WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||

В качестве одной из “региональных” проблем можно рассматривать и ситуацию с наукоградами. 7 ноября 1997 г. Президент РФ подписал Указ № 1171 “О мерах по развитию наукоградов как городов науки и высоких технологий”. Предполагается, что за несколько лет наукограды будут переведены на самофинансирование, причем не последняя роль в этом процессе отводится местным бюджетам. Однако механизм перехода детально пока не отработан. Косвенная нагрузка на местные бюджеты и так уже достаточно высока: НТО в наукоградах освобождены от земельного и имущественного налогов, что сокращает поступления в местный бюджет; затраты на переквалификацию и пособия по безработице также идут из местных бюджетов. В результате, например, в Московской области, где сосредоточено значительное число наукоградов, 30% дотаций областного бюджета расходуется на нужды наукоградов, в которых проживает лишь 15% населения Подмосковья17

.

1997 год стал также годом переаттестации для Государственных научных центров, большинство которых имело этот статус уже более трех лет. В начале года был завершен анализ деятельности 61 существовавшего на тот период времени ГНЦ. Несмотря на то, что по результатам оценок только 10-15% ГНЦ были признаны эффективными, положительное решение о сохранении статуса было принято по всем центрам. Фактически статус сохранили 54 организации. Вышли из числа ГНЦ 7 академических институтов - по решению Президиума РАН они были выведены из списка кандидатов на переутверждение. Мотивировано это было тем, что РАН в целом является уникальной организацией, поэтому нелогично одним учреждениям давать статус ГНЦ, а другим - нет.

Поскольку ранее на правительственном уровне было принято решение “заморозить” число ГНЦ на уровне 61, с “уходом” 7 академических НИИ появились “вакансии”, и три новых института получили статус ГНЦ, а еще три определены и ждут своей очереди. Таким образом, ситуацию с ГНЦ можно назвать законсервированной, и здесь произошло то же, что не раз происходило с другими инициативами: число участников стало стабильным, элитарным, а конкурсность превратилась в некоторую формальность.

Вместе с тем, следует отметить, что планируется некоторое реформирование ГНЦ. Поскольку Центры очень различны по структуре и роду деятельности, предполагается использовать дифференцированный подход. Ряд ГНЦ будет акционирован, другие планируется включить в состав финансово-промышленных групп, третьи - преобразовать в федеральные центры науки и высоких технологий. Последние будут формироваться на базе лучших НТО, в том числе и ГНЦ. Согласно проектировкам Миннауки они будут создаваться не вместо, а в дополнение к системе ГНЦ. В чем будет состоять их отличие от ГНЦ, пока неясно.

Развитию инновационной активности и инновационного потенциала также уделялось повышенное внимание на государственном уровне. Инновационная активность в 1997 году продолжала падать. По данным за I полугодие 1997 г., только 52% предприятий осуществляли нововведения в течение последних полутора лет. При этом выпуском новой продукции занимались всего 16% предприятий18

. В 1997 году из всех средств, которые направлялись из бюджета на инвестиции, только менее 3% пошли на инновации. Правительство намерено в 1998 году увеличить этот показатель до 5%. Правда льготной инновационной среды нет, и планируемое увеличение инновационной активности не имеет под собой реальных оснований.

Предпринимаемые попытки стимулирования инновационной деятельности в стране фрагментарны и нескоординированы. Пока наиболее эффективны такие организационно-экономические механизмы, как фонды, действующие на основе возвратного финансирования: Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд содействия МП НТС), Российский фонд технологического развития, а также региональный фонд научно-технического развития Санкт-Петербурга. Так, в Фонде содействия МП НТС возврат средств составляет около 70%, что является очень хорошим показателем. К сожалению, масштабы названных фондов очень невелики.

Оценивая сложившуюся ситуацию в научно-техническом комплексе страны, правительство пришло к выводу о необходимости проведения взаимоувязанного реформирования в этой сфере. Распоряжением правительства от 15 августа 1997 года №1142-р была создана правительственная комиссия по реформированию научной сферы, состав которой в значительной степени пересекается с Комиссией по научно-технической политике. Организационно-техническое обеспечение деятельности новой комиссии было возложено на Миннауки.

