WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |

Как и в других бывших советских республиках, в Грузии наметилась тенденция уменьшения темпов рецессии. В некоторых секторах даже зарождаются тенденции роста производства. Мы думаем, что в 1996 г. Грузия войдет в новую фазу экономических реформ, направленную на создание условий для становления сильного слоя предпринимателей и одновременно оказание возможной помощи бедным слоям населения. Авторы этого подхода назвали его целенаправленным рыночным социогенезисом.

Разработанный авторами метод социального стимулирования содержит комплексные мероприятия и направлен на:

- существенное снижение криминальной обстановки, которая была нетерпимой;

- уменьшение ставок налогов и введение новой системы налогообложения, более простой и учитывающей отсутствие должного уровня отчетности предприятий Грузии;

- за счет увеличения собираемости налогов увеличение доходов государства.

Эта экономическая политика даст возможность использовать различные средства макроэкономического стимулирования и создать экономический стимул дальнейшего развития общества.

Р.СКИДЕЛЬСКИ

профессор Уорвикского университета, член Палаты Лордов
Великобритании

Я хотел бы поговорить о британском опыте, поскольку он может представлять интерес для российской аудитории. Развал коммунистической системы - это уникальный случай, который не имеет примеров в мировой истории, но я хотел бы взглянуть на проблему шире: на коллективизм вообще, отступление от которого происходит по всему земному шару. Не знаю, утешит ли русских то, что они страдают в худшем случае от того, от чего страдает вся земля, и, мне кажется, что уникальность происходящего в России - только в интенсивности самой концепции. Британия тоже прошла через некоторые проблемы, что дает мне собственное видение российских процессов.

Если в России коммунизм становился неэффективным, то капитализм примерно в 1970-е годы тоже становился неэффективным. Государство слишком разрасталось, слишком вмешивалось в экономическую систему, которая работала все хуже и хуже. В России был выбор между восстановлением старой системы или же разрушением. В Британии был другой выбор: двигаться ли к командной экономике или восстанавливать свободную экономику. И в середине 70-х годов относительно этого в британской прессе шла большая дискуссия. Много людей считало, что можно просто усовершенствовать корпоративную систему по японскому образцу. Тем не менее этот метод был отвергнут.

В 1979 году британские избиратели проголосовали за Маргарет Тэтчер, и это был решительный момент в отрицании социализма и корпоративности и попытка вернуться к тому, что называется англо-американским, англо-саксонским образцом успешно функционирующей экономической модели. Перед нами стояли те же самые проблемы, с которыми столкнулись и вы. Коротко перечислю их: это макроэкономическая стабилизация, структурная трансформация и приватизация, а также реформа общественного сектора.

Я остановлюсь на таком моменте британской политики, как пробные сокращения правительственных расходов, которые были завершены тэтчеристской политикой.

Макроэкономическая стабилизация. В 70-е годы уровень инфляции в Англии в год составлял 17%. Для России это мечта, но в британской истории такого прецедента не было. Мы гордились стабильностью как нормальной чертой жизни. Инфляция в 10% и больше считалась национальной проблемой. Так же ней относилась и Западная Европа. Обычно рассматриваются две причины инфляции. Монетаристская инфляция, как в России, вызывается ростом излишней денежной массы. Инфляция в Англии считалась ценовой. Монополии устанавливали завышенные цены, к этому же приводили тред-юнионы, энергетические монополии, энергетический кризис в 1973-74 годах. Есть и более структуралистская интерпретация инфляции. Уровень инфляции было невозможно опустить по политическим причинам - из-за структуры британского общества того времени. Фактически монетаристские объяснения инфляции были более правильными, потому что инфляционное давление началось в 60-е годы, т.е. еще до того, как начался энергетический кризис, и до того, как тред-юнионы начали требовать все больше и больше; дефицит рос, его надо было покрывать, и росла инфляция.

В 60-е годы началась сильная инфляция, которая в 70-е еще более усилилась. Маргарет Тэтчер в 70-х годах поменяла промежуточную финансовую стратегию: за 5 лет сократить инфляцию с 17% в год до примерно 3% в год и проводить финансовую политику, которая соответствовала бы фискальной политике. Тэтчеристская стратегия стабилизации удалась. С 19% в 80-х годах инфляция снизилась до 2% в 1982 г., и на этом уровне она остановилась. Инфляция снова пошла вверх, но очень незначительно, в конце 80-х годов, когда был кратковременный экономический бум.

