WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
Люди, которые формируют спрос и которые исключаются из процесса фиксирования цены, это те люди, которые не готовы заплатить определенную цену по причине своей бедности или отсутствия желания потратить деньги или потому что их субъективная ценность товара не позволяет им заплатить цену. Интенсивность желания также можно считать условием сильного спроса.

Предложение и цена

Самые серьезные вопросы возникают с предложением. По Рикардо спрос почти не влияет на цены. Когда мы спрашиваем, от чего зависит самое низкое значение цены, по которой поставщик готов продать, классики говорят, что в дополнение к ценности для продавца и ценности для покупателя мы должны принимать во внимание издержки производства. По австрийской теории нет никакой связи между издержками и ценой в процессе влияния издержек на решение поставщика продавать или не продавать по данной минимальной цене. Он может иногда продавать по цене ниже производственных издержек. Он не продаст ниже той цены, по которой он субъективно оценивает товар. Реальная связь между издержками и ценой – это эффект цены на количество производимых единиц товара. Закон издержек не надо противопоставлять закону спроса и предложения как будто это два равнозначных закона. Издержки рассматриваются только в отношении спроса и предложения. Закон издержек – это особый закон предложения: он формулирует условия предложения не всех единиц товара, а тех, которые «производятся свободно». Из употребления слов в стандартном экономическом учебнике часто следует, что ценность продукта определяется издержками производства. Австрийцы же считают, что ценность «издержки-товары» (cost-goods) определяется ценностью продукта. Эта позиция отличается от трудовой теории ценности, согласно которой вся ценность определяется издержками, а все издержки – трудом. Она отличается также и от дуалистской или рикардианской теории, согласно которой существуют два отдельные источника ценности – полезность и издержки (usefulness and cost). Они отмечают, что издержки равны ценности в случае свободного производства товаров. Отличия между ними объясняются тем фактом, что процесс производства продолжается определенное время, и в промежуток между первой стадией производства и конечным результатом люди и вещи могут измениться (сравнительное количество товаров на рынке и отношение людей к ним). Есть еще одна постоянная несовместимость – время для конверсии факторов производства в конечный продукт. Ценность средств производства будет постоянно отставать от ценности конечных продуктов пропорционально продолжительности времени трансформации факторов производств в конечный продукт. Эта несовместимость, по мнению Бем-Баверка, и есть ключевой элемент процента на капитал.

Заслуга австрийцев заключается не в том, что они впервые ввели понятие субъективной ценности, а более точно ее определили. «Конечная полезность» - это скорее определение ценности, а не объяснение ее причин. Она не объясняет ее причины. Австрийцы показали, что причинами субъективной ценности являются причины всей экономической ценности, будь то в обмене или в пользовании.

Эпистемология

Австрийцы считают, что необходима тщательная ревизия теоретической основы классической и немецкой исторической школ. По мнению немецкой школы главным источником ошибок классиков является неправильный метод – почти полностью абстракто-дедуктивный. «Немцы» считают, что метод должен быть, главным образом индуктивным. Они считают, что для реформирования науки необходимо оставить абстракции и начать собирать эмпирический материал, посвятить себя истории и статистике. Австрийцы считают ошибки классиков ошибками «детства». Несмотря на название «классическая», она в 19 веке находилась в эмбриональном состоянии. Нельзя было ожидать открытия всех теоретических нюансов экономической науки сразу, одним залпом. Историческая школа права, что необходимо использовать эмпирические данные, но она не права, когда отдает приоритет сбору информации и пытается полностью избавиться от абстракций. Без них вообще не может быть науки. Помимо методологии австрийцы занялись реформированием позитивистской теории.

