WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 17 |

В силу ряда причин невозможно было фискальную консолидацию проводить методом увеличения доходов, особенно на этапе падения производства, но даже в урезании расходов надо действовать очень осторожно. Смотрите, что получается: нам нужно снижать дефицит бюджета, с этим согласны все. Снижаются административные расходы, снижаются капиталовложения, снижаются ассигнования на социальную, культурную сферу и т.д. В результате мы получаем слабый госаппарат, который деморализован низкими зарплатами. Срезая бюджетные капиталовложения по всем статьям, мы недофинансируем инфраструктуру, и через год могут начать падать линии электропередач, участятся аварии на транспорте, в энергетике, водоснабжении и т.д. Является ли это той обстановкой, которая привлечет иностранный капитал Думаю, что нет. Понятно, что надо проводить фискальную консолидацию. Но, вместе с тем, оказывается, что разные бюджетные статьи по-разному влияют на перспективы экономического роста. И урезав все, можно лишиться этих перспектив даже в таких отраслях, как образование и наука. Ведь мы всегда считали, что наша привлекательность для притока иностранного капитала состоит в том, что у нас квалифицированная, но дешевая рабочая сила. Если мы перестаем инвестировать в эту сферу, и качество рабочей силы резко снижается, тогда я не знаю, какими преимуществами можно будет привлекать иностранный капитал.

Несколько слов о процентных ставках. Действительно, установились очень высокие реальные процентные ставки во всех странах, проведших стабилизацию. И здесь наблюдалась интересная закономерность, о которой можно довольно уверено говорить: порядок процентных ставок выше там, где рынок меньше верит в твердость политики, т.е. высокими реальными процентными ставками правительство расплачивается за слабость собственной политики, за противоречивость, за шарахание, за уступки, за отсрочки в проведении каких-то мер и т.д.

Еще один вывод предложу вашему вниманию. На мой взгляд, не существует прямой связи между темпами приватизации и скоростью и масштабами возобновления экономического роста. Я могу привести примеры, когда экономический рост возобновлялся в странах, которые отнюдь не являлись лидерами в проведении так называемой приватизации. Особенно с учетом того, что приватизация часто проводится формально, т.е. разгосударствление производится, но собственность от этого не становится частной. И в нашем случае это особенно верно, потому что иногда погоня за цифрами приватизации напоминает конец 20‑х - начало 30‑х годов, когда шло победоносное шествие колхозного строя и процент коллективизации определял все. На самом деле за возобновлением экономического роста стоят совершенно другие процессы, и я не вижу прямой связи с темпами разгосударствления, хотя долгосрочном плане какие-то закономерности могут возникнуть.

И, наконец, я скажу, что перед странами, более продвинувшимися в проведении стабилизации, стоят совершенно другие проблемы, но даже те страны, которые преуспели в проведении макростабилизации, не должны идти на соблазн стимулирования экономического роста бюджетными методами. Делать это рано. Рынки пока недостаточно верят им, и любые соскальзывания в бюджетной области могут привести к тому, что инфляционные ожидания резко повысятся. Это происходит даже в развитых рыночных экономиках, а уж что говорить о нас, где опыт стабильности совсем короткий.

Р.ЕВСТИГНЕЕВ

заместитель директора Института международных экономических и политических исследований РАН

Хочу продолжить метафору С.Алексашенко: нам надо не только постоянно, не останавливаясь, крутить педалями, но и думать о прокладывании нового, более удобного маршрута реформы. Цепочка “стабилизация - либерализация - приватиза-ция - рыночная инфраструктура” уже сыграла свою историческую роль, дав импульс рыночным отношениям в России. Произошла либерализация цен и торговли. Стабилизация не стала по ряду причин одномоментным актом, борьба с инфляцией превратилась в рутинное занятие правительства и парламента. Идея массовой приватизации незаметно испарилась. Бурный передел собственности ведет к поляризации доходов, социальной напряженности и снятию с повестки для (временно навсегда) проблемы формирования среднего класса. Что же делать дальше: ждать, пока закончится передел и все постепенно уляжется Или государству активно вмешаться в трансформационные процессы У меня нет ни малейших сомнений сегодня в том, что в экономике достаточно четко обозначилась новая четырехзвенная цепочка: предприниматели-финансовый капитал-государство-производительный капитал. Ставшее опасным для экономической безопасности страны свертывание производства поставило во весь рост проблему повышения роли государства в налаживании рыночной инфраструктуры: в реструктуризации цивилизованными методами промышленных предприятий и банков, коренном изменении бюджетных процедур, перестройке налоговой системы, реформе системы социального обеспечения (прежде всего - пенсионной системы, как это успешно проделала например, Венгрия).

