WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

К первой относится тип восприятия того, что именуют «вашингтонским консенсусом». Если его критиковать за недостаточное внимание к институциональной стороне дела в ущерб финансово-экономической, то это достаточно очевидно. Хотя надо принимать во внимание, что институциональные преобразования охватывают десятилетия, а сбалансировать рынок и бюджет, укрепить валюту надо здесь и сейчас. Поэтому предложения синхронизировать эти два аспекта в процессе реформ являются теоретически правильными, но практически бессмысленными. Мало кто из реальных политиков (за исключением, пожалуй, диктаторов) может позволить себе проводить институциональные реформы при наличии финансового кризиса в острой форме. Если же критиковать «вашингтонский консенсус» за внимание к финансовым вопросам вместо вопросов институциональных, то подобные советы не имеют отношения к серьезному экономическому анализу, представляя собой обычную риторику популизма.

Что касается более конкретных, технических вопросов, включаемых в соглашения с МВФ или Мировым Банком, то здесь применимы те же аргументы, что и относительно рекомендаций иностранных советников вообще. Однако есть и одно дополнительное обстоятельство, которое редко принимается во внимание. Пресловутые «условия МВФ» в значительной мере формируются не в Вашингтоне, а в Москве, то есть инициируются российскими политиками. А потому уже выступают, как «навязываемые извне».

Схожие аргументы применимы к вопросу о роли идеологической предвзятости реформаторов. Чтобы идеологическая предвзятость нашла практическую реализацию, необходимо наличие соответствующих социальных сил (групп интересов). Простое решение отдельного политика может быть очень значимо в устойчивых обществах, обладающих большим инерционным потенциалом. Тогда как посткоммунистическая Россия отличается высокой турбулентностью социально-экономических процессов и относительно слабой ролью отдельных личностей и даже государственных институтов. Да и реальные идеологические приоритеты реформаторов не столь очевидны, как это может показаться на первый взгляд. Разумеется, выбор был сделан в пользу либерализма, но сам этот выбор в значительной мере диктовался объективными тенденциями развития экономических систем в конце ХХ века. Что же касается конкретных проявлений политики реформаторов, то здесь вообще все гораздо менее очевидно. Как было показано, например, применительно к приватизации, выбор ваучерного механизма никак не соответствовал теоретическим представлениям реформаторов, но был предопределен логикой и решениями прошлого развития. Это же справедливо и по отношению к целому ряду других конкретных форм и решений 90-х годов.

Теперь о национальных, культурных, исторических и географических особенностях страны. Этот аргумент поистине универсален. Им можно объяснить все, что угодно. Нам приходилось слышать, как необходимость создания Российского банка реконструкции (источник дешевых денег для дружественных фирм) обясняли обилием часовых поясов, как неплатежи и бартер объясняли огромными размерами государства российского, как множественность валютных курсов выводили из особенностей национального характера. Список можно продолжать до бесконечности. Имеющийся опыт позволяет сделать вывод о том, что ссылка на особенности страны в лучшем случае возникает, когда не находится других аргументов для объяснения того или иного явления, а в худшем – когда есть намерение что-то украсть.

Национально-культурные особенности – фактор, не поддающийся количественной верификации. Одинаково убедительный набор исторических аргументов доказывает, что Россия, скажем, самая индивидуалистическая и самая коллективистская страна, что либерализм органически присущ или совершенно чужд ее истории и т.п. Иногда кажется, что фактор «национально-культурно-исторических-etc» особенностей играет в экономико-политических дискуссиях роль deus ex machina в греческих трагедиях: он возникает тогда, когда не удается найти других объяснений происходящих событий. (Это касается не только России. Как известно, после второй мировой на протяжении примерно полутора десятков лет исследователи скептически воспринимали экономическую политику Японии на том основании, то особенности японских традиций и национального характера. А позднее с тем же упорством именно этими факторами объясняли происхождение «японского экономического чуда»).

