WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 |

3. Вступление в ВТО может затруднить возможности продвижения по пути интеграции со странами СНГ и внутри Таможенного союза. Несмотря на то, что между членами Таможенного союза существует договоренность о взаимных консультациях по вопросам вступления в ВТО, не исключено, что одна из стран подпишет соглашение о присоединении к ВТО раньше других, и тогда ее обязательства перед ВТО в силу договоренностей между странами-участницами союза станут определенным стандартом для других стран-участниц. В то же время некоторые обязательства, принятые одной из них, окажутся неприемлемыми для других.

Минимизация потерь для отечественной экономики может быть достигнута путем установления максимально дозволенного правилами ВТО переходного периода к новым ставкам импортного тарифа и поэтапности их снижения; формирования комплексного механизма тарифной защиты внутреннего рынка в соответствии с регламентом ВТО; усиления защиты отечественной промышленности за счет нетарифных мер (также по регламенту ВТО), что в сочетании с тарифными мерами может быть наиболее эффективным в переходный период.

В декабре 1997 г. в женевской штаб-квартире ВТО российская делегация распространила свои тарифные предложения. В отношении некоторых товаров, составляющих около 8% перечня товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (прежде всего нефти и нефтепродуктов, оружия, носителей информации, самолетов и часов), российское правительство вообще не признает никаких тарифных ограничений. Национальные производители товаров этого круга будут ограждаться от конкуренции любыми импортными пошлинами. Остальные импортные тарифы Россия зафиксирует, но на довольно высоком уровне. Например, предельную 30-процентную ставку по сельскохозяйственным товарам предложено увеличить в три раза. Пошлина на спирт возрастет до 185%. Остальные ставки импортных пошлин могут быть увеличены в 1,2 раза. Россия отстаивает свое право при необходимости усилить защиту внутреннего рынка. Торговые партнеры России, со своей стороны, намерены оспорить большинство предложенных тарифных ставок, свои рынки они готовы открыть только в обмен на аналогичные меры со стороны России. В результате срок вступления России в ВТО ‑ конец 1998 г. ‑ может быть отодвинут на неопределенное время.

3.6 Состояние сферы исследований и разработок

В 1997 году основные тенденции развития сферы науки оставались практически теми же, что и в предшествующий год. Во-первых, продолжался отток научных кадров: по сравнению с 1996 годом число исследователей сократилось на 6,8%, причем падение численности занятых исследованиями и разработками происходило примерно одинаковыми темпами во всех секторах науки - государственном, предпринимательском, высшей школе. В результате на сегодняшний день в России осталось немногим более 450 тысяч исследователей, что составляет менее половины от того числа российских ученых, которое было к моменту распада СССР.

Более того, впервые за последние несколько лет началось падение численности докторов наук (сокращение составило 0,3% за первую половину 1997 года) и несколько увеличились темпы падения численности кандидатов наук (их число сократилось на 3,3%). Вместе с тем, темпы падения численности кандидатов наук были вдвое ниже, чем сокращение числа ученых по сфере науки в среднем, и поэтому доля кадров высшей квалификации в общей численности занятых продолжала расти: если в 1995 году она составляла 22,4%, в 1996 году - 23,2%, то в I полугодии 1997 года - уже 24,2%.

Те, кто все еще работает в науке, тратят на это полное рабочее время далеко не всегда. Опросы, проведенные в 1997 году, показали, что дополнительно прирабатывает каждый второй научный работник, что значительно чаще, чем в других отраслях экономики, где дополнительную занятость имеет только каждый седьмой. При этом среди ученых только у 26,6% приработок соответствует профилю основной работы2.

Во-вторых, продолжался структурный кризис: число научно-технических организаций (НТО) сократилось лишь на 5,3%, что в сопоставлении со стремительным уменьшением численности научных кадров свидетельствует о том, что изменения происходят в рамках прежних институциональных структур. В целом, если в сравнении с уровнем 1991 года численность кадров упала вдвое, то число научно-технических организаций за тот же период времени сократилось только на 14,5%, а внутренние затраты на исследования и разработки в постоянных ценах 1989 года уменьшились на 64,8%. Что еще более важно, почти три четверти НТО до сих пор являются государственными учреждениями, то есть существуют в значительной мере за счет государственного бюджета3. Однако специалисты высшей квалификации предпочитают по-прежнему работать именно в государственных структурах несмотря на появление НТО частной и смешанной форм собственности: в настоящее время в государственных научных организациях сосредоточено 95,5% докторов и 90,6% кандидатов наук.

