WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

ИЗМЕНЕНИЕ ОБЪЕМА И ПРЕДЕЛОВ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ РЯДА АВТОРСКИХ ПРАВОМОЧИЙ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В «ЦИФРОВОЙ СРЕДЕ»

Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет»

http://www.ifap.ru/pi/07/

Ханина Ксения Владимировна - адвокат Адвокатской конторы "Басманная (№20)" Коллегии адвокатов "Московская городская коллегия адвокатов"

1. Введение

Появление новых способов создания и использования результатов творческой деятельности явилось причиной необходимости создания соответствующей правовой основы регулирования возникающих по поводу указанных объектов отношений. Очевидно, разработки некой новой концепции охраны интеллектуальной собственности не требуется, однако авторско-правовые нормы подлежат адаптации и дополнению в соответствии с условиями технического прогресса.

В Европейском Сообществе в мае 2001 г. Европейским Парламентом и Советом была принята Директива «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе» [1]. В соответствии с п. 22 Преамбулы к ней, «адекватная защита распространения культуры не может приводить к принесению в жертву строгой охраны прав и допускать незаконные способы введения в гражданский оборот контрафактных или пиратских произведений культуры».

В контексте сложившейся тенденции сотрудничества между Российской Федерацией и Европейскими Сообществами, нашедшей отражение, в частности, в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве 1994 г., содержащем взаимные обязательства сторон в сфере регулирования отношений по поводу объектов права интеллектуальной собственности, необходим тщательное изучение процессов правообразования, происходящих на уровне ЕС, с целью обеспечения эффективности исполнения Российской Федерацией принятых международных обязательств.

В настоящем докладе будет осуществлен анализ коммунитарных конструкций (в сравнении с положениями действующего российского законодательства), касающихся исчерпания права на распространение и ряда изъятий из права на воспроизведение, разработка которых (конструкций) была инициирована необходимостью учета особенностей использования результатов творческой деятельности в «цифровой среде».

2. Право на распространение

а) Содержание права на распространение

Содержание данного авторского правомочия на коммунитарном уровне и в российском праве сходно. Так, в соответствии с ч.1 ст. 4 Директивы: «Государства-члены предусматривают за авторами исключительное право разрешать или запрещать во всякой форме распространение публике, посредством продажи или иным образом, оригиналов или копий их произведений». Российским законодателем, в ч. 2 ст. 16 Закона об авторском праве и смежных правах [2] право на распространение определено как право «распространять экземпляры произведения любым способом: продавать, сдавать в прокат и так далее».

б) Общие положения об исчерпании права на распространение

С правом на распространение неразрывно связан принцип, именуемый «принципом исчерпания прав» [3]. Данный принцип на территории Сообществ в целом был изначально введен Судом ЕС, а впоследствии закреплен в ряде директив [4]. Во всех директивах ЕС прослеживается следующий подход: осуществление права на распространение можно считать исчерпанным лишь для того, чтобы разрешить свободное движение товаров, в которых воплощено охраняемое произведение; если право на распространение осуществлялось в одном государстве, то затем материальные копии этого произведения могут получить коммерческое распространение на территории Европейского Союза [5]. При этом данное право не исчерпывается продажей оригинала или копий указанного произведения, осуществленной правообладателем или с его согласия, за пределами Сообщества.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 4 Директивы: «Право на распространение в Сообществе, касающееся оригинала или копий произведений, исчерпывается лишь первой продажей или первой передачей собственности на этот объект в Сообществе, осуществленных правообладателем или с его согласия». Содержание норм российского законодательства об исчерпании рассматриваемого авторского близко приведенной директивной конструкции, однако допускает дальнейшее распространение произведений без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения лишь «если экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в гражданский оборот посредством их продажи» (ч. 3 ст.16 ЗоАП). С учетом сложившегося доктринального толкования приведенного законодательного положения, предлагающего широкое определение термина «продажа» [6] (понимаемого как всякий возмездный договор, результатом которого является переход права собственности на экземпляр произведения), предложенная институтами Сообществ формулировка представляется предпочтительной.

Исчерпание ограничивается правом на распространение и не может применяться к иным правомочиям. Так, в соответствии с российскими и коммунитарными нормативными предписаниями, право сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование не исчерпывается в случаях продажи либо иного акта распространения экземпляров произведения или иных охраняемых объектов.

в) Особенности применения принципа исчерпания прав в «цифровой среде»

В соответствии с п.29 Преамбулы Директивы, исчерпания права не происходит применительно к оказанию услуг, в частности, когда речь идет об оказании услуг «он-лайн». Данное положение распространяется также на материальные копии произведения или иного охраняемого объекта, созданные с согласия правообладателя пользователем таких услуг. В отличие от CD-ROM или CD-I, применительно к которым интеллектуальная собственность содержится на материальном носителе, т.е. в товаре, всякая услуга «он-лайн» представляет собой акт, предполагающий получение разрешения в соответствии с нормами авторского права.

3. Право на воспроизведение:

а) Содержание и субъектный состав права на воспроизведение

Одной из целей Директивы, в соответствии с п. 21 Преамбулы, являлась выработка широкого определения для совокупности актов, охватываемых правом на воспроизведение в отношении различных благополучателей, с целью обеспечения юридической безопасности в пределах внутреннего рынка.