Теперь мы можем говорить о нулевом уровне инфляции, который фактически не влияет на экономику. Это был успех. Но среднесрочные цели каждого года были перевыполнены, и многие экономисты видят причину того, что британские товары стали неконкурентоспособными в 80-е годы, в своеобразности обменного курса. Объемы британской промышленной продукции сократились в 1982 году на 14%, т.е. сильнее, чем в великую депрессию. Это было самое большое падение за всю экономическую историю Великобритании. Три миллиона безработных составляли 12% рабочей силы. Такова была цена стабилизации Тэтчер. И хотя рыночная экономика есть вещь очень и очень гибкая, цена любой стабилизации очень велика. За один год сокращения инфляции, промышленность в России начала возрождаться. Британская промышленность начала рост в 1982 году и до 1990 года росла темпами 3-4% в год.

Огромным вкладом госпожи Тэтчер в политическую экономику 80-х годов была приватизация. В середине-конце 80-х годов все прогрессивно настроенные правительства проводили свою приватизацию. В 1979 году Британскому государству принадлежало немного - примерно 15% экономики, но эти 15% отвечали за 30% промышленного выпуска. Это был нездоровый сектор экономики. Значительная доля макроэкономической нестабильности была связана с этим государственным сектором, который приходилось субсидировать правительству. Стальная промышленность, судостроение, автомобилестроение, самолетостроение - все это субсидировалось из бюджета и поглощало 45% ВНП. Конечно, мера инфляционная.

Второй отрицательный элемент состоял в том, что общественный сектор оказался гнездом воинствующих тред-юнионистов и толкал инфляцию вверх и вверх. Программа приватизации госпожи Тэтчер началась очень медленно. Сначала она сама четко не представляла, что хочет сделать. Она начала с продажи государственных домов квартиросъемщикам. Было выкуплено полтора миллиона квартир и домов, разумеется, по субсидированным ценам. Это был огромный успех, который, возможно, ободрил госпожу Тэтчер и подтвердил, что она может проводить подобную политику и в других областях. Некоторые ее шаги были хорошими, некоторые - похуже.

Ее второй шаг - повышение налогов, пошлин с продажи государственной собственности, долгосрочным последствием чего стал рост государственных доходов от пошлин. Программа приватизации началась продажей “Бритиш Эйруэйз” - фирмы, которая теряла больше всего денег. Госпоже Тэтчер удалось найти методы приватизации, которые оказались успешными. В прошлом проводилась политика денационализации некоторых секторов, например, в сталелитейной промышленности, но единственным методом денационализации было возвращение промышленности прежним владельцам. Так проводилась политика маятника: возвращаете, потом национализируете.

Госпожа Тэтчер нашло выход из этой головоломки: она продала эти секторы. Этот фактор уже препятствует любым попыткам ренационализировать данный сектор экономики. Она продала отрасли промышленности, продала акции каждому, кто хотел их. Это были не ваучеры, как в России. Это были акции, которые что-то стоили. У них была рыночная стоимость - фонды, которые могли быть проданы и продавались. Это значило, что миллионы людей, купивших акции, получали от них капитал. Все это усилило популярность программы госпожи Тэтчер.

Таким образом, в 80-е годы продажа предприятий населению повысила популярность капитализма в Великобритании. Началось все с продажи жилья в собственность, а потом произошло то, чего никогда не случалось раньше: неселение сало владельцем предприятий, купив акции.

Структурная трансформация. Практически все отрасли, прошедшие приватизацию, были реструктурированы. Сократилась рабочая сила и т.д. Таким образом, то, что продавалось, приносило выгоду. Госпожа Тэтчер прекратила субсидии прежде, чем проводить политику приватизации. Ей удалось остановить субсидии только потому, что за ними пошла приватизация.

Но в конце 90-х годов мы вошли в новую фазу приватизации, которая была менее выгодна. Мы говорим о водоснабжении, газе, электричестве и т.д. - секторе естественных монополий, которые находятся под очень сильным политическим контролем, когда председатель компании имеет очень большое жалование, когда выплаты акционерам очень велики.

Возникает вопрос, почему же не контролируются заработки председателя, почему же не вводятся налоги на прибыль акционеров Здесь существуют политические проблемы.

