WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

Институт экономики переходного периода

Доклад на международной конференции «Посткоммунистическая Россия в контексте мирового социально-экономического развития»

Ярослав Романчук

Ведущий эксперт

Аналитического центра

«Стратегия»

Последствия попытки легализации теоретических и практических ошибок Запада в Беларуси

Москва

1-2 декабря

2000

Системную революцию на Востоке никто на Западе не ждал. Тем более не был к ней готов ни теоретически, ни практически. Ситуация несколько напоминала положение в мире после Второй мировой войны. Тогда богатый Запад ответил целым залпом теоретических «изобретений» в виде «новой экономики», а также в виде новых институтов, которые были призваны способствовать ускоренному способу вовлечения стран третьего мира в мировую систему разделения труда. Появился целый теоретический пласт под названием development economics. Появилась макроэкономика с ее математическим инструментарием. Появился ряд идеологических концепций, которые делали страны третьего мира уникальными. Национальные особенности предполагали некие особые экономические отношения с богатыми странами. Богатый мир и теоретически и практически был готов реализовывать модели Кейнса сотоварищи. Бедные хотели быстро догнать богатых. Богатые говорили, что это возможно. Если рынок чего-то не знал, его поправлял всезнающий чиновник, который всегда имел под рукой 10 схем оптимального перераспределения ресурсов. Акцент на частную собственность, частные инвестиции и сбережения не делался. Преобладающим было убеждение: «Неважно, какого цвета кошка (т.е. какова форма собственности). Главное, чтобы она ловила мышей».

Развал советской системы поставил не менее серьезные вопросы перед учеными-экономистами и политиками-практиками. Для многих модель welfare state казалась естественным выбором государств со 100-процентной госсобственностью. Модным стал градуализм в подходах к формированию институтов рыночной экономики. Важная роль государства понималась, прежде всего, как роль инвестора, распределителя ресурсов и одного из основных потребителей. Полиси мейкеры в переходных странах находили массу аналогичных примеров из западной, так называемой капиталистической практики. Об отсутствии института частной собственности, независимой судебной системы, равных условиях хозяйствования, свободном входе на рынок и выходе из него говорили всегда во вторую очередь. Все списывалось на специфику переходного периода. О проблеме экономического расчета, искаженной производственной структуре производства, проблеме формирования рациональных ожиданий и мотивационной системе либо не вспоминали вообще, либо упоминали вскользь. Западный теоретический mainstream не провел детальную работу над ошибками централизованной плановой экономики. Механистический, кибернетический подход к решению экономических проблем в переходных странах, который игнорировал природу человеческой деятельности и специфику каталлактического обмена, не мог обеспечить проведение последовательной экономической политики.

Поскольку Беларусь была и по-прежнему остается самой советской из всех советских республик, то идеология интервенционизма или статизма нашла в ней свое последовательное воплощение. Она была встречена на ура как старым правительством Кебича, так и командой нового, уже старого президента Лукашенко. Теоретические нормы и практика их выполнения были приняты белорусскими полиси мейкерами некритически, на веру. Теоретический mainstream в Беларуси – это смесь постмарксизма с левым кейнсианством. Такая комбинация явилась одним из важных факторов, который обеспечил выбор тактики проведения преобразований. Стратегия была несколько модифицирована: вместо пятилетних планов правительство перешло на прогнозирование производственных и макроэкономических показателей на 5-15 лет. При отсутствии структурных преобразований, института свободной цены и частной собственности такие прогнозы даже на полгода имели 300-процентную погрешность и были антинаучными и спекулятивными.

Среди основных теоретических ошибок, которые эксплуатировала Беларусь, назовем лишь основные:

  1. частный рынок неизбежно ведет к образованию монополии. Некритически была принята неоклассическая концепция монополии и идеальной конкуренции. В Беларуси, как и практически во всех переходных странах было скопирована достаточно агрессивное антитрестовское законодательство, которое само по себе является источником искажений на рынке.
  2. Государство в состоянии более эффективно нейтрализовывать негативные экстерналии свободного рынка.

    Опять скопирована вошедшая во все учебники концепция рыночных экстерналий. Сравнения с экстерналиями деятельности государства не было.

