WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

16826

12806

14663

12198

14115

11844

11885

10413

* Официальная дата завершения ваучерной (чековой) приватизации.

** пп. 6-7 без учета крупнейших и “нестандартных” сделок с пакетами акций.

Источники: база данных Мингосимущества РФ, РФФИ.

Таблица 61

Доходы федерального бюджета от приватизации, 1995-1997 гг.

Виды доходов

(без учета деноминации)

Фактический доход 1995 г.

Фактический доход 1996 г. **

Фактический доход 1997 г.***

1. Доходы от продажи имущества, млрд.

1105*

1081

-

1.1. Акции акционерных обществ

-

1076

15646

1.2. Предприятия, не являющиеся акционерными обществами

-

5

26

2. Дивиденды по акциям, млрд. руб.

92,8

-

407

3. Аренда госсобственности, млрд. руб.

116,7

3

305

4. Акции, переданные в залог, млрд. руб.

3573,7

-

-

5. Погашение задолженности перед бюджетом АО, акции которых переданы в залог и проданы на инвестиционном конкурсе, млрд. руб.

1543,5

-

-

6. Облигации Нефтяной компании ЛУКойл, млрд. руб.

887,6

-

-

7. Продажа предприятий должников, млрд. руб.

-

39

168

8. Продажа недвижимости

-

24

67

9. Продажа земли

-

33

46

10. Прочие

-

352

542

Всего, млрд. руб.

7319,4

1532

18 654

* В соответствии со скорректированным плановым доходом федерального бюджета на 1995 г. (Закон от 27 декабря 1995 г.) доходы от продажи имущества должны были составить 4785,4 млрд. руб. при общем запланированном доходе 4991,8 млрд. руб.. Формально это бюджетное задание было выполнено (и перевыполнено) за счет залоговых аукционов, совокупная доля которых (строки 4 и 5 таблицы) в доходе федерального бюджета от приватизации составила 70,8%.

** При бюджетном задании на 1996 г. 12,3 трлн. руб.

*** Фактические итоговые данные, а также сумма доходов от аренды и сумма полученных дивидендов, приводятся за 1997 г., прочие статьи дохода ‑ за январь-ноябрь 1997 г..

Источник: данные Госкомстата России, Мингосимущества РФ, РФФИ.

Тем не менее по итогам 1997 г. именно за счет нескольких крупных сделок совокупное бюджетное задание по приватизации перевыполнено почти в 3 раза. Так, к концу 1997 г. совокупный доход от приватизации составил 23,7 трлн. руб., из которых 18,654 трлн. руб. поступили в федеральный бюджет (по плану ‑ 6,525 трлн., в т.ч. 4,179 трлн. от продаж). Как и предполагалось, другие источники (помимо крупных проектов) не принесли ощутимого дохода: от аренды федерального имущества доход в 1997 г. составил 305 млрд. руб. (против 1,939 трлн. по плану), полученные по государственным акциям дивиденды ‑ 407 млрд. руб. (против 270 млрд. по плану).

Таким образом, с точки зрения формальных бюджетных критериев (т.е. выполнения бюджетного задания по крайней мере без схем типа залоговых аукционов) 1997 год стал первым годом в истории проведения “денежной приватизации”, который увенчался успехом (табл. 61).

При этом, тем не менее, следует заметить, что отнюдь не все сделки, запланированные на 1997 г., были осуществлены. Так, практически ни одна из запланированных на последний квартал крупных сделок (кроме спецаукциона ВНК) не состоялась. На наш взгляд, пока отсутствует заметный прогресс и в обеспечении реальной прозрачности при подготовке и осуществлении сделок, связанных с продажей пакетов акций крупнейших и наиболее привлекательных предприятий.

Более широко применительно к 1995-1997 гг. непосредственно в сфере приватизации можно говорить о трансформации приватизационной политики в:

(а) по сути спонтанный процесс “остаточной приватизации” (пакеты акций “рядовых” предприятий, оставшиеся после реализации массовой модели);

(б) доминирование бюджетных мотиваций при принятии приватизационных решений;

(в) использование приватизационных (квази-приватизационных) инструментов для привлечения политических союзников среди региональной элиты и крупнейших финансовых группировок;

(г) заметная “регионализация” приватизационного процесса, в том числе в политических целях;

(д) тесно связанный со всеми указанными выше особенностями процесс консолидации и интенсивного дальнейшего перераспределения собственности между крупнейшими финансовыми альянсами и компаниями ‑ естественными монополиями.

