WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

Измерение объёмов «компьютерного пиратства»: проблемы и методы

Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет»

http://www.ifap.ru/pi/07/

Середа Сергей Александрович - преподаватель Кафедры математического обеспечения и технологий программирования Московского государственного университета экономики, статистики и информатики

Очевидно, что для выбора методов и средств борьбы с «компьютерным пиратством» и определения их эффективности необходимо иметь возможность оценивать объёмы теневого распространения произведений, показатели динамики этого рынка и его реакции на принимаемые «антипиратские» меры. Серьёзной проблемой в данном случае является «ненаблюдаемость» этих показателей. Иными словами, задача непосредственного определения объёмов продаж и покупок «пиратских» копий программ, аудио и видеозаписей равнозначна задаче ликвидации «пиратства». Для решения указанной проблемы используются методы непрямой оценки необходимых показателей. При оценке уровня «пиратства» возможны два подхода: оценка по косвенным признакам (как ненаблюдаемой экономики) и моделирование.

Методы оценки ненаблюдаемой экономики.

Для того, чтобы оценить ненаблюдаемые факторы, выявляют их связь с теми, наблюдение которых возможно (индикаторами), а на основе выявленной связи и значений индикаторов производят косвенную оценку нужных факторов.

В качестве примеров реализации такого подхода можно привести исследования уровня программного «пиратства», регулярно проводимые BSA (и IDC), а также проект системы индикаторов, выбранных агентством РОСПАТЕНТ для оценки уровня контрафакции экземпляров аудиовизуальных произведений.

В рамках исследований BSA предполагается наличие корреляции между ненаблюдаемыми объёмами нелегальных продаж программного обеспечения, объёмами продаж персональных компьютеров и объёмами легальных продаж программного обеспечения. Общая схема оценки «уровня пиратства» заключается в сопоставлении объёмов легальных продаж лицензий объёмам продаж компьютеров и выявлении несоответствия между ними, которое и принимается за объём нелегальных продаж. Для указанного сопоставления используется составленная на основе статистического исследования «программная потребительская корзина» в расчёте на один компьютер. При том, что указанный метод позволяет оценивать «уровень пиратства», точность указанной оценки вызывает определённые сомнения. Во-первых, из оцениваемых объёмов «пиратства» исключаются все нарушители, устанавливающие «пиратские версии» программных продуктов на компьютеры, приобретённые до начала исследуемого периода, во-вторых, в «пираты» записывают пользователей открытого программного обеспечения, а также пользователей, обновляющих технику, но использующих «старые» программы. Кроме этого, если продажи «офисных» программ неплохо коррелируют с продажами компьютеров, то продажи, например, компьютерных игр – нет. В последнем случае, скорее всего, корреляция будет сильнее с продажами мощных графических карт, мониторов и звуковых систем. Схожие соображения относятся и к программам графического дизайна, трёхмерного моделирования, конструирования виртуальных миров, системам автоматического перевода, распознавания текста и речи и многим другим. Очевидно, для уточнения данного подхода необходимо, в зависимости от класса и типа программных средств, использовать разные индикаторы оценки ненаблюдаемой экономики.

Методика, предлагаемая Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, так же базируется на предположении о зависимости между наблюдаемыми и ненаблюдаемыми факторами, связанными с контрафакцией аудиовизуальной продукции. В качестве индикаторов предлагаются следующие показатели:

  1. (М) – мощность заводов, производящих аудио-видео продукцию
  2. (ОС) – объем сырья для производства, при этом (Д) – доля сырья необходимого на производство одного диска.
  3. (Л1) – разрешенный выпуск продукции в соответствии с полученной лицензией государственного органа
  4. (Л2) – тираж воспроизводимых произведений в соответствии с полученной лицензиями авторско-правовых организаций
  5. (УЦЛ) – уровень легальной цены продукции
  6. (УЦК) – уровень цены контрафактной продукции
  7. (ОВ) – объем выпускаемой легальной аудио-видео продукции в РФ (данные статистических органов)
  8. (ОИ) – объем продукции полученной по импорту
  9. (Э) – объем экспортной продукции
  10. (ОЛ) – объем продаж лицензионной продукции
  11. (F) – эффективность работы правоохранительных органов (определяется как число выявленных нарушений, делённое на (Дк + Дк1) )
  12. (Дк) – изменения контрафакта на рынке: определяется как доля объема контрафактной продукции на рынке, например, 2004 года, к 2005 году
  13. (Дк1) – изменения нелегального производства: определяется объем нелегального производства в 2004 году к 2005 году.
  14. (С) – социологические показатели объема потребления аудио-видео продукции
  15. (S) – расчетное производство продукции S = ОС:Д

Связь между наблюдаемыми и ненаблюдаемыми факторами отображается в виде двух зависимостей: К = С – (ОВ + ОИ – Э), где К – «объем контрафакта на рынке» и К1 = S ‑ (ОВ + Э), где К1 – «объем нелегального производства». Иными словами, «объем контрафакта на рынке» определяется как разница между социологическими показателями объема потребления аудио-видео продукции и объёмом её легального предложения на внутреннем рынке (объем выпускаемой легальной аудио-видео продукции за вычетом экспорта и с добавлением импорта), а «объем нелегального производства» – как разница между расчётным объёмом производства продукции и объёмом легального предложения1. Там же приводится и более сложная модель, не имеющая, однако, принципиальных отличий от приведённой здесь.

Замечания к представленной системе индикаторов и модели зависимости между ними можно разбить на технические и принципиальные. В контексте технических замечаний необходимо отметить, что оценка производственных мощностей является нетривиальной задачей, а сами указанные мощности могут варьировать для одного и того же оборудования в зависимости от числа рабочих смен, квалификации персонала, организации производства, ассортимента продукции и ряда других факторов. Таким образом, подобная оценка может быть ошибочной, как в сторону завышения, так и в сторону занижения расчётной производственной мощности. Определение расчётных объёмов производства базируется на объёме сырья на заводе, в то время как нет никаких оснований полагать использование указанного сырья стопроцентным. Кроме того, при определении объёмов производства не используется рассмотренная выше мощность производства. Также, необходимо отметить, что «социологические показатели объема потребления аудио-видео продукции» сами являются ненаблюдаемыми и должны использоваться вместе с коэффициентом их достоверности. Легальные цены на аудиовизуальную продукцию неоднородны, в отличие от цен на нелегальную продукцию, следовательно, необходимо отслеживать уровни цен по определённым ценовым или жанровым категориям.

Если технические замечания свидетельствуют о недостаточной проработке системы индикаторов (которая для их устранения и была предложена к обсуждению), то принципиальные замечания касаются принятого подхода в целом. В первую очередь, очевидно, что представленная система индикаторов рассчитана исключительно на отслеживание ситуации с контрафакцией физических носителей аудиовизуальных произведений (кассет и дисков), в то время как сетевое «пиратство», которое, в том числе, обеспечивает нелицензионными копиями «лоточных пиратов», остаётся для этих индикаторов «невидимым». Не учитываются, также, мощности записывающих устройств ПК и «полупромышленных» устройств записи дисков (производительностью 75-100 дисков в час). Другим существенным недостатком является то, что при построении системы индикаторов неявно принимается предположение о полном удовлетворении любого предложения на рынке. Не учтены предпочтения потребителей по жанрам и стилям, все индикаторы отталкиваются от производства. Таким образом, основываясь на этих индикаторах, сказать что-то о распространении контрафактных аудио и видеозаписей, не зафиксированных на кассетах или дисках, не представляется возможным. А это, учитывая постоянный рост объёмов такого распространения и развитие пиринговых сетей, означает, что ещё на уровне разработки система индикаторов морально устарела. Во всяком случае, если под «пиратством» не понимать исключительно производство нелицензионных кассет и дисков.