  3. Внутри стран не регулируемые свободные рынки благоволят богатым, а не бедным, поэтому результаты работы рынка не справедливы и хаотичны. Стремление установления стандартов в потреблении, сбережении и доходе привело не только к снижению экономической активности, но и к формированию серой экономики.
  4. Действия, предпринимаемые ради прибыли, являются сомнительными по определению. Идеология свободного рынка, мораль деятельности предпринимателя и его роль в экономических процессах, соответственно функция прибыли были или не правильно интерпретированы или вообще игнорировались при формировании экономической политики.
  5. Конкуренция происходит между государствами, а не фирмами из разных стран. Это привело к неопротекционизму в исполнении правительств переходных стран, что, в свою очередь, затруднило переход от плана к рынку. По многим параметрам внешнеэкономической торговли переходные страны лишь копировали модели welfate state.
  6. Экспорт дает стране прибыль, а импорт – убытки. Необходимо реализовывать стратегию импортозамещения и стимулирования экспорта. На практике это положение нашло отражение в программах выделения точек роста, определении промышленных или сельскохозяйственных приоритетов, введении целой системы мер, выделяющих отдельные субъекты хозяйствования из общих условий рынка и дискриминирующих по форме собственности, размеру, времени пребывания на рынке или стране регистрации.
  7. Правительство может эффективно проводить антициклическую политику в среде без свободных цен и естественной структуры производства. Попытки сгладить колебания бизнес цикла манипуляцией монетарных и фискальных инструментов в постсоциалистической среде, когда вся система была крайне разбалансирована, когда, в случае Беларуси, она только формировалась как независимая, привели к еще большим искажениям информационного поля для субъектов хозяйствования и для инвесторов.
  8. Производство как вид экономической деятельности гораздо важнее и перспективнее торговли и сферы услуг. В Беларуси был принят целый ряд законодательных актов и ограничений торговой деятельности. Дискриминация проходила не только по признаку «форма собственности», но и по признаку «вид деятельности».

Из ошибок теоретических следует целый ряд практических просчетов и ложных моделей, реализация которые и привела Беларусь в сегодняшнее состояние экономической комы. Нельзя сказать, что белорусы наделали некие уникальные ошибки. Ее руководство, будучи последовательносоциалистическим, довело до логического завершения те схемы, которые продолжают работать во многих, и не самых бедных странах мира. Просто в Беларуси объективно было гораздо меньше денежных, интеллектуальных и административных ресурсов.

20 век заканчивается поражением японской экономической модели. Казалось нерушимые кейретсу (подобие шеболов или ФПГ) со своим кодексом поведения и бизнес этики начали рассыпаться. Кредиты, которые выдавались под залог земли и недвижимости баснословной стоимости, были очень дешевым источником ресурсов. 1/3 всех гособлигаций покупало само государство через различные структуры. Чрезмерное предложение вкупе с невозможностью общественного сектора и дальше поглощать бонды привело к нарастанию кризисных явлений. Эта японская практика напоминает белорусскую привычку заставлять Нацбанк и государственные банки покупать ГКО при отрицательной ставке процента, а также финансировать проекты, даже не включенные в бюджет.

Япония в совершенстве научилась строить двухъярусную экономику: первый ярус составляла непосредственно внутренне ориентированная экономика и второй – это экспортные предприятия. "Домашняя" экономика находилась под надежной многоуровневой защитой. Первый уровень составляла тарифная "стена". ВТО и членство в других экономических блоках заставило Японию снизить тарифы, но на их месте вырос частокол нетарифных барьеров (структурных, административных и т.д.), которые быстро меняли свою форму. Третьим барьером была девальвации национальной валюты. Трехтриллионные общественные работы, ежегодно спонсируемые государством, выливаются в десятки тысяч бесполезных для населения объектов. Этот элемент экономической политики белорусское правительство опять позаимствовали от японцев и других стран, проводящих весьма протекционистскую торговую политику. Безусловно, это в большой степени относится и к ЕС.