Крупнейшие приватизационные сделки

Крупнейшей сделкой 1997 г. стала продажа блокирующего пакета (25% плюс 1 акция) финансово-инвестиционного холдинга Связьинвест на аукционе 25 июля 1997 г. Холдинг был создан в августе 1995 г., 51% его акций закреплено в федеральной собственности, а 49% ‑ предназначено к продаже (25% ‑ для иностранных и российских инвесторов, 24% ‑ только для российских). Организатором аукциона был банк МФК (группа ОНЭКСИМбанка). Формальным победителем стала кипрская компания MUSTCOM Ltd. (среди учредителей ‑ группа ОНЭКСИМбанка и др.), предложившая 1,875 млрд. долларов.

Следует заметить, что вырученная сумма относительно не намного отличается от той, которая была предложена в ноябре 1995 г. итальянским холдингом STET (1,44 млрд. долларов). Тем не менее, уже после срыва первоначальной сделки в холдинг были переданы контрольные пакеты акций АО “Ростелеком”, АО “Центральный телеграф” и некоторых других. В целом к лету 1997 г. заметно возросла и капитализация российского рынка акций3. Очевидно, что выручить реальную цену было вряд ли возможно, однако компенсировать потери государства от текущей недооцененности холдинга можно было, продав блокирующий пакет действительно стратегическому, а не финансовому инвестору. Затем ‑ при продаже 24% акций портфельным инвесторам ‑ можно было исходить из реальной цены.

При этом ни одна из крупнейших телекоммуникационных компаний мира (или их консорциум) не участвовали в аукционе. Вместе с тем, после продажи блокирующего пакета у государства уже нет способа (помимо полной приватизации холдинга) для привлечения стратегического инвестора. Некоторые наблюдатели отмечают также возросшую опасность распада холдинга: в сложившейся ситуации региональным компаниям придется самостоятельно искать стратегических партнеров.

Заметным, хотя и не принесшим в бюджет значительных средств, событием стали также сделки, завершающие серию залоговых аукционов. Безусловно, что практически все залогодержатели были заинтересованы получить данные пакеты в собственность и при этом минимизировать соответствующие финансовые затраты.

Наиболее распространенным вариантом стала квази-открытая продажа заложенного пакета акций и приобретение его в собственность через аффилированных лиц. Этот вариант уже использован в отношении пакетов акций нефтяных холдингов ЮКОС (45% вначале и 33,3% после “разводнения”, квалифицированный контроль банка Менатеп), Сиданко (51%, контроль ОНЭКСИМбанка), Сибнефть (51%, формально Нефтяная финансовая компания), Сургутнефтегаз (40,12%, фактический самовыкуп эмитентом), ЛУКойл (5%, фактический самовыкуп эмитентом), а также РАО "Норильский никель" (38%, контроль ОНЭКСИМбанка).

Хорошо известны скандалы, сопровождавшие большинство из этих сделок. Пожалуй, наиболее бесконфликтно прошли продажи заложенных пакетов акций НК “Сургутнефтегаз” и ЛУКойл, являвшиеся тривиальным самовыкупом акций компаниями-эмитентами через посредничество управляющих компаний их пенсионных фондов.

При этих сделках (как и при ряде других) помимо других методов активно использовался такой механизм отсечения конкурентов, как требование передать эмитенту, акции которого приобретаются, его ценные бумаги или акции другой компании. Так, уже при покупке 34% акций Сиданко на инвестиционном конкурсе РФФИ среди условий определил передачу Сиданко 13% акций Черногорнефти. Очевидно, что эти 13% уже имелись у ОНЭКСИМбанка, а конкуренты не имели времени для приобретения такого пакета. Этот прием использовался Альфа-банком при приобретении акций Тюменской нефтяной компании. В инвестиционных условиях конкурса по продаже 5% акций НК "ЛУКойл" одним из условий была передача ей 15% акций Нижневолжскнефть. Аналогичное условие имело место и при покупке пакета акций НК “Сургутнефтегаз” ‑ победитель должен был передать НК 5% акций ОАО “Сургутнефтегаз”.

