WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 33 |

Некоторые подходы к количественной оценкекачества институтов уже разработаны. Так, авторами уже упомянутых индексовэкономической свободы используются показатели отношения государственныхрасходов и доходов к ВВП, уровень налоговой нагрузки (показателиогосударствления экономики, снижающие оценку экономической свободы). Clague C.,Keefer P., Knack S., Olson M. в работе “Contract-intensive money: ContractEnforcement Property Rights, and Economic Performance” Working Paper No 151,IRIS7 предложили для оценки способности государства гарантироватьисполнение контрактов долю наличных денег в денежной массе (M2), как отражениедоли самоисполняющихся трансакций, таких как покупка товара в магазине, талонав автобусе, и смежный показатель (доля безналичных денег), как отражение доликонтрактоинтенсивных, то есть подкрепленных письменным контрактом, как правило,предусматривающим безналичные расчеты через банки.

Предполагается, что чем выше доляконтрактоинтенсивных трансакций, тем выше хозяйствующие субъекты оцениваютспособность государства гарантировать исполнение контрактов. В принципе, дажеинфляция может рассматриваться, как один из показателей нарушения гарантий правсобственности8.

Аналогичные подходы (использованиекомплексных макроэкономических показателей с более или менее значимойинституциональной составляющей) использованы Еленой Шариповой (E.Sharipova,2002) при анализе экономической динамики европейских стран.

В то же время, все эти показатели носятсинтетический характер, включая в себя целый ряд «неинституциональных»составляющих, связанных с макроэкономической политикой и экономическойситуацией, что оставляет возможности для дополнения и совершенствования наборапеременных для описания институтов.

Весьма показательны и типичны подходы,отраженные в публикации Всемирного Банка 2002 года «Создание институциональныхоснов рыночной экономики». Авторы предлагают ряд количественных оценокэффективности институциональной системы, аналогичных находкам IRIS-а. Так,предлагается отнести стоимость реализованных акций к величине ВВП, а такжесуммарный банковский кредит к величине ВВП. Приведенные для иллюстрации данныенаглядно указывают на глубокие институциональные отличия между правовымигосударствами и так называемыми «развивающимися», отсталыми или, по нашейтерминологии странами с традиционными общественными системами (обществами Ruleof Force).

Эти критерии наглядны, но их интегральностьснижает возможности применения для ответа на основной вопрос: какие именноинституты обеспечивают наблюдаемые предпочтения вкладчиков и инвесторов. Онипоказывают, что права собственности, вероятно, гарантированы в США и Германиилучше, чем в Нигерии и в Турции, но не раскрывают, за счет чего. Крометого, в одном показателе смешиваются фундаментальные институты, такие, какгарантии прав с более «техническими» – банковские и биржевые системы, идаже с фактором преимущества в человеческом капитале. Вероятно, в США большеквалифицированных банковских служащих, американские кассиры естественнееулыбаются. В тех же показателях заложены факторы «капитала доверия» к банкирами брокерам. Но связаны или нет преимущества в естественности улыбок и, чтоболее важно, в репутации хозяйствующих субъектов с какими-то фундаментальнымиинституциональными факторами или нет с помощью таких индикаторов выяснитьнельзя.

Эффективность судебных систем в этой жеработе оценивается с помощью экспертных оценок.

Среди наиболее значимых достижений следуетвыделить индикаторы связанные с развитием прессы. Так, авторы показываютположительную взаимосвязь между долей частных СМИ и эффективностью деятельностиправительства. Последняя, правда, также оценивается экспертно. Среди позитивныхэффектов независимой прессы четко выделяются только два – упомянутое и довольнорасплывчатое «качество управления», а также угнетающее воздействие независимыхСМИ на процессы коррупции.

В работах, которые легли в основу настоящейдиссертации удалось не только уйти от экспертных оценок, но и предложить, навзгляд автора, более правдоподобное объяснение преимуществ правовых демократий,обеспечивающих, частности и свободу слова. Это жесткая взаимосвязь такихбазовых прав, как право на жизнь, неприкосновенность личности и судебную защитус эффективностью права частной собственности, а также с индивидуальнымиоценками инвестиционных рисков. При этом все упомянутые права жестковзаимосвязаны: эффективность судебной системы общепризнанно связана с вниманиемк оной со стороны независимых газет. Вероятность произвольного ареста,ненадлежащего ведения следствия, отказа в защите от уголовников существенноснижается при наличии сильной судебной и «четвертой» власти.