Теория конечной полезности

Краеугольным камнем теории ценности является теория конечной полезности final utility, которую можно свести к трем простым положениям: 1) ценность товаров измеряется важностью желаний, удовлетворение которых зависит от владения товаром; 2) какое удовлетворение является зависимым можно легко и безошибочно определить, если представить, какое желание останется не удовлетворенным, если товары, чью ценность мы хотим определить, не находятся в собственности; 3) очевидно, что зависимое удовлетворение не является удовлетворением, для которого используются товары, а является наименее важным из всех удовлетворений, которые совокупные владения могут доставлять. Почему Потому что из опыта жизни мы знаем, что человек всегда жертвует наименьшими желаниями при потере собственности. Если мы потеряли то, что удовлетворяло более важное наше желание, то это не значит, что мы жертвует этим желанием. Мы просто перераспределяем собственность от удовлетворения других нужд. Таким образом, теряется наименьшая полезность. Человек естественным способом отказывается от наименее острого желания.

Ключевое положение: конечная полезность основана на субституции товаров. Первое затруднение в рассуждениях возникает при замене. Если у тебя украли зимнюю шапку в январе при лютых морозах ты покупаешь шапку за 50 долларов, оставляя тем самым не удовлетворенными другие желания при твоем уровне дохода и богатства. Одна из самых важный теоретических проблем - это отношение между рыночной ценой данного товара и субъективной оценкой данного товара в соответствии со своими ценностями, желаниями и намерениями с одной стороны и доходом и уровнем богатства с другой. В результате анализа австрийцы делают вывод: цена или «объективная ценность» товаров является результатом различных субъективных оценок товаров, которые продавцы и покупатели обменивают в соответствие с законом конечной полезности и почти совпадает с оценками «последнего покупателя». Австрийцы первыми предложили выход из порочного круга, в котором находилась старая теория ценности, основанная на спросе и предложении. Классики объясняли цену оценками индивидуумов и оценки индивидуумов ценами. Такое решение не подходит для науки.

Вторая сложность для замены товара – это процесс производства. При достаточном количестве времени товары, которые мы хотим заменить товарами субститутами, можно произвести. Если мы решаем получить товар-субститут, мы заменяет «потерю» деньгами. В случае производства мы заменяет ее факторами производства и их конверсией в требуемый товар. В этом случае этим факторов будет меньше для производства других товаров. Таким образом, будет уменьшено производство наименее важных товаров. Визер писал: «Если нация считает необходимым для защиты своей чести и независимости производства оружия, то она будет производить его из того же железа, которое могло бы быть использовано для других целей».

Ценность и издержки

Из этого следует один важный принцип: ценность товаров, которые могут быть воспроизведены по желанию, без помех, имеет тенденцию к совпадению с издержками производства. Этот принцип является специфическим случаем закона конечной полезности. «Издержки производства» в данной ситуации – это сумма материалов, сырья, необходимые для производства товара или его субститута. Ценность товара определяется конечной полезностью его субститута. Если этот субститут можно произвести свободно, без ограничений, ценность может совпадать с конечной полезностью и ценностью факторов производства, или, как говорят, с издержками производства. «Издержки» не являются регулятором ценности, а ценность изготовленного товара определяет ценность факторов производства, которые при этом используются.

Классическая теория утверждает, что издержки являются причиной ценности, а ценность – следствием. Австрийцы установили, что 1) прежде всего, необходимо объяснить ценность факторов производства, 2) после того, как такое объяснение дано и после того, как установлены связи между запутанными явлениями, мы видим, что ценность факторов производства является следствием, а ценность продукта – причиной. Классики имеют плохую привычку рассуждать по кругу по поводу ценности и комплементарных товаров. Рассуждения идут следующим образом: если надо объяснить ренту, решено было, что земле принадлежит остаток продукта после покрытия издержек производства. Сюда включается компенсация других факторов производства – капитала, труда и прибыль менеджера. В данной ситуации функция других факторов производства считается фиксированной или известной, а фактору «земля» остаются остатки. Если затем в другой главе требуется определить прибыль предпринимателя, то делается подобная операция, только остаток относится к предпринимателю, а не к земле и изменяется в соответствие с количеством продукта. Так же определяется доля вклада капитала как фактора производства. Капиталист, по утверждению, Рикардо, получает то, что осталось от продукта после уплаты зарплаты. Чтобы довести до абсурда классические догмы F.A. Walker завершил круг рассуждений, заявляя, что рабочий получает остатки после того, как получили свое другие факторы производства. Классики просто проигнорировали состояние проблемы в общем. При нескольких неизвестных факторах они не пытались определить некий общий принцип. В рассуждениях они принимали один фактор, как неизвестный, а остальные как будто были известные. Они при этом закрывают глаза на то, что писали несколько страниц раньше.

