WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |
  • режим предпринимательства, принимающая"значения" "открытый", "закрытый", "ограниченный",
  • «структура собственности» -капиталистическая, социалистическая, смешанная или переходная;
  • механизм координации - рыночный, командный,ограниченный рынок и т.п. автор соотносит их в рамках известных примеров сполитическими системами - демократической недемократической, авторконстатирует, что примеров стабильных социалистических демократий нет и небыло.

Автор отмечает, что примеры стабильныхдемократий с набором соответствующих рыночно-капиталистических "значенийпеременных" - налицо. Однако этот набор фактов, сам по себе, строго недоказывает наличие какой-то значимой причинной связи между политическими иэкономическими институтами. Хотя в предшествующих главах Бальцерович делаетвывод о наличии таких связей внутри группы "экономических" институтов.Полезность заимствования прав человека и демократии он обосновывает лишь тем,что они имеют самостоятельную ценность (полезность), в том числе и для власти,давая ей максимальную легитимизацию. Автор, кажется, не вполне строго и удачноназывает эти блага "внеэкономическиой ролью" демократии (экономика, в принципе,может оперировать любыми благами, в том числе и не котирующимися на рынкахнепосредственно, если есть данные, позволяющие соотносить эти блага с другимии/или количественно их замерять).

Аналогичный подход в оценке базовыхиндивидуальных прав используется в быстро ставшей известной книге РобертаКутера (Cooter, 2000) также как и у Олсона подчеркивается самостоятельнаяценность и важность базовых прав (свободы слова, например). Однако ониинтерпретируются просто как некое дополнительное благо, чьи значения, уровниможно сравнивать и ранжировать, используя, в принципе, тот же ординалистскийподход к оценке полезности, который принят в микроэкономике.

В докладе (working papers) Ричарда Ролла иДжона Талботта (Roll, Talbott 2001) описываются исследования взаимосвязи свободи долгосрочного экономического роста. Авторы приходят к выводу, что свободапрессы, политические свободы и «гражданские свободы» положительно влияют наэкономический рост. При этом их интерпретация причин такого влияния построенана эффекте снижения издержек властей на получение информации о ситуации встране, о проблемах большинства населения (политические права и свобода прессысводятся по мысли авторов в основном к этому).

Политическая экономия реформ

Представляется особенно важным выделить впакете импортируемых институтов те, которые способствуют созданию политическойструктуры общества, формированию политических предпочтений избирателей прикоторых задача построения правового государства может быть успешно решена (т.е.при которой спрос на институты правового государства высок, устойчив, основныевопросы функционирования таких институтов, гарантий основных индивидуальныхправ решаются практически консенсусом).

Провал многих попыток модернизации можноинтерпретировать, как превышение издержек введения институтов,обеспечивающих экономический рост оказались слишком велики над некоторымприемлемым для общества уровнем. Или как отсутствие должных предпосылок дляимпорта (заимствования) таких институтов.

Аллан Дрейзен (A.Drazen, 2000) одним изпервых исследователей11 рассматривал процесс реформкак серию этапов, обусловленных необходимостью и различной способностьюреформаторского правительства обеспечивать политическую поддержку проводимымпреобразованиям. В России анализом политико-экономических проблем экономическихреформ плодотворно занимается Сергей Афонцев12.

В политологической работе Г.В.Голосова,[Голосов, 2000, стр. 95-96] содержатся некоторые подходы, которые можноиспользовать для оценки роли относительных издержек для успешного формированиясильной коалиции. Голосов также вводит понятие "учредительные выборы", отмечаяважность складывающегося на первых свободных выборах соотношения сил. С учетомнизкой готовности избирателя нести издержки на приобретение информации ополитике и политиках такое изначально сложившееся соотношение сил если не междупартиями, то между группами партий (или, как их определяет К.Труевцев «нишами»)воспроизводится с известной инерционностью и в дальнейшем. Более важную роль вотносительной стабильности уровня поддержки основных политических коалицийиграет понятное обстоятельство, что большинство избирателей без весьма вескойдля них причины не меняют своих предпочтений фундаментально. Такаяинерционность характерна даже для молодой демократии, период становлениякоторой насыщен событиями, дающими основание для пересмотра своих позиций. Так,в работах В.Мау и О.Кочетковой одной из наиболее значимых детерминантголосования на n+1 – хвыборах является голосование (в данном регионе) на n-х (предыдущих) выборах(Мау, Кочеткова и др., 2001, Кочеткова, 1999).

В разделе "Организационное развитие"партий-преемников" автор приводит анализ успеха Коммунистической партииРоссийской Федерации (КПРФ) в борьбе с Социалистической партие трудящихся(СПТ) и Российской коммунистической рабочей партией (РКРП) за рольпартии-преемника КПСС на территории России. При этом Голосов указывает вкачестве двух ключевых причин такого успеха. Им стало сочетание того, чтоон называет "решением "проблемы идентичности" и требований к членам партии.