Реформирование началось с создания Концепции и ее широкого обсуждения в научном сообществе страны. Одновременно с разработкой и обсуждением Концепции реформы одним из краеугольных мероприятий стало проведение аттестации и аккредитации НТО страны. Процессы “инвентаризации” происходили достаточно спонтанно и нескоординированно. Вместе с тем, планировались определенные сроки проведения аккредитации - первоначально намечалось завершить ее уже к 1 октября 1997 года. Начавшиеся мероприятия не были связаны с общей программой реформирования. Затем аттестация и аккредитация стали рассматриваться как один из важных элементов Концепции реформы.

Постановлением правительства от 11 октября 1997 г. № 1291 “О государственной аккредитации научных организаций” и Положением о государственной аккредитации научных организаций были определены критерии отнесения организаций к научным и организационный механизм проведения аккредитации. Ответственным за ее проведение было назначено Миннауки, где к 11 ноября 1997 года была разработана методика проведения аттестации и аккредитации. Таким образом, механизм проведении аттестации был предложен после ее фактического начала.

Аттестация задумывалась как метод отбора лучших для гарантированной государственной поддержки. Проведенные при участии Миннауки экспертные оценки показали, что государство способно обеспечить оплаченным заказом только около 40 тысяч исследователей. Это значит, что полноценное бюджетное финансирование могут получать только около 10% работающих в России ученых.

Первой аттестацию своих институтов завершила РАН. Поскольку аттестация академических институтов началась до издания официальных “руководящих указаний”, процесс этот протекал на внутриведомственной основе и явился весьма показательным с точки зрения выявления тех проблем, которые всегда сопровождали любые предпринимавшиеся в последние годы попытки реформирования19

.

По первоначальным заявлениям представителей президиума РАН, намечалось сократить вдвое число организаций при 15-ти процентном сокращении числа работающих ученых, что должно было привести к укрупнению ряда существующих институтов, а также их внутренней реструктуризации. Однако развитие событий пошло по традиционному сценарию. Критерии для аттестации организаций определялись внутри каждой из шести образованных при Президиуме РАН комиссий (по областям наук). Была разработана методика оценки на основе некоторого набора показателей. Большого новаторства в ней не было, да и не могло быть: все более-менее формальные и объективные критерии давно и хорошо известны. Проблема состоит не в неумении проводить оценку, а в нежелании это делать, поскольку любой объективный анализ неизменно затронет интересы научно-административной элиты. Вполне очевидно поэтому, что реформа в системе РАН свелась в основном либо к простому переименованию институтов, либо к их объединению без существенного изменения как направлений исследований, так и численности занятых. Более того, в некоторых случаях даже происходило увеличение числа юридических лиц: например, при объединении двух институтов в один, юридический статус сохранялся за обоими учреждениями, а кроме того его получал и вновь созданный институт20

. В итоге в список академических институтов, представленных в конце года в Миннауки для аккредитации, вошло 98% ныне действующих научных организаций. При этом до сих пор обсуждается целесообразность 10%-ного сокращения численности персонала, хотя без такого сокращения невозможно будет увеличить зарплату ученым. Подобные итоги свидетельствуют о том, что очередные попытки реформирования пока наталкиваются на прежнюю систему принятия решений и совершенно в ней растворяются.

Концепция затрагивает не только проблему реструктуризации сети НТО, хотя этот вопрос и является наиболее проработанным и даже переведенным в “практическую плоскость”. Освещение других проблем и потребностей - таких, например, как необходимость введения контрактной системы найма и проведения работ, изменения структуры финансовых потоков из государственного бюджета и привлечения новых источников финансирования, разработка налоговых льгот в научно-технической сфере - носит слишком декларативный характер. Многие из анонсированных “принципов” кочуют из Концепции в Концепцию. Так, например, в новой Концепции говорится о необходимости государственной поддержки фундаментальных исследований, сохранения и развития ведущих научных школ, стимулирования инновационной деятельности, интеграции науки и образования, защиты прав на интеллектуальную собственность. Все эти положения уже были и в Концепции развития науки, разработанной и одобренной правительством еще в 1992 году, и в Доктрине развития российской науки, принятой в 1996 году. Проблема заключается в том, что эти действительно актуальные направления реформирования не имеют за собой пока механизма реализации. Кроме того, в новой Концепции изначально отсутствует постановка основных целей осуществления реформы, а также предлагаемой модели развития науки. А ведь от того, по какой модели предполагается строить науку в России, будут зависеть ее структура, механизмы финансирования и экономического стимулирования.