Впрочем, существует один важных фактор, действительно связанный с особенностями данной страны и поддающийся измерению, но который часто упускают из экономико-политических сопоставлений. Речь идет об уровне экономического развития, выражаемого хотя бы среднедушевым ВНП. Мы уже обращали внимание на этот фактор применительно к возможности сопоставления реформ в России и КНР. Однако значение его гораздо шире. При анализе проблем, с которыми сталкивается та или иная страна в сравнении с другими государствами, исключительно важно принимать во внимание данное обстоятельство. Анализ этого вопроса выходит далеко за рамки настоящей статьи, и поэтому мы здесь лишь отметим: многие межнациональные различия, которые кажутся критическими, резко смягчаются (а то и исчезают) при сопоставлении положения тех же стран в разные исторические моменты, но при сопоставимом уровне развития и в сопоставимых социально-экономических обстоятельствах.

Возникает и еще один вопрос: если проблема в неправильных учебниках, советниках и идеологии, то почему все последовательно сменявшие друг друга правительства России 90-х годов в своих базовых элементах проводили весьма схожий курс Ведь это были политически и интеллектуально совершенно разные правительства, с совершенно разным пониманием существа исторического опыта и традиций страны, не говоря уже об их идеологических ориентирах. «Монетариста» Гайдара сменил «крепкий хозяйственник» Черномырдин, на которого лоббисты всех мастей и коммунистические политики возлагали огромные надежды. Но он продолжил (хотя и менее последовательно) курс на макроэкономическую стабилизацию47, а ваучерная приватизация именно при нем получила последовательное практическое воплощение. В том же направлении действовал «молодой реформатор» Кириенко. Огромные надежды породил приход «тяжеловеса» Е.Примакова, в правительстве которого левые играли ведущую роль и который имел широкую поддержку лево-нациооналистическое большинство Государственной Думы. Но и он пошел по пути макроэкономической стабилизации, причем осуществил ее столь жестко, как никто из пресловутых монетаристов не мог себе позволить. Той же дорогой идут Степашин и Путин. Откуда такая маниакальность Наверное, есть ряд объективных факторов, который заставляли любого премьера действовать с схожем направлении, хотя и с вариациями.

* *

*

Подводя итоги данного раздела, нетрудно увидеть нечто общее, что характерно для всех рассмотренных здесь критических выпадов и рассуждений. Это – крайняя абстрактность подходов, отказ от конкретного анализа событий, который подменяется общими рассуждениями, когда экономическая теория нередко отождествляется с экономической политикой. Главной особенностью большинства исследований является обилие таких рекомендаций, которые ориентируются на должное, а не на политически возможное. Причина состоит в поверхностном знании конкретики российского опыта, что видно уже по набору источников, на которые опираются многие западные исследователи: при обилии работ теоретических и советологических практически полностью отсутствуют работы экономистов, принимавших непосредственное участие в проведении российских реформ48. Иными словами, многим критикам российских реформ присуще как раз то, в чем они обвиняют реформаторов - игнорирование конкретных проблем экономической политики, отсутствие знания специфики трансформации именно этой страны.

Фактически дискуссия о причинах тягот и неудач рыночных преобразований сводится к выбору между ошибочной концепцией реформ и непоследовательным воплощением хорошей концепции49. Однако, по нашему мнению, суть проблемы выходит за рамки этой дихотомии. Важной задачей исследователя является проанализировать факторы, которые влияют как на принятие той или иной концепции реформ, так и на характер ее практической реализации. При всей важности личных качеств и устремлений реформаторов (и политиков вообще), необходимо видеть и объективные предпосылки осуществляемого (а не замышляемого или обсуждаемого) курса.

При такой постановке вопроса критическое отношение к частым ссылкам на исторические или национально-культурные особенности не должно отрицать наличия определенной специфики российских преобразований по сравнению с другими посткоммунистическими странами. Ведь здесь преобразования на самом деле идут гораздо труднее, с гораздо большими противоречиями и конфликтами, чем в большинстве государств Центральной и Восточной Европы. Именно об этом у нас далее и пойдет речь.

Особенности посткоммунистической трансформации России.

“Почему реформаторы так не желали начинать с того места, где они находились”, - задает вопрос Дж.Стиглиц50 и в общем-то не дает на него ответа. (Точнее видит причину в том, что реформаторы сами не захотели “начинать с того места, где они находились”). Между тем, проблема состоит как раз в противоположном: реформаторы должны были начинать с того места и в тех условиях, в которые они были поставлены конкретными обстоятельствами осени 1991 года, когда было сформировано первое посткоммунистическое правительство России.