Итак, основой практических ошибок белорусской политики стали следующие тезисы:

  1. все формы собственности равны, но государственная – главнее, т.е. имеет приоритетное значение. В Беларуси действует институт золотой акции, который дает право государству брать под свой контроль любое, даже 100% частное предприятие.
    В Беларуси действует Декрет президента, который дает право государству во внесудебном порядке конфисковывать собственность. В Беларуси распространена практика конфискации имущества при мелких нарушениях режима проведения торговых операций. У нас по всей стране есть своеобразная фрэнчайзинговая сеть магазинов под названием «Конфискат». В конце ноября 2000 г. Председатель Белкоопсоюза Гродненской области на этой неделе издал приказ, запрещающий магазинам производить расчеты с частными коммерческими структурами.
  2. Ценовое регулирование различных рынков дает положительный социальный эффект. В результате в Беларуси 100% прямо или косвенно регулируются государством. Любое повышение цены должно быть санкционировано в Комитете по ценам. Ответ реального сектора – дефицит, резкое падение качества товаров и услуг, вытеснение белорусских производителей иностранными, в том числе российскими. Ценообразование в Беларуси регулируется 238 нормативными актами.
  3. Правительство знает больше и лучше, куда направлять инвестиционные потоки. 80% инвестиций осуществляет государство либо непосредственно из бюджетов, либо госпредприятия. Кумулятивный объем иностранных инвестиций в Беларуси на начало 2000 г. вместе со средствами на «российскую трубу» составляет около 40 Usd на душу населения. Инвестициями могут быть, по мнению правительства и А. Лукашенко и ресурсы Национального банка. Чтобы оценить независимость этого органа приведу лишь содержание одного из пунктов банковского кодекса. Президент может освободить председателя Нацбанка от занимаемой должности «за совершение виновных действий, которые дают основания президенту потерять доверие к нему» В прошлом году денежная масса утроилась, в 1998 – удвоилась, что отражено в цифрах инфляции – 280% в 1998 и 350% в 1999 гг.. В 2000 г. уровень инфляции составит около 200% при удвоении денежной массы.
  4. Отрасли промышленности и виды экономической деятельности можно классифицировать как «важные» и «несущественные»; их можно ранжировать вне зависимости от желания потребителя платить. Правительство должно систематически поддерживать продукты, отрасли и сектора, которые имеют приоритетное значение. Приоритеты Беларуси – сельское хозяйство, строительство, экспорт. Ответ реального сектора: рентабельность с/х минус 65% (при включении необходимых амортизационных отчислений), строительства – минус 45%, промышленности - 30%. Промышленность и сельское хозяйство являются крупнейшими должниками с одной стороны и реципиентами субсидий и всяческих льгот с другой. А чтобы не приоритеты не мешали, надо их зарегулировать до состояния экономической комы. Количество лицензируемых видов деятельности превышает 150. Их выдают 50 органов. В 1991 г. количество нормативных актов составляло 507. в 1999 – чуть менее 2100. В 1996 г. было принято всего 3 декрета по регулированию экономической деятельности. В 1999 – 43. В 1995 г. было принято 527 указов. В 1999 – 789. Сертификацию в РБ регулирует 76 нормативных актов. Вход на рынок – т.е. акт регистрации предприятия занимает 1 месяц с момента подачи всех 10 документов. Сбор этих документов занимает еще два месяца. Вход на рынок (выполнение чисто формальных требований закона и сбор всех документов) стоит около 2000 Usd. О возможности легального выхода из рынка, т.е. ликвидации может свидетельствовать один пример. Одна фирма не может ликвидировать предприятие с 1996 г. Предприниматели предпочитают просто «подвешивать» фирмы.
  5. В межгосударственной конкуренции большие государства имеют преимущество над мелкими, в лучшем положении оказываются торговые блоки. Тарифы, ограничения импорта и экспортные субсидии ведут к увеличению занятости. Отсюда стремление Беларуси вступить хоть в какой-нибудь союз в Россией. За политической ширмой прошло реальное отдаление экономических систем двух стран. Импортные пошлины не совпадают по более 300 позициям. Документальное и правовое обеспечение внешнеторговых сделок имеет принципиальные отличия. В Беларуси имеет место жесткое квотирование и лицензирование экспорта, ряд административных ограничений во внешней торговле. Уровень импортной пошлины в Беларуси составляет 14%, что более чем в 3 раза превышает уровень средней импортной пошлины по ВТО.

В конце века МВФ по-прежнему видит 5 сфер риска: 1) коллапс фондовых рынков развитых стран (первые признаки "охлаждение самого стабильного американского рынка на лицо, 2) депрессия японской экономики и окончательных закат "цивилизованной" формы социализированного рыночного распределения, 3) нестабильность трех ведущих валют мира (доллара США, японской йены и евро), 4) дальнейший уход частных капиталов с рынков переходных стран, 5) протекционизм, ведущий к торговым войнам и международных конфликтам.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.