Только перечисленные институциональные изменения в состоянии в сегодняшних условиях скрепить распадающиеся воспроизводственные структуры. Только по институциональным изменениям, ведущим к интенсификации и восстановлению динамики производства, следует судить об успешности реформ, а отнюдь не по неуверенным улучшениям благосостояния, зависящим на этой стадии прежде всего от преходящих инфляционных вливаний.

Настоятельная потребность в повышении роли государства начинает однако все чаще интерпретироваться прежде всего как максимизация бюджетных доходов с последующим возобновлением централизованной аллокации ресурсов. Важно не соскользнуть в эту последовательность, а сосредоточить усилия на развитии сферы собственно производительного капитала. В центре внимания либерального крыла тоже, как известно, находятся проблемы бюджета, но в данном случае - как главного средства стабилизации. Здесь нас подстерегает уже другая опасность - социальная, тоже чреватая затуханием реформы. Таким образом, две полярно противоположные позиции, парадоксальным образом сомкнувшиеся вокруг бюджетных проблем, оказались на данный момент тупиковыми. Поэтому надо выходить за рамки бюджетных споров, обратившись к проблемам, отражающим интересы финансового и производительного капиталов.

Пока попытки сблизить эти интересы шли по англосаксонскому пути, на котором структура корпоративного управления и производства определяется главным образом рынком. Такая модель соответствовала первому этапу реформы, хотя действовала на этом этапе во многом формально. Сейчас со всей очевидностью пришло время если не заменить эту модель германо-японской, предполагающей привлечение банков в качестве инвесторов, то, по крайней мере, как-то совместить обе эти модели. В этом, как мне представляется, должен состоять сегодня главный пафос экономической трансформации.

М.АФАНАСЬЕВ

первый заместитель руководителя РЦЭР при Правительстве РФ, ответственный секретарь комиссии по неплатежам Правительства РФ

Серьезным вопросом переходной экономики продолжает оставаться проблема состояния расчетов и платежей в народном хозяйстве России. Поэтому целесообразно дать краткий обзор текущего состояния этой проблемы по отраслям и по видам неплатежей и сделать некоторые выводы.

Последние данные показывают, что проблема погашения просроченной кредиторской задолженности в России отнюдь не решена, она составляет сейчас 244 трлн.руб., что в дефлированных ценах на 1 января1994 г. означает возвращение к уровню годовой давности. Фактически за последнии 2 года была описана выпуклая дуга и произошел возврат практически к тому же результату, что 2 года назад. Это достаточно неплохой результат, но проблема не исчерпала саму себя.

Рост неплатежей идет не во всех агрегированных отраслях, а только в двух - промышленность и транспорт. В сельском хозяйстве и строительстве ситуация более стабильная. В сельском хозяйстве неплатежи не растут, а в строительстве даже сокращаются. В промышленности ситуация выглядит следующим образом. Наиболее сложная ситуация складывается в нефте- и газодобыче, в машиностроении и в электроэнергетике. Это связано, прежде всего, с проблемой недостатка деятельности предприятия по изысканию ресурсов для пополнения оборотных средств.

Сложная ситуация наблюдается в трубопроводном транспорте. Если в общей структуре транспорта трубопроводный транспорт занимает в обьеме перевозок только 22,3%, то в сфере просроченной кредиторской задолженности он занимает 73%, т.е. фактически в 4 раза больше, чем реально производит. Для сравнения автомобильный транспорт, наиболее развитый в России, осуществляет 41% перевозок, а просроченная задолженность у него всего 6% в общей структуре просроченной кредиторской задолженности.

Трубопроводный транспорт, прежде всего, газопроводный, представляет собой отрасль с наиболее агрессивно растущими неплатежами. В настоящее время в народном хозяйстве России имеется незначительный, на 0,5% в месяц, прирост общей просроченной кредиторской задолженности. Этим обязаны исключительно трубопроводному транспорту.

Все неплатежи делятся на 6 видов, это неплатежи поставщикам, по выдаче средств на потребление, в бюджет, по кредитам банков, и неплатежи по займам небанковских институтов, неплатежи во внебюджетные фонды. Неплатежи поставщикам являются собственно "классическими" неплатежами. Они уверенно сокращаются, и с января 1994 года по декабрь 1995 года они в общей структуре неплатежей упали уже на 21%. Неплатежи по выдаче средств на потребление (т.е. по заработной плате) в течение 2 лет были стабильны, но последние 4 месяца наблюдается их активный рост. По кредитам банков ситуация не изменилась, они были в районе 4,5% в общей структуре неплатежей на протяжении последних 2 лет, так и колеблются на этом уровне.