Указ Президента РФ № 505 от 19 мая 1997 г. "О продаже ранее закрепленных в федеральной собственности акций отдельных акционерных обществ топливно-энергетического комплекса России" (и одноименное Постановление Правительства РФ N 616 от 21 мая 1997 г.) положил начало новому витку конфронтации между крупнейшими финансовыми группировками вокруг нефтяных компаний.

Согласно этим документам, пакеты акций 6 нефтяных компаний ‑ Востсибнефтегаз (38%), Восточная нефтяная компания (ВНК) (51%), Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания Сибур (36,28%), Тюменская нефтяная компания (ТНК) (48,68%), Коми ТЭК (21,7%) и НОРСИ-ОЙЛ (45,45%) ‑ выведены из запретительных списков и подлежат продаже на специализированных денежных аукционах. Хотя спецаукционы рассчитаны на мелких частных инвесторов (аналог чековых), основными потенциальными участниками безусловно являются конкурирующие российские банки (финансовые группировки). Для 4 компаний (ВНК, Сибур, ТНК и НОРСИ-ОЙЛ) как предварительное условие спецаукционов предусмотрено проведение инвестиционных конкурсов.

Соответственно первый конфликт развернулся по поводу ТНК. Так, основная дочерняя компания ТНК - АО “Нижневартовскнефтегаз” ‑ выступила против победителя инвестиционного конкурса (40% акций) компании Новый холдинг, входящей в группу Альфа-банка. Специализированный денежный аукцион по продаже 48,68% акций ТНК, видимо, состоится в 1998 г.

Наибольшие надежды (с точки зрения дополнительных доходов) правительство возлагало на доходы от сделок с пакетами акций ВНК. Абсолютным победителем спецаукциона стал банк Менатеп (около 45% акций), который использовал для этих целей кредит французского банка “Креди Лионне” (под залог нефтяных поставок ЮКОСа). Коммерческий конкурс с инвестиционными условиями по продаже 34% акций ВНК не состоялся по причине отказа Инкомбанка от участия. Среди возможных причин отказа называют отсутствие необходимых средств в условиях финансового кризиса ноября-декабря 1997 г.

Предполагавшиеся ранее продажи 0,96% акций ЛУКойла (аукцион) и 19,68% акций Славнефти (коммерческий конкурс с инвестиционными условиями) в 1997 г. не состоялись. Если акции ЛУКойла явно предназначены для портфельных инвесторов (соответственно принципиально важна гораздо более благоприятная конъюнктура рынка), то возможным претендентом на пакет Славнефти может стать сама нефтяная компания (соответственно необходимо мобилизовать ресурсы).

Важной новацией стал Указ Президента РФ от 4 ноября 1997 г., который отменил 15-процентную квоту участия нерезидентов в уставном капитале нефтяных компаний. Очевидной целью Мингосимущества при продвижении данного указа было создание гораздо более широкой доходной базы. Вместе с тем, в условиях кризиса российского финансового рынка вложение новых средств портфельных инвесторов-нерезидентов в российские корпоративные бумаги остается дискуссионным на неопределенный период. Тем не менее, снятие данной квоты (для компаний, решение о продаже пакетов акций которых принимается после выхода указа) стало одним из сигналов к формированию мощных альянсов для будущей борьбы за Роснефть весной 1998 г.

В борьбе за контроль над этой компанией сталкиваются интересы группы ОНЭКСИМбанка, банка Менатеп, Инкомбанка, ЛУКойла, Газпрома, группировки Сибнефть-Логоваз-Объединенный банк, иностранных партнеров и собственно администрации Роснефти. В ноябре 1997 г. были сформированы два мощных тандема ‑ Газпром и англо-голландская "Роял Датч Шелл" (при возможном альянсе с ЛУКойлом), а также ОНЭКСИМбанк и британская "Бритиш петролеум".

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.