WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 23 |

Сокращение бюджетных расходов на науку, хотяуже и стало постоянной характеристикой сферы исследований и разработок, имело вначале 1998 года несколько особенностей, придавших драматизма и динамичностиэтому процессу. Во-первых, в стране был совершен переход к системе казначействаи, во-вторых, правительство С.В.Кириенко обнародовало финансовые перспективыдля сферы науки, которые не оставили места для каких-либо оптимистическихпрогнозов. А после августовского финансового кризиса и смены правительства онауке временно было вообще забыто.

В целом государственное финансирование наукиосуществлялось на уровне 73% от утвержденного бюджета. Вместе с тем, исходныйбюджет был секвестрирован на 26.5%, и то, что осталось, сначала называлось“гарантированным”, а затем - “предельным” бюджетом, со всеми вытекающими изтакого переименования последствиями. В итоге науке было выделено финансированиена уровне 0,2% ВВП (I полугодие 1997 г. - 0,3% ВВП). Одновременно вследствиеперехода к распределению финансирования через Казначейство все выплаты стализадерживаться, а работа некоторых организаций, в первую очередь грантодающих(Российских научных фондов - РФФИ и РГНФ), сильно замедлилась. В итоге в первомполугодии гранты РФФИ были профинансированы на уровне 15.8% их годовогобюджета.

В достаточно тяжелом положении были всегдаотносительно благополучные академические организации: в весенне-летние месяцыРАН получила половину своего бюджета. На заработную плату, соответственно,также шла только половина месячной нормы. И хотя по статистике заработнаяплата ученых выросла за 1997 год в среднем на 30%, тем не менее она составила87,6% от средней по стране. К июню 1998 г. ситуация ухудшилась - даже быливременно прекращены выплаты надбавок за ученые степени. В настоящее времяученые реально получают только четверть от той заработной платы, которую ониимели в сентябре 1995 года - момента последнего повышения зарплаты в бюджетнойсфере. В то же время правительство обнародовало планы поэтапного сокращенияфинансирования научной сферы до 2001 года - в среднем на 1,5 млрд. рублей вгод4.

Небольшой “просвет” был только в появившейсянадежде на западный кредит. 14 мая 1998 года правительство выпустилоРаспоряжение №506-р, в котором говорилось о целесообразности привлечения в 1998году инвестиционного кредита банков ФРГ в размере до 100 млн. марок для закупкинаучных приборов и оборудования для ведущих научных организацийРоссии.

Не соблюдая своих собственных обязательств,государство одновременно в некоторых случаях практически урезало потенциальныеисточники косвенной поддержки науки. Характерным примером здесь являетсяполитика в отношении использования внебюджетных источников финансирования.Согласно принятому Закону “О федеральном бюджете на 1998 год”, благодаря статье105, вузы потеряли возможность распоряжаться доходами от арендной платы. А этотисточник финансирования составлял, по оценкам экспертов, до 30% всехвнебюджетных доходов вузов. Поскольку абсурдность ситуации быстро сталаочевидной, в конце июня Дума приняла соответствующую корректирующую поправку.Аналогичная история происходила и с другими организациями сферы науки:академическими учреждениями, государственными научными центрами. Они имеливозможность оставлять в своем распоряжении до 70% дохода, получаемого от сдачиимущества в аренду. Были попытки сократить процент отчислений и даже отменитьэту норму, как это временно получилось с вузами, и только 19 июля 1998 г.,после внесения изменений и дополнений в Федеральный закон “О науке игосударственной научно-технической политике”, академии наук и научныеорганизации, имеющие государственный статус, получили законное право сдачи варенду временно неиспользуемого ими федерального имущества, находящегося в ихведении.

Недальновидная политика распространиласьдаже на такие опасные объекты, как “закрытые города” и наукограды -муниципальные образования, которые в прошлом были созданы для проведенияисследований и разработок для оборонных нужд. Сегодня в России существует около60 наукоградов, из которых более 20 расположены в Московской области. За годыреформ произошло почти стократное падение ассигнований на оборонную науку, врезультате чего целые города оказались в тяжелейшем финансовом положении. Вразвитие ноябрьского 1997 года указа Президента5 24 января 1998 года появилосьПостановление Правительства РФ №79 “О мерах по развитию муниципальныхобразований с градообразующими научно-производственными комплексами(наукоградов)”, в котором анонсировалось начало реализации пилотного проекта вг. Обнинске - для того, чтобы на примере одного наукограда создать механизмперехода к бездотационному развитию и разработать соответствующуюнормативно-правовую базу.