Первая проблема экономически может бытьинтерпретирована, как способность "продавца" убедить "покупателя" всоответствии его "товара" сложившемуся потребительскому стандарту. Этогоне сумела сделать слишком "либеральная" (в смысле почти социал-демократическая)СПТ. Вторая - уровень минимальных издержек, необходимых для приобретения"товара" членства в Партии. Здесь проиграла РКРП, требовавшая не на словах, ана деле продемонстрировать приверженность идеям (участие в непривычных длябольшинства дедушек и бабушек со Сталиным в сердце мероприятиях - шумныхмитингах, пикетах, сборах подписей и т.п.) … КПРФ же сумела предложить своимсторонникам привычный товар по привычной цене.

Этот пример наглядно иллюстрируетвозможность ординалистского ранжирования издержек на создание коалиции,объединенной отношением к импорту западных институтов.

Однако, следует отметить, что такоеранжирование может быть дополнено в ряде случаев также и данными о расценках наполитическую рекламу, иные расходы по проведению политических кампаний,исчисляемые в привычных денежных единицах, а не в сравнительных оценках.

Проблема сколачивания политической коалиции,способной снизить издержки проведения реформ до приемлемого уровня особенноостра для российских реформ и реформаторов, которые некоторое время непридавали этой проблеме никакого значения. Собственно, серьезного внимания этойпроблеме они не уделяли никогда и не уделяют до сих пор.

В одном из последних своих интервьюроссийскому телевидению А.Собчак признал, что его отказ в начале 90-х занятьсяподдержкой проекта по созданию жестко партийного(право-либерально-демократического) медиа-центра был большой ошибкой. Стоитдобавить, что ошибкой особенно очевидной по сравнению с другими губернаторами,чьи успехи, зачастую, сводятся к установлению жесткого контроля за всеми СМИ на"своей" территории. А те уже интерпретируют любые ситуации в выгодном длягубернатора свете.

Сам факт двойного переизбрания мэра Москвы,и губернатора Санкт-Петербурга Яковлева подчеркивает справедливость запоздалыхсуждений Собчака. Оба столичных градоначальника, в первую очередь,заботятся не о жилищно-коммунальном хозяйстве своих городов, а о том, кто, гдеи как будет об этом самом хозяйстве писать. Уровень монополизации региональныхСМИ в столицах один из самых высоких по стране. Что, с точки зренияэкономической теории, в высшей степени рационально, коль скоро дает желаемыйэффект.

Собственно, ключевое отличие в политическомобеспечении реформ в Великобритании и в России, несмотря на, казалось бы,полную несопоставимость по масштабам задач, - это тип лидерства и тип лидера.Даже в стране, где для реформ не требовалось титанических усилий, частичныеуспехи были обеспечены сколачиванием высокоэффективной коалиции, укреплениемпартии и фракции (резкое повышение роли заднескамеечников по сравнению с"переднескамеечниками", не всегда полностью лояльными радикальным реформам;прямые и регулярные контакты партийного лидера, а потом и премьера со всемидепутатами, не говоря уже о "кнутах" - организаторах фракции, в то время, какпредшественники ограничивались лишь общением со "старшим кнутом" и мн. др.).

То есть кропотливой и регулярнойполитической работой, включавшей некоторое, хотя и не совсем поверхностноеознакомление с научным экономическим содержанием проблем руководителями "партиии правительства".

В России невольные лидеры реформаторов инстиктивноотторгали политику, как нечто глубоко им чуждое и грязное. Отсюда и заявленияГайдара и Чубайса в конце 99-го об отсутствии личных амбиций и претензий навласть. Отсюда невнимание к СМИ, к регулярной политической работе. Отсюда,наконец, невероятная уступчивость Гайдара (ноябрь 93-го - предложение первогоместа в объединенно м списке С.Шахраю, аналогичные предложения повторно, припосредничестве Лужкова Г.Явлинскому, Г.Попову и С.Шахраю; лето 95-го -предложение первого места Г.Явлинскому в пакете с поддержкой его напрезидентских выборах и обязательством фактически уйти из политики). Не стольуж трудно отказываться от того блага, которое не слишком высоко ценится. А этои есть показатель непрофессионализма в политике. Равносильный равнодушиюпредпринимателя к прибыли.

Отчасти, те же замечания относятся и кЛешеку Бальцеровичу, как справедливо отметил это обстоятельство г-н Клаус.

Однако высказанные замечания нисколько неснижают ценности наблюдений людей, оказавшимися в то самое время в том самомместе. Многие их наблюдения и догадки весьма впечатляют и заслуживают самогопристального внимания.

