WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

Известна и другая позиция, связанная с тем, что международные финансовые институты не оказали поддержки российским реформаторам вовремя, когда у них был политический ресурс для осуществления глубоких рыночных преобразований (Sachs J. The Transition at Mid Decade // American Economic Review Papers and Proceedings. 1996. X., p. 128-133; Сакс Дж. Неудача российских реформ // Независимая газета. 1999/ 16 сентября.; Aslund A. Russia on the Mend // Chase. International Fixed Income Research. Highlights of Current Strategy. 1999. September 7).

Обсуждение этого вопроса выходит за рамки настоящей статьи.

42 Весьма показательна приводимая Дж.Стиглицем ссылка на работу М.Вейцмана (M.Weitzman), “который в отличие от наиболее известных западных консультантов хорошо разбирался в экономике советского типа”, и именно поэтому “привел прагматический довод…” (Стиглиц Дж. 1999. Куда ведут реформы С. 19, сноска). С не меньшим основанием можно было бы цитировать И.Сталина, который также имел колоссальный опыт в этой области.

43 Стиглиц Дж. 1999. Куда ведут реформы С. 7-8.

44 Transition, 1999, June, p. 34.

45 В одном из интервью (кажется, “Wall Street Journal”) Дж.Стиглиц замечал, что до последнего времени к экономическим советникам прислушивались лишь отчасти и основной задачей их было помогать детям или внукам президентов решать задачи из их школьного курса экономической теории.

46 Стиглиц Дж. 1999. Куда ведут реформы С. 26-28.

47 Незадолго до своей отставки в феврале 1998 года В.Черномырдин на расширенном заседании Правительства даже заговорил о торжестве «нашего правого монетаристского дела».

48 Это тем более странно, что особенностью посткоммунистических реформ стала активная вовлеченность в практическую политику «пишущих экономистов» - технократов, а не только профессиональных политиков и администраторов, как это принято при «нормальном», эволюционном развитии событий. (Одним из первых на этот феномен обратил внимание Willifmson J. In Search of a Manual for Technopols // The Political Economy of Policy Reform. Washington, DC: Institute for International Economics, 1994, - кстати, одним из первых, использовавший термин «вашингтонский консенсус» в: Williamson J. Latin American Adjustment: How Much Has Happened Washington, DC: Institute for International Economics, 1990). Разумеется, экономистов – непосредственных участников реформ можно обвинять в некоторой «предвзятости по определение» (хотя это еще следует доказать), однако игнорирование их работ вряд ли можно считать оправданным и справедливым.

49 Стиглиц Дж. 1999. Куда ведут реформы С. 7.

50 Стиглиц Дж. 1999. Куда ведут реформы С. 28.

51 Мы здесь опускаем более подробную аргументацию относительно революционного характера российской трансформации. Подробнее на эту тему см.: Мау В.Стародубровская И. Экономические закономерности революционного процесса // Вопросы экономики. 1998. № 4.

Там же обосновывается и характеризуется специфический феномен «революционного экономического кризиса». Среди западных исследователей следует особо выделить McFaul M. 1789, 1917 can guide ’90s Soviets // San Jose Mercury News, Sunday morning. 1990. August 19; McFaul M. Revolutionary Transformations in Comparative Perspective: Defining a Post-Communist Research Agenda // Revolutions. Reader. Stanford: Stanford University; 1997; Goldstone J. A. Revolution and rebellion in the Early Modern World. Berkley, CA: University of California Press, 1991.

52 Подробнее вопросы закономерностей революции рассмотрены в: Brinton C. The Anatomy of Revolution. Revised and Expanded Edition. New York: Vintage Books, 1965.

53 См., например: Ashley M. Financial and Commercial Policy under the Cromwellian Protectorate. London; 1962. Aftalion F. The French Revolution: An Economic Interpretation. Cambridge: Cambridge University Press, 1990; Мау В. Стародубровская И. Экономические закономерности революционного процесса.

54 О политической роли экономических агентов см. подробнее: Мау В.А. 1995. Экономика и власть. М.: Дело Лтд.. С. 45-46. На важность существенно иной политэкономической модели, учитывающей фактор доминирование групп интересов над государственными институтами обращают внимание в своей последней работе А.Шляйфер и Д.Трейсман. Они пишут “In a fluid political setting, where the implementation of policies is as important and as difficult as their enactment, and where enactment relies on agreement between powerful political groups rather then a vote, elections are, at most, one of many arenas in which interest groups compete” (Shleifer A., Treisman D. Without a Map: Political Tactics and Economic Reform in Russia. Manuscript, 1999. P. 6).

55 Shleifer A., Treisman D. Op. cit. P. 1.

56 Об объяснении российской трансформации кризисом традиционного индустриального общества подробнее в Rosser J.B. and Rosser M.V. Schumpeterian Evolutionary Dynamics and the Collapse of Soviet-Bloc Socialism // Review of Political Economy. 1997. Vol. 9. No. 2.

57 “The Gorbachev-era perestoika reforms furnish a good example of incremental institutional reforms” (Stigltz J. 1999. Whither Reform Ten Years of Transition. Washington, DC : The World Bank, p. 24). ЭТОГО ТОЖЕ НЕТ В РУССКОЙ ВЕРСИИ. Об этом же можно прочитать в книге Kots D. with Weir F. Revolution from above: The Demise of the Soviet System (London and New York. Routledge, 1997), которая посвящена разбору социально-политических причин выхода СССР за рамки «хороших» реформ М.Горбачева.