Еще одной из программ тэтчеризма была реформа общественного сектора, реформа местного управления. Основным принципом реформы общественного сектора, было разделение сектора между покупателем и продавцом. Есть правительство - есть частные компании, конкурирующие за контракты, которые предлагаются правительством - так виделась реформа общественного сектора. Если муниципалитет платит за очистку улиц, почему он же должен нанимать мусорщиков, почему бы здесь не ввести тендер, не предложить контракт частной фирме Для местного управления в Англии в начале 80-го года это была революционная практика, которая в 80-е была распространена на железные дороги, больницы, пищевой сектор и т.д., позже - на больницы. Многие больницы стали независимыми и конкурировали между собой за пациентов, которые оплачивались правительством. Многие школы после голосования родителей стали незавизимыми организациями и начали конкурировать между собой.

Здесь есть проблема ответственности. Кто ответственен, до сих пор не ясно. Вторая проблема, если общественные деньги идут частным фирмам, то нужно иметь очень и очень жесткую систему регулирования, а это возрождает бюрократизм. Наша задача - уменьшить бюрократию, а оказывается, что мы ее увеличиваем. Это вызывает много проблем.

И, наконец, проблема будущего. Что делать с государством всеобщего благосостояния, государством, живущим на дотации В 1979 г. государственные расходы составляли 43% и за 10 лет не уменьшились. Во Франции этот процент - 55. Господин Жюппе старается сократить его, и мы видим беспорядки во Франции. В Швеции величина госрасходов была 75%. Сейчас героическими усилиями их сократили до 65%. Государство обязано сократить эту цифру до 40 и ниже процентов. Государство всеобщего благосостояния забирает себе до 75% доходов. Это государство давления снизу вверх, давят пенсионеры, давят рабочие, давят служащие.

В 70-е годы мы определили группы людей, которые могут получать дотации от государства. Тогда эта группа была очень небольшой, потом она стала расти, расти и расти. Мы создали благоприятные условия для неполноценных семей, неполных семей. И теперь каждый второй ребенок рождается вне брака. Сократить эти дотации теперь - большая проблема.

Я бы взглянул на российскую ситуацию британскими глазами. Если для Британии 45% государственных расходов это слишком много, то что же произошло в России за последние годы. Накануне решительных реформ доля государственных расходов в России достигла 71% валового внутреннего продукта, т.е. уровня того, что было в Швеции. Сейчас их удалось снизить до 48% в 1994 году и 45% в 1995 году, но, видимо, по-прежнему это слишком много.

Я.РОСТОВСКИ

декан экономического факультета Центральноевропейского университета, Польша

Я бы хотел поговорить об опыте центрально-европейских стран, накопленном за 5-6 лет реформ. Мне кажется, что сейчас очень подходящий момент, чтобы обратиться к этому опыту и отчасти потому, что первая фаза реформ завершена в политическом плане. Почти во всех странах посткоммунистические партии и правительства пришли к власти, и для реформаторов и демократов настало время остановиться и подумать, что произошло и что было сделано за последние 5 лет, какова была их роль и какой она должна была быть.

Первое заключение мы можем сделать из дискуссии между сторонниками быстрой реформы и медленного перехода. Этот диспут закончился. Мы однозначно видим, что быстрое реформирование лучше, сравнивая, например, Польшу и Венгрию. У венгров почти нечем похвастаться из-за того, что они шли медленным путем. Конечно, институты могут быть построены лучше, если реформы развиваются более медленно. Но инфраструктура рынка растет лучше в результате быстрого реформирования, а это гораздо важнее.

Второй вывод, который следует из опыта реформ, заключается в порядке проведения реформ на первом уровне стабилизации - это макроэкономическая стабилизация плюс либерализация. Здесь очень интересно сравнить польский и российский опыт. В Польше была очень удачно и успешно проведена экономическая стабилизация и либерализация. Но не было массовой передачи в частные руки большого государственного сектора. Большая реструктуризация произошла не за счет переструктуризации существующей промышленности, а благодаря притоку капиталов. В России мы видим спад производства. Возможно, что этот спад не настолько велик, как показывает статистика, но все же он происходит. В Польше же наблюдается рост промышленности, особенно на третий год реформ.

Третий вывод - технический. Возможна очень быстрая стабилизация, как это демонстрируют Эстония, Латвия, Молдова, Хорватия, и она сопровождается гораздо меньшим уровнем инфляции. Пример Польши - очень хороший пример плохого пути. Был принят градуалистический, постепенный подход. В результате, темпы инфляции составляют 25% в год, и хотя они сокращаются, но тем не менее представляют собой большую проблему.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.