Несколько наивная, однако поразительно напоминающая нашу картинаполитических проблем реформ, естественных корней этих проблем изображенаБальцеровичем (в главе "О посткоммунистических преобразованиях") так: "Мирные,благодаря этому молчаливому соглашению, преобразования в Центральной иВосточной Европе, безусловно, отличаются от кровавых революций. Однако они тожеимеют важные последствия для трансформации. Во первых, прежние элитысохраняются без изменений и ждут соответствующего момента, чтобыиспользовать в избирательных кампаниях недовольство населения, которое,как это не парадоксально, будет тем сильнее, чем больший урон нанесен экономикеэтой элитой. Во-вторых, нарождающийся новый класс капиталистическихпредпринимателей и менеджеров охватывает и значительную часть представителейбывших элит, что ведет, в свою очередь, к ослаблению общественнойподдержки капиталистических преобразований и может усилить нападки части бывшейоппозиции на тех, кто находится в данный момент у власти (в России - это частьлидеров и активистов "ДемРоссии" - Л.Баткин, Ю.Афанасьев и др. - прим. К.Я.)Подобные конфликты внутри бывшей оппозиции, безусловно, на руку силам старогорежима.

"В условиях коммунизма … перед гласностью …жестко контролируемые средства массовой информации не показывали в своихматериалах негативные аспекты системы. После освобождения этих средств … ониобратили свое внимание на все то, о чем прежде было запрещено говорить иписать… Этому способствовал также низкий профессиональный уровень журналистов,получивших образование при социализме. В итоге общественное мнение день ото днявсе больше оказывалось под влиянием средств массовой информации,постоянно находившимися в погоне за негативными явлениями. Телезрители ошибочнопринимали преувеличенную видимость нежелательных явлений, таких, какпреступность или нищета за их действительный рост. Этот "эффект видимости",отсутствующий в классических демократиях, мог склонить к неблагоприятнымоценкам проводимых преобразований и, как следствие, повлиять на результатывыборов и будущее направление экономических преобразований."

Полезный инструментарий для анализа типичных даже для стабильныхрыночных экономик реформ (изменение ставок налогов и величины государственныхрасходов) предлагают Landon S. и Ryan D.L. в статье The Political Costsof Taxes and Government Spending (Landon S Ryan D.L, 1997).

На материалах провинциальных выборах вКанаде оцениваются предельные издержки различных типов (и уровней) налогов игосударственных расходов. При этом используется два варианта модели. В первомзависимой переменной является вероятность поражения инкамбента, во второй -процент голосов, поданных за действующего депутата. Независимые переменные -госрасходы и налоги.

Ту же проблему, но на материале выборов влегислатуры штатов в США изучает Sobel R.S. (1998).

Автор пытается оценить издержки повышенияналогов и снижения расходов для членов законодательных собраний штатов. Встатье делается вывод о значимости обеих величин по отдельности. Но эторазличная значимость. Это отличие вытекает из условия первого порядкамаксимизации вероятности переизбрания. Идеологическое позиционированиедепутатов влияет на соотношение значимостей разных видов действий. Так, дляреспубликанца оказывается, что его издержки от поддержки повышения налоговвыше, чем от поддержки снижения расходов [Sobel, 1998, pp. 78-79].

Растет число эмпирических исследований:Тимоти Фрай, [2002,1], Игорь Клямкин, Лев Тимофеев (2000), демонстрирующих ростспроса на правовой порядок со стороны нарождающегося в России «среднегокласса» - мелких и средних предпринимателей. Такие исследования подтверждаютправомерность ожиданий постепенного роста такого спроса до электоральнозначимого уровня и в России.

Переходные политические системыанализируются целым рядом исследователей в зависимости от фона перехода кдемократии (экономический рост/ спад, наличие мощных институтов, способныхпережить кризис и т.д.) [Нуреев, 2003, стр. 134-135]. При этом количественныйанализ также не применяется, равно как не фокусируется внимание на собственноэлекторальных проблемах.

В 2001 году в серии «Научные труды ИЭПП»опубликована статья В.Мау, К.Яновского и С.Жаворонкова «Результаты выборов, какпоказатель спроса на институты на примере голосований в течение первогопослереволюционного десятилетия в странах с переходной экономикой и молодойдемократией»,, результаты которой использованы в данной работе. В нейпроверялось предположение о том, что ключевой предпосылкой введения институтоврыночной экономики и правовой демократической системы, резко снижающей издержкивведения таких институтов является способность реформаторов сформироватьвыигрывающую коалицию в поддержку проводимых преобразований. Гипотезапроверялась на странах с переходной экономикой (период 1989-1999 гг.) иосуществлявших свой «переход» после войны Западной Германии, Японии и Италии.Основу набора независимых переменных в модели, которая приводится в следующейглаве составляют данные электоральной статистики.

Проверяемые гипотезы

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.