Ситуация постепенно ухудшается с неплатежами во внебюджетные фонды. С 8% почти 2 года назад они доросли до 21,4%. За лето 1995 г. неплатежи в Пенсионный фонд, фонд социальной защиты и фонд занятости выросли в 2,5 раза. Большая проблема стоит с неплатежами в бюджет, с 15% в общей структуре, они уже доросли до 25%. Это составляет наибольшую озабоченность.

Основным неплательщиком в федеральный бюджет является ТЭК, а также предприятия металлургии, автомобильной промышленности и железнодорожного транспорта. С ними сейчас индивидуально работает Оперативная комиссия Правительства Российской Федерации по совершенствованию системы платежей и расчетов. Впервые за последние практически 2 года, пусть на 0,5%, но в общей структуре неплатежей доля неплатежей в бюджет сократилась. Однако общая недоимка в федеральный бюджет на 1 января 1996 г. составила 30,01 трлн.руб. Причем наибольший рост поступлений в бюджет наблюдается в сфере НДС и налога на прибыль.

В России 2 млн. 400 тысяч юридических лиц - налогоплательщиков. Из этого числа каждый шестой является недоимщиком. У 42 предприятий недоимка составляет более 100 млрд. рублей. Это около 40% неплатежей в бюджет. Еще 450 предприятий покрывают 20% всей недоимки, а оставшиеся 40% распылены по огромному числу неплательщиков. В 1995 г. Арбитражные суды признали банкротами только 500 предприятий.

Для примера, чтобы понять, что значит "не платят налоги", возьмем крупного неплательщика - это АО "Нижневартовскнефтегаз". Его долги в бюджет составляют 1,5 трлн.руб. В 1995 году АО перечислило из своих обязательных налоговых платежей в бюджет только 16%, мотивируя это тем, что у предприятия нет денег. После того, как Оперативная комиссия была вынуждена провести анализ баланса этого предприятия, отчета о прибылях и убытках. Было сделано заключение о выдающейся финансовой некомпетентности руководства этого предприятия, где работают 42 тыс. человек со всеми дочерними организациями, и имеется 131 банковский счет.

Выяснилось, что у "Нижневартовскнефтегаза" только 14% оборотных средств задействовано непосредственно в процессе производства. Остальные средства отвлечены от процесса производства и использованы на строительство офисов, санатория в Ялте, конгресс в Монте-Карло директоров и т.д. Всего более 30 млн.долларов. С этим предприятием была проведена работа по реструктуризации долгов. Это предприятие Правительство Российской Федерации обязало заплатить до конца 1995 года 750 млрд.руб. и 530 млрд.руб. этим предприятием было фактически уплачено.

Теперь несколько теоретических выводов, обьясняющих вышесказанное.

Первый вывод: сокращение номинальной денежной массы в конечном счете ведет к сокращению неплатежей, прежде всего, неплатежей поставщикам за счет роста реальной стоимости денег. Оживление промышленного производства также благоприятно отражается на снижении уровня просроченной задолженности.

Второй вывод: за 4 года экономической реформы пройден путь от экономики неплатежей поставщикам к экономике неплатежей государству. 1995 год стал годом реального отделения предприятий от государства. Патерналистская модель, которая существовала, как сплав между государством и предприятиями, именно в 1995 г. была окончательно разрушена. Предприятия больше не верят в то, что государство сможет и будет их спасать. Это выразилось в отказе от уплаты налогов государству. Еще в 1993 г. имела место ситуация конесенсуса интересов государства и предприятия, т.е. государство давало привилегированные кредиты, а за это предприятие платило государству налоги. Это был своеобразный контракт и одновременно мистификация экономической реформы. Когда государство прекратило давать кредиты и льготы, в частности весной 1995 года, предприятия очень "обиделись" на государство и теперь пытаются ему "отомстить", не платя налоги.

Третий вывод: все виды неплатежей вызваны комплексом взаимосвязанных причин, в число которых входят следующие:

- остающиеся высокими темпы инфляции и связанные с ними обесценение оборотного капитала предприятий, высокие риски производственной деятельности, отток денежных ресурсов из реального сектора в финансовый;

- отсутствие системы финансирования в форме банковского или коммерческого кредита не только капитальных вложений, но и текущей деятельности предприятий;

- неразвитость финансовых рынков (в первую очередь рынка долгов) и используемых финансовых инструментов;

- очевидная недостаточность действий государства в тех областях, где его вмешательство необходимо (законотворчество, установление эффективной системы налогообложения, принуждение дебиторов к исполнению взятых на себя обязательств, в том числе обязательств по выплате заработной платы и т.д.);

- отсутствие достаточных стимулов для руководства предприятий к эффективному финансовому управлению предприятиями в условиях размытых отношений собственности.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.