Положениями статьи 2 Директивы определены содержание и субъектный состав права на воспроизведение в понимании институтов Сообществ: «Государства-члены предусматривают право разрешать или запрещать прямое или косвенное, временное или постоянное, всякими средствами и во всяких формах, полное или частичное воспроизведение:

а) авторам - их произведений;

б) артистам-исполнителям - записей их исполнений;

в) производителям фонограмм - их фонограмм;

г) производителям первых записей фильмов – оригиналов или копий их фильмов;

д) вещательным организациям – записей их передач, распространяемых посредством или без использования проводов, включая распространение по кабелю или посредством спутникового вещания».

Нормы российского закона, посвященные содержанию анализируемого правомочия (ч. 2 ст.16 ЗоАП), значительно более лаконично предоставляют соответствующим субъектам право «воспроизводить произведение (право на воспроизведение)». Доктринальное же понимание воспроизведения как «изготовления одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме» [7] близко приведенному европейскому.

Субъектами права на воспроизведение в соответствии с положениями отечественного законодательства являются:

а) авторы – в отношении их произведений (ч.1 ст.16 ЗоАП);

б) исполнители – в отношении их исполнений или постановок (п.3 ч.2 ст.37 ЗоАП);

в) производители фонограмм – в отношении их фонограмм (п.1 ч.2 ст. 39 ЗоАП);

г) организации эфирного вещания – в отношении записей их передач (п.4 ч.2. ст.40 ЗоАП)

Таким образом, содержание и перечень первоначальных субъектов права на воспроизведение (за исключением выделения на коммунитарном уровне в отдельную категорию правообладателей «производителей первых записей фильмов» и выделения в качестве особого охраняемого объекта «записей фильмов») в Сообществе и в Российской Федерации сопоставимы.

б) Общие положения об актах свободного использования произведений (изъятиях из соответствующих авторских правомочий)

Одним из принципов авторского права является сочетание личных интересов автора с интересами общества [8], проявляющийся, в частности, в установлении пределов осуществления авторских прав посредством допущения свободного использования произведений при соблюдении определенных условий, т.е. в закреплении перечня обусловленных изъятий из соответствующих правомочий.

Свободное использование допускается лишь в случаях, объеме и целях, которые дозволены для конкретного акта свободного использования.

Перечень изъятий из соответствующих авторских прав, предусмотренный положениями Директивы, подразделяется на две группы – группу изъятий, подлежащих обязательной имплементации в национальные законодательства (обязательные изъятия), и группу изъятий, включение которых в национальные законодательства осуществляется по усмотрению государств-членов (факультативные изъятия). Все указанные в Директиве изъятия должны отвечать условиям, установленным в п. 5 ст. 5, воспроизводящем положения п. 2 ст. 9 Бернской конвенции о применении изъятий к праву на воспроизведение (акты свободного использования могут применяться лишь в особых случаях, не должны наносить ущерба нормальной эксплуатации произведения и не должны ущемлять необоснованным образом законных интересов автора).

в) Изъятия из права на воспроизведение, обусловленные использованием результатов творческой деятельности в «цифровой среде»

В рамках настоящего сообщения будут рассмотрены лишь акты свободного использования, закрепление которых явилось следствием необходимости нормативной регламентации отношений, возникающих в связи с использованием результатов творческой деятельности в «цифровой среде».

Так, в качестве обязательного предусмотрено изъятие из права на воспроизведение временного или дополнительного воспроизведения, которое технически необходимо для осуществления передачи в сети.

В соответствии с положениями п. 33 Преамбулы Директивы: «Исключительное право на воспроизведение должно являться объектом изъятия, направленного на разрешение осуществления ряда временных актов по воспроизведению, являющихся транзитными или дополнительными, составляющих неотъемлемую и существенную часть технического процесса, и осуществляемых лишь в целях, направленных на обеспечение возможности осуществления эффективной передачи посредником между третьими лицами в сети, либо законного использования произведения или иного охраняемого объекта. Указанные акты воспроизведения сами по себе не должны иметь никакой чистой экономической стоимости». При условии соответствия описанным условиям, данное исключение распространяется на акты, позволяющие беглый обзор (браузинг, отображение в браузере [9]), и на акты быстрого предварительного просмотра средством передачи (кэширование [10]), а также на иные, позволяющие эффективное функционирование систем передачи, акты, при условии что посредник не изменяет информации и не препятствует законному использованию технологии, широко признанной и используемой в промышленности, для получения данных об использовании информации. Использование признается законным в случае, когда оно разрешено правообладателем или не ограничено законом.

В российском позитивном праве подобные положения отсутствуют; вопрос о признании описанных выше актов (браузинга, кэширования и т.п.) воспроизведением в понимании ЗоАП, очевидно, может быть разрешен и на уровне судебной практики, однако возможность их реализации в режиме свободного использования, т.е. осуществления без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, подлежит лишь законодательному закреплению.

Из числа факультативных изъятий необходимо отметить некоммерческое использование в личных целях физическим лицом, предусмотренное п.(b) ч. 2 ст.5 Директивы. Положения п. 38 Преамбулы Директивы содержат призыв государствам-членам к учету существующих различий между цифровыми и аналоговыми частными копиями и разграничению их в ряде отношений, поскольку частное воспроизведение аналоговыми средствами не должно оказать значительного влияния на развитие информационного общества, тогда как изготовление частных копий цифровыми средствами способно оказаться широко распространенным и оказать более значительное экономическое воздействие.

Очевидно, приведенные аргументы должны найти отражение и в российской правоприменительной практике, основанной на положениях ст. 18 ЗоАП, допускающих воспроизведение в личных целях правомерно обнародованного произведения без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.