58 Подробнее в Гайдар Е.Т. Дни поражений и побед. М.: Вагриус, 1996. С. 132-136.

59 Это соответствовало и тому культурному, интеллектуальному ренессансу либерализма, который происходил тогда в мире. Символом времени стала тогда знаменитая книга Ф.Фукуямы "Конец истории" (Fukuyama F. The End of History and the Last Man. London: Penguin Books, 1992).

60 Сейчас, по прошествии времени, можно возразить, что эти опасности были сильно преувеличены и не реализовались на практике. Однако в то время опасности эти воспринимались куда как более серьезно, причем не только политиками, но и населением. И с не меньшим основанием можно сказать, что не реализовались подобные опасения как раз благодаря своевременно принятым реформаторами мерам.

61 Стиглиц Дж. Куда ведут реформы С. 26-27.

62 Чтобы не уходить далеко в сторону от предмета настоящей статьи, приведем лишь два примера. Якобинцы, известные своей политикой Максимума, изначально были принципиальными противниками подобных мер. Большевики, придя к власти, взяли на вооружение эсеровскую земельную программу, затем отказались от нее. То же было с идеями национализации, к которым возвращались и от которых отказывались в зависимости от ситуации на фронтах. Еще более показательна и малоизвестна ситуация с «отменой денег» большевиками: соответствующие решения были приняты тогда, когда колчаковские войска захватили золотой запас страны. (Furet F. The French Revolution 1770-1814. Oxford and Cambridge, Mass.: Blackwell, 1996; Aftalion F. Op. cit.; Далин С.А.. Инфляция в эпохи социальных революций. М.: Наука, 1983). Причем большевиков отличала особенно высокая «степень прагматизма». Наученные горьким опытом якобинцев, они успели вовремя «самотермидоризоваться» (выражение Ленина) и пойти на радикальный слом экономической модели, сложившейся на радиальной фазе революции.

63 Стиглиц Дж. 1999. Куда ведут реформы С. 7

64 Подчеркиваем, что речь здесь идет только о приватизации в условиях слабого государства. Приватизация, проводимая стабильным правительством, имеет другую логику. Скажем, британская приватизация 80-х годов могла сочетать в себе решение всех трех групп задач.

65 Гайдар Е. Государство и эволюция. М.: Евразия, 1995. С. 149-151; Aslund A. How Russia Became a Market Economy. Washington D.C.: The Brookings Institution. 1995. P. 225-226.

66 О собственности в СССР: Закон СССР от 6 марта 1990 г.; О предприятиях в СССР: Закон СССР от 4 июня 1990 г.; О собственности в России: Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г.; О приватизации государственных и муниципальных предприятий: Закон РСФСР от 3 июня 1991 г.; Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г.: Утверждены Указом Президента Российской Федерации от 29 декабря 1991 г.; Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год: Утверждена Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 11 июня 1992 г.; Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в российской Федерации: Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года.

67 См., например, законы РСФСР “О собственности в России” (от 24 декабря 1990 г.) и “О приватизации государственных и муниципальных предприятий” (от 3 июня 1991 г.).

68 «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в российской Федерации на 1992 г.» утверждены 29 декабря 1991 года. (Экономическая политика Правительства России. 1992. М.: Республика, с. 28-29).

69 Такое развитие событий не только не является странным, но, напротив, вполне соответствует логике развития революции на ее радикальной фазе. Например, французские якобинцы, оказавшись перед выбором между темпом раздачи земельной собственности и фискальной эффективностью этой процедуры, вынуждены были отдать предпочтение первому.

70 Приватизация в России: Сборник нормативных документов и материалов. Часть 1. М.: Юридическая литература, 1993. С. 70.

71 Вопрос о соотношении российской приватизации и существующего опыта преобразования собственности в ходе революций рассмотрен подробно в статье В.Мау и И.Стародубровской “Экономические закономерности революционного процесса” (Вопросы экономики. 1998. № 4).

В этом отношении особенно интересен для нас английский опыт 1650-х годов, где были задействованы различные формы перераспределения собственности.

Во-первых, были проданы королевские земли, причем большая их часть попала в руки членам парламента, генералам революционной армии и финансистам Сити, обеспечивавшим парламентариев и генералов денежными ресурсами.

Во-вторых, продавались земли аристократов-роялистов, причем весьма распространенной формой здесь был выкуп своих земель самими же собственниками (через подставных лиц, а иногда и непосредственно). Причем в социально-экономическом отношении это была очень важная сделка: казна получала дополнительные средства, а собственность освобождалась от старых феодальных ограничений. Английская революция показала, что изменение формы собственности не должно отождествляться с изменением субъекта собственности. Причем первое в стратегическом отношении является делом гораздо более важным.

Наконец, в-третьих, перераспределение ирландских земель осуществлялось через механизм, аналогичный ваучерному. Не имея денег для уплаты жалованья армии, правительства выпустило ценные бумаги – свидетельства на право собственности на землю в Ирландии после подавления там восстания. Этими бумагами расплатились с армией, причем солдаты немедленно продали большую часть бумаг с большим дисконтом, после чего критики режима на протяжении долгого времени упрекали власти в то, что земли достались не рядовым гражданам, а кучке спекулянтов. Однако ирландское восстание было подавлено, и собственность перераспределена.

72 Среди работ подобного рода, в последнее время весьма, впрочем, малочисленных, весьма интересна уже упоминавшиеся книга А.Шляйфера и Д.Трейсмана с характерным названием «Без карты», а также статья А.Аслунда «Russia on the Mend».

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.