Высказанные замечания, в целом, могут бытьотнесены и к интересному обзору истории реформ в Восточной Европевыполненному также специалистами Всемирного банка (2002). В нем такжеиспользуются показатели, основанные на экспертных оценках (индекслиберализации, стр. 71). Также, как и в исследованиях Института экономикипереходного периода для оценки прогресса в улучшении делового климатаиспользованы данные по малым предприятиям. С учетом несопоставимых возможностейу наших коллег из США использованы и приведены не только данные по занятости вмалом бизнесе, но и по производительности труда, их доле в совокупнойдобавленной стоимости (стр. 118-119) и т.д.

Существуют различные методики оценкикачества правовых систем, инвестиционного климата и инвестиционных рисков постранам и регионам.

Среди них - рейтинги "экономическойсвободы" Heritage Foundation и Cato Institute (США). Есть методики оценкиинвестиционного риска, используемая в моделях CAPM и ряд иных. К их достоинстваследует отнести глубину спецификации правовых норм и практик, а также сам фактих существования и использования в течении десятилетий.

Их основным общим недостатком являетсяприсутствие неформальных экспертных оценок с ранжированием. Тот же недостатокможно отметить и в работе Р.Барро (Barro, 1999) в которой изучаютсяфакторы экономического роста. Среди них выделяется и правовой порядок (Rule ofLaw Index), однако он имеет то же экспертно-рейтинговоепроисхождение.

Таким образом, потребность в более строгих и формальных оценка представляетсявесьма насущной. В особенности для стран с переходнойэкономикой.

Опросы о качестве тех или иныхинститутов

Наиболее развитый и разносторонний подход кформализованному анализу институтов представлена в работе группы исследователейво главе с Питером Мюррелом9. В сборнике, посвященномпамяти М.Олсона и оценке эффективности работы суда, правоохранительных органови иных институтов в странах с переходной экономикой, включая Россию, Мюррел иего коллеги использовали данные судебной статистики (правда не российской итолько по хозяйственным спорам), а также оценки работы этих институтов,полученные в ходе опросов предпринимателей. К сожалению, последний источник,будучи весьма полезным, эффективным и, в известном смысле,незаменимым10, недоступен российским исследователям в силу ограниченного бюджетаподавляющего большинства проектов.

Описание институтов и правоприменительныхпрактик с помощью наборов логических переменных. Судебная статистика какпоказатель качества судебной системы.

Публикации 2001 года«Политическо-экономические проблемы российских регионов» (Яновский К.Э.,Жаворонков С.В., Кочеткова О.В., Мажуга А.Ю.,Черный Д.А.; Пьер-МарсельДежардин, Поль Хобсон, Дональд Савой), и В.Мау, К.Яновский «Политические иправовые факторы экономического роста в российских регионах» (2001), которыелегли в основу настоящей работы включали формализованное описание нормативныхактов (в виде набора логических переменных) и правоприменительных практик(судебная статистика). Эти и некоторые дополнительные данные, используемые дляобъяснения отличий в экономическом развитии и инвестиционном климатеразличных регионов, описаны во второй главе. Они дают гораздо более широкийохват институциональных факторов, чем упомянутые выше работы, такжеиспользовавшие формальные подходы для анализа схожих проблем. Это позволит вдальнейшем делать, как представляется, существенно более широкие и практическиприменимые обобщения.

В работе В.Мау, С.Жаворонкова, К.Яновского идругих 2002 года «Политические и правовые источники инвестиционных рисков вроссийских регионах» рассматриваются различные подходы к определению источниковполитических и правовых инвестиционных рисков, а также соответствующих факторовэкономического роста. Подход, основанный на выделении лишь экономических свободи гарантий собственности расширен за счет включения показателей, отражающихситуацию с базовыми правами, связанными, прежде всего, с гарантияминеприкосновенности личности, а также спроса населения на этиинституты.

Полученные в этой работе результаты,показывающие значимость влияния на предпринимательский климат гарантий прав исвобод продемонстрировали большое значение индивидуальных оценок рисков припринятии решений об инвестировании.

При этом значимость и объясняющаяспособность независимых переменных заметно повышалась в ряде сочетаний.Сочетание «судебная защита неприкосновенности личности – активность правозащитныхорганизаций» (вне такового судебная статистика оказывалась статистическинезначимой на 95% интервале) объясняет до 16% вариации показателя динамикизанятости в малом бизнесе. Еще более эффективным (с объясняющей способностью до31%) оказалось сочетание данных судебной статистики по применению наказаний запреступления против правосудия (незаконные задержания, фальсификациядоказательств и т.п.) с рейтингом свободы слова за 2000 год при объяснении долизанятых в малом бизнесе в 2001 году в российских регионах.