В-третьих, в 1997 году на фоне обострившегося структурного кризиса финансовые условия оставались неблагоприятными. Чрезвычайно острой по-прежнему была проблема государственного финансирования науки. Расходы на науку из государственного бюджета по статье “Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу” составили в 1997 году 0,4% ВВП4 при плане 0,56% ВВП5. Вместе с тем, это небольшой шаг вперед по сравнению с 1995-1996 гг., когда соответствующие расходы держались на уровне 0,29% ВВП. Этот показатель выглядит тем более неплохо, так как в апреле 1997 года было проведено секвестирование бюджета, в результате которого расходы по статье “Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу” были сокращены в среднем на 37,5%6. Различные направления бюджетного финансирования пострадали неодинаково: так, например, бюджет Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) - одной из наиболее эффективно действующих в сфере науки структур - был урезан практически вдвое. Это свидетельствует о доминировании прежних, “советских” приоритетов и подходов к распределению средств, когда главным (и в советское время - практически единственным) считалось базовое финансирование научных организаций. В то же время, например, в США 90% финансирования осуществляется на основе конкурсов7. В России в 1997 году доля конкурсно распределяемых бюджетных средств составляла 6,75%8.

Согласно вступившему в силу 3 сентября 1996 г. Закону “О науке и государственной научно-технической политике” финансирование науки должно составлять 4% расходной части бюджета. Фактически же расходы за последние годы были такими: 1993 г. - 3,7%, 1994 г. - 2,83%, 1995 г. - 3,25%, 1996 г. - 2,3%, 1997 г.(первоначальный план) - 2,8%, после проведения секвестра (план) - 2,58%. В 1998 году значительных изменений не предвидится - планируется выделить на гражданскую науку 2,65% расходной части бюджета. Однако реальность может оказаться гораздо хуже: на начало 1998 года9

один процент с предполагаемой суммы расходов на науку уже снят и направлен на финансирование военной реформы.

На таком фоне существенным источником поддержки отечественной науки продолжали оставаться зарубежные программы и фонды. Согласно экспертным оценкам, объем финансирования российской науки по разным зарубежным каналам составляет 150-200 млн. дол. США в год. В научно-технических организациях, успешно адаптировавшихся к современным экономическим условиям, зарубежные источники составляют в среднем от 20% до 50% институтских бюджетов.

Основные тенденции, которые прослеживались в 1997 году в области зарубежного грантового финансирования, состоят в усилении селективности, комплексности и прикладной направленности поддержки.

Во-первых, активно продолжали развиваться целевые программы, не связанные с непосредственной поддержкой собственно исследований, а направленные на развитие научной инфраструктуры - телекоммуникационных проектов, программ поддержки журналов и библиотек, конкурсов на разработку новых учебников.

Во-вторых, в части финансирования самих научных исследований усилилась селективная поддержка как отдельных научных направлений, так и определенных категорий занятых в сфере науки. Среди научных направлений по-прежнему поддержку из разных источников получали гуманитарные науки: экология (Институт “Открытое общество”, АЙРЕКС, АСПРЯЛ, Программа Фулбрайт); социально-ориентированные исследования (Московский научный фонд, Фонд Форда, Фонд МакАртуров); исследования прикладной направленности в области естественных и технических наук (ИНКО-КОПЕРНИКУС, CRDF). Зарубежное финансирование стало более адресным - акцент сместился на молодых10 исследователей (CRDF, ИНТАС), преподавателей вузов, аспирантов и студентов (Международная Соросовская программа образования в области точных наук - ISSEP), а также на научные школы (Институт “Открытое общество”).

В-третьих, начался переход к более равноправному сотрудничеству в рамках выполнения совместных исследовательских проектов в результате большего финансового участия российской стороны. Были объявлены совместные конкурсы РФФИ-ИНТАС, РГНФ-ИНТАС, бюджет которых составил около 9,9 млн. ЭКЮ, включая вклады обеих сторон; началась программа РФФИ-Немецкое научно-исследовательское общество, где каждая из сторон оплачивает расходы на своей территории. Часть уже действовавших программ стала развиваться на новой финансовой основе - с привлечением средств регионов (ISSEP11, программа региональных центров ИНТЕРНЕТ Института “Открытое общество”).