В Послании Президента РФ “О бюджетной политике в 1997 году” справедливо критиковалось то, что правительство не сумело определить пороговые значения основных социальных показателей, касающихся науки, на основе которых устанавливаются необходимые объемы финансирования. Не произошло этого и в 1997 году. Принятие Концепции реформирования науки на заседании правительства 8 января 1998 года скорее всего не изменит ситуации в обозримом будущем, поскольку четкого и поэтапного плана ее практической реализации пока не разработано. Поэтому 1998 год вновь начался со ставшего традиционным обсуждения вопроса о необходимости выплаты прошлогодних долгов - характерного проявления “финансового кризиса начала года”.


1 Опросы проводятся раз в квартал. Размер панели- 800 сельскохозяйственных предприятий. Возврат анкет 25-30%.

2 - Экспресс-информация ЦИСН “Мониторинг реформирования российской науки”, 02.12.1997г.

3 - В среднем доля бюджета в структуре источников финансирования государственных НТО составляла в 1997 году около 50%.

4 - Данные за 11 месяцев 1997 года. “Экономика и политика России в 1997 году. Белая книга”. М., ИЭППП, 1998, с.45.

5 - См. Российская экономика в 1996 году. Тенденции и перспективы. Выпуск 16. - М., ИЭППП, 1997, с.131.

6 - Рассчитано на основе данных о бюджете из: Российская газета, 09.08.1997, с.10.

7 - The Economist, Nov.8, 1997.

8 - Итоги, 6 мая 1997г., с.51.

9 - Поиск, №7, 7-13 февраля 1998г., с.2.

10 - Молодые исследователи были в центре внимания и некоторых локальных отечественных инициатив. Так, в 1997 году на базе Института катализа СО РАН был создан Международный благотворительный научный фонд им. К.И.Замараева, который объявил программу аспирантских стипендий на 1998 год; активно продолжал работу и созданный в 1995 году Международный Центр-Фонд перспективных исследований в Нижнем Новгороде, где также в состав исполнителей проектов должны быть обязательно включены молодые исследователи, аспиранты и студенты.

11 - В 1997 году Правительство РФ выделило 10,5 млн. дол. США для долевого участия в программе ISSEP. 40 субъектов Федерации согласились дополнительно финансировать программу из местных бюджетов.

12 - Можно сказать, что аналогичную стратегию развивают и отечественные фонды. В 1997 году был объявлен первый совместный конкурс РФФИ и Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, по которому фундаментальные исследования будут выполняться по проблемам, которые интересуют малые предприятия. Поэтому конкурс проводится за счет средств фирм, предложивших тематику исследований.

13 - Данные ЦИСН, по материалам международного семинара “Статистические исследования для научно-технической политики в странах с переходной экономикой”, октябрь 1997.

14 - Экспресс-информация ЦИСН “Мониторинг реформирования российской науки”, 11.12.1997 г.

15 - Поиск, № 23, 31.05-06.06.1997, с.4.

16 - Прежнее руководство развивало мягкий вариант реформы, названный эволюционным, который в первые годы трансформаций имел свои преимущества (слишком “революционной” по отношению к сфере науки была в то время внешняя среда). Однако и в 1997 году Министр науки и технологий РФ В. Фортов объявил, что “Реформирование науки будет эволюционным” (Российская газета, № 199, 14.10.1997).

17 - Поиск, № 44, 25-31.10.1997, с.5.

18 - Данные опросов Российского Экономического Барометра.

19 Так, в 1996 году Миннауки инициировало проведение инвентаризации НТО с целью выявления и сокращения утративших перспективу направлений и институтов. Был разработан “Паспорт НТО”, который должен был заполняться в каждой организации. В результате так и не было выявлено “неэффективных” структур, и все подотчетные орагнизации попытались обосновать необходимость своего существования и актуальность проводимых исследований.

20 - Поиск, № 8, 14-20 февраля 1998 г., с.1.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.