1. Слабое государство и революция.

Ключевой особенностью российских посткоммунистических реформ является то, что системные преобразования осуществляются здесь в условиях слабости государственной власти. Этот момент, как правило, игнорируется критиками российской политики или же трактуется весьма своеобразно – как результат сознательной деятельности реформаторов. Либеральная и антикоммунистическая устремленность последних рассматривается как причина быстрого осуществления либерализации и приватизации, которые и привели к кризису государственной власти. Хотя на самом деле все было совершенно иначе – и с теоретической, и с исторической, и с практической точек зрения.

Системные преобразования в условиях слабости государства – это, по сути, определение революции. И если уж говорить об уникальности современной российской ситуации по отношению к другим посткоммунистическим странам, именно этот момент дает для размышлений подобного рода веские основания. Россия является единственной страной (пожалуй, помимо Китая), для которой коммунистическая система являлась продуктом собственного развития, а не была навязана извне. Соответственно, и выход из коммунизма становится задачей особой сложности, связанной с разрушением национального консенсуса и резким обострением борьбы различных социальных сил и групп интересов. Если для государств Центральной и Восточной Европы преодоление коммунистического прошлого и вступление в Европейское Сообщество выступает объединяющей общество целью, то для России действия по выводу страны из коммунизма и крушение империи являются, напротив, фактором общественной дезинтеграции51.

Революционный тип трансформации имеет определенные закономерности, в том числе и экономические (как в смысле особенностей экономической политики, так и динамики хозяйственных процессов)52. Экономическая политика в обществе, раздираемом социальной борьбой, не может быть устойчивой и последовательной. Прежде всего это находит проявление в характере и возможностях государственного воздействия на осуществление социально-экономических процессов. Революция это вообще не массовые манифестации, а осуществление системных преобразований в условиях слабого государства. Именно слабость государства является фундаментальным фактором развития современной российской экономики, и ни один исследователь не может позволить себе абстрагироваться от такого положения вещей.

Слабость государства проявляется и в постоянных колебаниях экономического курса, и в множественности конкурирующих друг с другом центров власти, и отсутствии сложившихся и устойчиво функционирующих политических институтов, и в отсутствии сколько-нибудь понятных и устоявшихся «правил игры». Слабость государство порождает ряд особых проблем функционирования экономики. Этот вопрос заслуживает отдельного самостоятельного разговора, выходящего за рамки нашей дискуссии.

Вот лишь некоторые экономические последствия слабости государственной власти, подтверждаемые опытом не только современной России, но и всех великих революций прошлого53:

  1. Неспособность собирать налоги. Результатом этого являются резкое возрастание роли инфляционного налога или (чаще – и) резкое обострению бюджетного кризиса, за чем следует недофинансирование в значительных объемах государственных обязательств (подчеркиваем, что это было характерно практически во всех странах, находящихся в аналогичном положении);
  2. Резкое возрастание трансакционных издержек, что ведет к соответствующему снижению конкурентоспособности отечественного производства;
  3. Демонетизация народного хозяйства, что приводит к снижению денег в ВНП. Причем характерно, что это наблюдалось и в странах, которым удавалось избежать инфляционных процессов, и было связано с уходом денег из обращения в сокровища;
  4. Слабость государства накладывает неизбежный отпечаток на характер осуществления приватизации, выдвигая на передний план этого процесса решение социально-политических (стабилизация власти) и фискальных задач.

Наконец, слабое государство особенно уязвимо перед коррупцией и лоббизмом. Это делает невозможным укрепление государства, что называется, «в лоб», путем расширения возможностей его прямого вмешательства в экономику. Нередко приходится сталкиваться с парадоксальным умозаключением такого типа: российское государство коррумпированное - российское государство слабое - необходимо расширять регулирующую роль государства. Но ведь на практике это означает призыв к расширению функций коррумпированного государства. Укреплять государство, конечно, необходимо, но эта задача не должна сводиться к расширению возможностей чиновничества вмешиваться в хозяйственную жизнь, и особенно заниматься своим любимым делом - по своему усмотрению (разумеется, в государственных интересах!) распределять редкие ресурсы (неважно, материальные или финансовые).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.