Значимость этих факторов даже нарегиональном уровне, при том, что основные гарантии базовых прав закладываютсяна национальном (федеральном) уровне, делают актуальным и интересныммеждународные исследования (формализованный сравнительный анализ стран спереходной экономикой).

Одна из задач данной работы - формальныйотбор с помощью системы критериев институтов для "импорта". Кроме того,полученные результаты могут дать основания для выработки рекомендаций по"управлению" величиной издержек введения институтов.

Проблема устойчивости, стабильностьинститутов, определяемая отношением общества к ним; спрос на институтывыражаемый в демократических странах через результаты выборов освещается вработе В. Мау, К. Яновского,, С. Жаворонкова, Д.Черного (2001).

Множество иллюстраций значимостиэкономических свобод, основанных, однако не на объективных показателях, а нарейтингах опубликовано в Cato Journal. Е.Шарипова из РЕЦЕПа впервые попыталасьвстроить некоторые институциональные показатели в модель с Солоу (РЕЦЕП)(E.Sharipova, 2002) в качестве самостоятельной независимой переменной. Хотялогичнее, как представляется, было бы использовать иституциональные переменныедля интернализации нормы накоплений.

Ву и Дэвис (Wu, Davis, 1999) анализировалипо своей методике влияние институтов на экономический рост с использованиеминдикаторов отделенных, практически противопоставленных «политических» иэкономических свобод определенных и регистрируемых с использованием экспертныхоценок и ранжирований. Выводы к которому они приходят – рост зависит от наличияэкономических прав, не зависит от политических; экономические права не зависятот политических; политические права появляются как результат накоплениябогатства.

Манкур Олсон придерживается противоположнойоценки значимости прав человека. В главе "Скрытая тропа к процветающейэкономике" сборника "Становление рыночной экономики встранах Восточной Европы", Москва, издательство РГГУ, 1994 онуказывает именно на "обеспечение прав личности". Олсон подчеркивает ошибочностьмнения, о том что обеспечение прав желательно только с точки зрения морали, ноявляется непозволительной роскошью для отсталых стран.

В последней опубликованной книге М.Олсона(Olson, 2000) развертывается аргументация тех же тезисов о прямойвзаимосвязи возможностей экономического роста и рисков ареста,конфискации собственности при автократическом режиме. В ней, однако, приводятсяаргументы лишь на качественном уровне. Хотя автор подразумевает под правами втом числе и гарантии против произвольных репрессий он не выделяет четко тезис опринципиальной невозможности и бессмысленности разграничения «политическихправ», «экономических прав» и «гражданских свобод».

Сравнивая свою известную модель«стационарного бандита» с современными правовыми демократиями автор приводитследующие доводы. Демократия даже при упрощенной модели чисто материальногоинтереса дает более устойчивый всеобъемлющий интерес (encompassing interest),поскольку структура доходов и спрос на общественные блага большинстваизбирателей существенно ближе к аналогичным показателям меньшинства и этосоотношение постоянно во времени нежели у автократа. Так что несмотря наограниченный временной горизонт демократически избранного лидера интерес самойдемократии более всеобъемлющий и стабильный и лучше защищает от конфискаций иарестов, нежели династическая автократия.

Сложные и зачастую весьма прибыльные видыпроектов, сделок, трансакций, требуют надежных гарантий прав собственности.Права, гарантированные в развитых странах являются предпосылкой их развития.Эти гарантии также препятствуют неэффективным перераспределительным практикам.Потому, что гарантии прав успешного предпринимателя мешают просто отобрать унего излишки и заткнуть дыру, образовавшуюся в другом месте.

Эти аргументы представляются весьмаосновательными, однако и они не опираются на тесты с использованием фактическихданных о реальном опыте заимствования институтов модернизирующихся на западныйманер обществ.

Л.Бальцерович в книге "Капитализм.Социализм. Трансформация. Очерки на рубеже эпох" (М., «Наука», «УРАО», 1999) вглаве "Политические и экономические системы: проблемы соответствия иэффективности" пытается нащупать более или менее формальные подходы ксоставлению необходимо подлежащего заимствованию набора институтов. При этом,анализируя такие "институциональные переменные", как:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.