После классической школы развитие получила историческая школа. Ее представители объявили неразрешимыми те проблемы, которые они не могли решить. Они считали, что невозможно определить, какую долю ценности в статуе обеспечивает скульптор, а какую мрамор. Если мы будет говорить не о физических, а об экономических частях, то эту проблему можно решить. Ее решает каждый предприниматель каждый день, принимая решения. Для решения этой проблемы идеально подходит теория конечной полезности final utility. Надо лишь внимательно наблюдать за тем, какова конечная полезность каждого из комплементарных факторов, который будет добавляться или отниматься, и проблема сама решится. Менгер и Бем-Баверк назвали это теорией комплементарных товаров (Theory of Complementary Goods). Визер назвал ее теорией вменения (theory of imputation). Они гораздо полнее и логичнее объясняют поведение экономического актера. На основании их выводов формируется гораздо более рациональная экономическая политика.

Вклад австрийцев в теории распределения, капитала, зарплаты и ренты

Земля, рабочая сила и капитал являются комплементарными факторами производства. Их цена или, что то же самое, ставка ренты, ЗП и процент, являются результатом комбинации законов, которые управляют ценностью материалов производства с одной стороны и законов комплементарных товаров с другой. Первые разработки австрийской теории капитала были сделаны Бем-Баверком в работе 1884 г. Kapital und Kapitalzins (Capital and Interest 1959, теория заработной платы была разработана в 1889 в работе Positive Theory of перевод на английский - 1959), теория предпринимательской прибыли – Mataja в 1884 г. в работе Der Unterhenmergewinn. Теория ренты – Менгером в 1991 г. в работе Grundsatze. В свете теории конечной полезности теория Рикардо подтверждается. Классики весьма поверхностно описывали отношения человека к внешнему миру. Экономика после классиков должна была также исследовать и понять законы, согласно которым люди преследуют собственные интересы, когда они вступают в контакт с другими людьми. Классики считали, что в отношении человека к вещам нечего объяснять и определять. Людям нужны товары для удовлетворения собственных желаний. Они их желают и определяют их ценность в пользовании в соответствие с полезностью. Это все, что знали и чему учили классические экономисты по отношению «человек – внешние товары». Теория конечной/предельной полезности и ее применение к издержкам производства, комплементарным товарам показывает, что отношения между человеком, уровнем его благосостояния и товарами очень многогранны. Одной из основных ошибок классиков была попытка показать, как человек преследует свои интересы по отношению к товарам в противопоставлении с другими людьми. Они не предпринимали попытки понять самого интереса человека. Именно поэтому классическая теория в данном аспекте не последовательна и поверхностна. Австрийская теория предполагает изучение субъекта деятельности – человека для того чтобы понять, как функционирует сама экономическая система и ее институты. К такому подходу пришли многие науки, которые сейчас переключились на изучение мельчайших частиц, из которых состоят предметы.

Австрийская школа экономики дает экономисту уникальную методологию анализа человеческой деятельности, теорию ценности, рыночного процесса, знаний. Они могут быть использованы для глубокого, научного анализа событий как в рыночной, так и в переходной экономике. Попытки обойтись только агрегатными показателями, эконометрическими моделями, описанием поведения некого «идеального» типа (с точки зрения представителя марксистской школы, разумеется) для выработки экономической политики и объяснения событий реального мира обречены на провал. Австрийская школа имеет огромный потенциал, раскрытие которого позволит значительно приблизить экономическую теорию к реалиям транзитивной экономики и существенно улучшить проводимую во многих странах мира, в том числе развитых, экономическую политику. Австрийская теория всесильна, потому что она верна.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.