Моделирование «пиратского» рынка

Альтернативным подходом является моделирования происходящих на теневом рынке процессов на основе их предварительного анализа. Получаемые модели проверяются на адекватность (по данным за прошедшие периоды), уточняются, а затем используются для оценки и прогнозирования состояния рынка при заданных условиях. В настоящее время, о применении подобных моделей государственными или коммерческими структурами нам ничего не известно. На уровне научных публикаций такая работа ведётся. В частности, экономическим моделированием «программного пиратства» занимается Национальный университет Сингапура (в рамках исследования «Economics of Software Piracy and its global impact»), этой же теме была посвящена и моя кандидатская диссертация. Модели Национального университета Сингапура базируются на работе Оза Шая и Жака-Франсуа Тиссе (Oz Shy & Jacques-François Thisse) «A Strategic Approach to Software Protection». Их модель основывается на разделении всех потенциальных пользователей программных продуктов на три категории: тех, кому безразлично пользоваться «пиратскими» программами или не пользоваться программами вообще; тех, кому безразлично пользоваться «пиратскими» или легальными программами; и тех, кто пользуется только легальными программами. Затем, упорядочив пользователей согласно получаемой ими от программ полезности и приравняв полезности пользователей «на стыке» выделенных групп, получается система уравнений, решение которой позволяет получить ключевые параметры рынка программного обеспечения, включая его теневую составляющую. Однако, попытка подставить в указанную модель реальные данные не дала правдоподобных результатов. Кроме того, эта модель вообще не учитывает наличие системы правовой охраны интеллектуальной собственности.

Модель, приведённая в диссертации «Анализ рисков и минимизация потерь от нелегального распространения программных продуктов», описывает поведение конечного пользователя и позволяет прогнозировать его потребительский выбор в зависимости от ряда факторов. Она базируется на следующих параметрах: цена лицензионной копии программного продукта; цена «пиратской» копии программного продукта; вероятность уличения в нелегальном использовании; сумма убытка (штрафа) при уличении пользователя в нелегальном использовании; сумма, которую пользователь согласен затратить на покупку программного обеспечения. Согласно модели, пользователь сперва отбросит все (легальные и нелегальные) варианты, затраты на которые превышают его бюджет. Затем он выберет наиболее доступный вариант с учётом цен на легальные и нелегальные копии программ, а также вероятный штраф за нарушение авторских прав. Все параметры модели являются наблюдаемыми и являются количественными. В принципе, она применима не только к программам, но и к аудиовизуальным произведениям. На её базе возможно создание имитационной модели с задаваемым числом потребителей на рынке и законом распределения их склонности к риску. После приведения её параметров в соответствие с реальными рыночными условиями, такая имитационная модель позволит прогнозировать состояние теневого рынка в целом и определять его параметры, не подлежащие непосредственному наблюдению.

Разумеется, моделям также присущи недостатки. В частности, как и методы косвенной оценки, модели рынка должны учитывать деление программного обеспечения на классы и типы, а музыки, песен и фильмов – на жанры, стили и т.п. Часто, модели сами базируются на значениях ненаблюдаемых параметров, для определения которых приходится прибегать к экспертным оценкам. В то же время, упомянутые модели базируются на спросе, а не на предложении, что позволяет абстрагироваться от носителей и каналов доставки произведений пользователям и, принципиально, могут дать более точные результаты, чем методы косвенной оценки объёмов контрафакции.

Для совмещения положительных сторон обоих подходов их можно использовать параллельно со сравнением и корректировкой результатов, полученных одним методом, на основе результатов другого метода. В любом случае, задача создания и развития методов оценки уровня «пиратства» и отдельных параметров теневого рынка объектов авторских и смежных прав является важной и требует своего скорейшего решения.

Литература:

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.