В-четвертых, происходил дальнейший сдвиг в сторону поддержки прикладных исследований и стимулирования инновационной активности - в основном по тем проектам, реализация которых уже была поддержана из Западных источников (CRDF, МНТЦ). Так, в июле 1997 года в структуре МНТЦ началась программа “Партнерство”, в рамках которой были заключены первые 12 контрактов с компаниями США и Западной Европы на сумму около 2 млн. дол. США. Эти контракты стали дальнейшим развитием проектов, финансировавшихся ранее из средств МНТЦ12

.

В-пятых, на этапе активных обсуждений находятся замыслы реализации структурных программ поддержки науки - например, поддержки науки в университетах. Проблема соединения науки и образования действительно очень важна и названа в настоящее время на государственном уровне одной из приоритетных. За период после распада СССР доля вузовского сектора науки в России в общем объеме финансирования упала примерно с 20% до 5%13. При снижении затрат на науку и постоянном ухудшении материальной базы вузовской науки, там все больше концентрируется подготовка кадров высшей квалификации: если в 1991 году вузы обеспечивали 60-70% численности приема и выпуска из аспирантуры и докторантуры, то к настоящему времени этот показатель уже превысил 80%14. И таким образом, происходит все большая поляризация проводимых научных исследований и подготовки кадров для науки.

В качестве инструмента, который бы способствовал процессу интеграции науки и образования, был выбран традиционный масштабный программный подход. В 1997 была начата государственная программа “Университеты России - фундаментальные исследования”, главная задача которой - поддержка фундаментальных исследований и базы для их проведения в вузах, а также привлечение в университеты молодых исследователей. Кроме того, продолжала развиваться президентская программа “Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 гг.” (“Интеграция”), но в силу недостаточного финансирования программы (поддержка оказана только по трем поднаправлениям из пяти направлений программы и объявлен конкурс на 1998 год еще по двум поднаправлениям) и некоторых ее ограничений (так, под фундаментальной наукой понимаются только организации академического сектора), по ней пока нет ощутимых результатов. Так, по направлению “Экспедиционные и полевые исследования с участием студентов, аспирантов и преподавателей вузов” в 1997 году было выделено 10 млрд. руб. - сумма, сопоставимая с той, что тратится в МГУ на такие цели ежегодно. По словам заместителя председателя Совета программы “Интеграция” А.Тихонова, такой итог является “не достижением, а иллюстрацией нашей убогости”15.

Помимо некоторого усиления внимания к вузовской науке, можно выделить еще несколько областей, где в 1997 году была повышенной активность государственных структур, отвечающих за разработку и реализацию научно-технической политики в стране. Это - поддержка науки в регионах, решение проблем наукоградов, переаттестация Государственных научных центров (ГНЦ), вопросы стимулирования инновационной деятельности и, наконец, вторая половина года была посвящена разработке и обсуждению Концепции реформирования российской науки на период 1997-2000 гг.

Сразу следует заметить, что ни одно из осуществлявшихся мероприятий не было радикальным по своей сути. В целом, несмотря на смену руководства в Министерстве науки и технологий РФ - одном из основных ведомств в научно-технической сфере - и провозглашение курса на реформы, проводившаяся политика более походила на преемственное “эволюционное”16

развитие. С момента принятия летом 1996 года Доктрины развития науки никаких существенных изменений в сфере науки не произошло. Так, в Послании Президента РФ “О бюджетной политике в 1997 году” внимание акцентировалось на необходимости введения амортизационных льгот, а также на важности создания экономических условий для совершенствования технологий военного и двойного назначения. К сожалению, никаких сдвигов в реализации этих направлений не было: существующие косвенные стимулы недейственны, а разработки в военных и гражданских целях по-прежнему разграничены, и поэтому само понятие “технологии двойного назначения” больше относится к области научной литературы, чем практики.

Важность поддержки науки в регионах провозглашалась многократно в течение года в различных государственных инстанциях и по различным поводам. О признании этой задачи в качестве приоритетной говорит тот факт, что Комитет Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии предложил предусмотреть в государственном бюджете целевое финансирование региональной науки отдельной строкой.

Фактически же новым в этой области стало начало реализации региональных конкурсов в РФФИ (по проблемам Камчатки и Байкала), и объявление на 1998 год регионального конкурса в РГНФ и еще нескольких специальных региональных конкурсов в РФФИ.

Сами регионы в поддержке науки пока пассивны: из местных бюджетов на науку тратится в среднем 0,06-0,07% средств, а без инициативы регионов существенных изменений ожидать нельзя.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.