемых постепенных реформ. Таково будет заключение Мирового банка.

Теперь я хочу поговорить некоторых личных впечатлениях. Сейчас у меня есть две причины для беспокойства. Я думаю, что Россия стоит на пороге перемен краткосрочных и долгосрочных. Она сейчас ближе, чем когда-либо к финансовой стабилизации. Вместе с тем, она близка к возврату назад в этой же области, как и реформа в целом. Очень многое будет зависеть от событий следующего года. Бюджет, который был принят, связан с увеличением государственных расходов, что будет оплачено в конечном итоге частным сектором. Проблема, представляющая собой краткосрочную опасность, состоит в том, позволит ли частный сектор собрать с себя налоги

В долгосрочной перспективе предстоит ответить не на вопрос, будет ли в России рыночная экономика, а на вопрос, какой будет эта рыночная экономика: похожей на японскую модель, европейскую, или американскую Большая опасность заключается в большой дифференциации доходов, макроэкономическом популизме, низкой производительности и в правительственной и внеправительственной коррупции. Это вопрос, на который лица, принимающие политические решения, должны найти ответ. Направление развития должно быть изменено прежде, чем будет поздно. Во многих отношениях решения пересекаются, например, решения, касающиеся производительности труда, приватизации и институционального строительства и т.д.

Меня особенно интересует проблема монополий и концентрации. Маркс и марксисты совершенно верно говорили о монополиях и монополизме в капиталистических экономиках. Ирония в том, что страны, которые много говорили о зле монополий при капитализме, склонны ныне культивировать их у себя. Это плохо сказывается не только на производительности, но и многом другом.

Первый пример этого - сектор энергетики, где полной монополией является Газпром. Приватизация в нефтяном секторе создала несколько вертикальных монополий. Есть сектор электроэнергетики, который тоже монополизирован, в угольной промышленности также происходит процесс монополизации и т.д. Монополии в этих отраслях я бы назвал финансово-промышленными группами старого типа. И, наконец, тип наиболее динамичный - монополии в коммерческо-банковском секторе.

В связи в этим есть много причин для беспокойства. В Британии также происходил процесс промышленной концентрации, как и в других странах, в том числе в Корее, Японии, Германии. Создавались огромные конгломераты, но сейчас направление развития обратное. Динамичное развитие не может быть обеспечено при малоподвижных монополистических структурах.

Что сделано было за последние пять лет в области регулирования монополий, расчленения монополий Область их регулирования находится в очень отсталом положении. Возможно, одна из главных причин этого - отсутствие хорошо подготовленных специалистов, но я думаю, что это также проблема политики и политического влияния.

Что касается методов регулирования, то существует выбор между американским, англо-саксонским и немецким подходами. В моей стране мы в значительной степени больше полагаемся на правила. В странах континентальной Европы регулирование больше зависит от решений, которые принимают чиновники в рамках законов. Когда институты слабы и находятся в стадии развития, лучше полагаться на законы и правила, чем на чиновников.

М.ТАРДОШ

председатель комиссии по экономике Народного собрания Венгрии

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.