Обнинск в качестве экспериментальногополигона был выбран по двум основным причинам. Во-первых, это крупный город, ирост социальной напряженности там особенно опасен; во-вторых, там сложиласьдостаточно развитая инфраструктура, включающая научные организации, вузы, заводи поэтому имеющая потенциал для осуществления полного инновационного цикла. Насегодняшний день ситуация в городе сложная: не более одной десятой налоговыхпоступлений в городской бюджет приходит из сферы науки, а тратится нанаселение, занятое в этих структурах, около трети средств, выделенных насоциальную защиту. Для того, чтобы привлечь в наукоград инвестиции, былопредложено несколько механизмов: это и размещение госзаказов, и развитиефедеральных целевых программ, и перераспределение собственности (через передачуее из федерального в муниципальное ведение), и создание свободной экономическойзоны. Как главная рассматривалась идея о выделении Обнинску федеральнойсубсидии, равной сумме собираемых на данной территории налогов, зачисляемых вфедеральный бюджет. Минфин эту идею отверг по причине “отсутствия юридическихоснов для ее реализации”, а также нежелательности создания прецедента - чтобыостальные 60 наукоградов не захотели того же самого. В итоге начинаниефактически замерло за отсутствием финансирования. Программа эксперимента быланаправлена на доработку. Совершенно очевидно, что откладывать экспериментнадолго нельзя: Чернобыль - наглядная иллюстрация отложеннойпроблемы.

Государственное регулирование деятельностивнебюджетных фондов НИОКР - еще один пример давно решаемой, но так и нерешеннойпроблемы. В январе 1996 года был издан указ Президента РФ №66, по которому всевнебюджетные фонды федеральных органов власти должны были ликвидироваться. Этокасалось и восьмидесяти четырех внебюджетных фондов НИОКР, а также Российскогофонда технологического развития (РФТР), которые являлись одними из немногихисточников поддержки прикладных исследований, в том числе межотраслевых. Фондыбыли сохранены мартовским 1996 года Постановлением Правительства №314 исуществовали до недавнего времени. В 1998 году история повторилась: в проектеНалогового Кодекса не предусматривается условий для функционированиявнебюджетных фондов НИОКР. Пока продолжает действовать специальное письмоГосналогслужбы, выпущенное в январе 1998 года, в котором подтверждается, чтоимеется вся необходимая нормативно-правовая база для образования ииспользования внебюджетных фондов НИОКР и РФТР. В условиях обрушившегосякризиса прогноз исхода борьбы фондов за свое существование является скореепессимистическим, а ведь, например, РФТР - участник и спонсор целого рядаважных инициатив, в том числе и такой приоритетной для государства, какподдержка инновационной деятельности.

Финансовые проблемы в сфере науки сталикатализатором развертывания забастовочного движения ученых. Только за полгодабыло проведено три акции протеста, организованных профсоюзами научныхработников, и в первую очередь профсоюзами научных работников РАН. В апрелеученые из более 50 институтов РАН провели пикетирование Минфина и ЦентробанкаРФ. В июне прошла более крупная акция протеста, на которой профсоюзы обещаливыдвинуть не только экономические, но и политические требования. Однакоосновным было требование отдать долги по заработной плате. В июле вновьсостоялось недельное пикетирование здания Минфина, так как договоренности,достигнутые в результате предыдущей акции, правительство не выполнило. Посленовых переговоров правительство вновь пообещало выполнить обязательства пофинансированию науки, теперь уже в третьем квартале.

На таком фоне продолжалась реструктуризация научной сферы. Прошлонесколько организационных изменений в структуре ведомств, отвечающих зареализацию научно-технической политики в стране. В системе РАН было созданоАгентство по управлению имуществом для централизованного решения вопросоваренды и осуществления сделок с интеллектуальной собственностью. В структуреМиннауки появился новый орган - Научно-технический Совет (НТС), которыйвозглавил В.Булгак, ставший министром науки в правительстве С.Кириенко. Можетбыть новый совет сможет придать динамизма процессу аттестациинаучно-технических организаций и другим структурным изменениям, которые былинамечены в плане мероприятий по реализации Концепции реформированиянауки6. Вместе с тем, на реформирование научной сферы, по оценкамМиннауки и Минфина, требуется около 3 млрд. рублей, которые не были заложены вбюджет 1998 года. В таких условиях реформирование скорее всего будет достаточноформальным. Всего аккредитацию, рассчитанную на два года, должны пройти более 4тысяч научно-технических организаций и около 50 тысяч малых предприятий,имеющих научный профиль. Первая научная организация была аккредитована 30 марта1998 года7. В системе РАН процесс фактически затормозился: к 1 июляпланировалось сократить численность кадров приблизительно на 10% и за счетэтого, в частности, увеличить в 1.5 раза заработную плату. Фактически доавгуста ничего сделано не было, а стала обсуждаться возможность повышениязаработной платы в 1999 году. После августовского финансового кризисаруководство РАН приняло решение не проводить сокращения кадров, чтобы такимобразом уменьшить социальный стресс. В то же время эта мера означаетконсервацию сложившегося положения и отодвигание процесса реформ нанеопределенное будущее.

На стадии обсуждений остаются и вопросыреструктуризации Государственных научных центров (ГНЦ). Возможные направленияих реорганизации начали рассматриваться еще в 1997 году8 и продолжалиобсуждаться в первой половине 1998 года. На первый план вышли две идеи:акционирования ГНЦ и выборочного их преобразования в корпорации. В последнемслучае планируется использовать широко распространенный зарубежный опыт ипредоставлять государственное финансирование на паритетных условиях, то естьподдерживать те корпорации, которые смогут привлечь средства из другихисточников. Что касается акционирования, то не вполне ясным остается то, каксвязаны его конечная цель и предлагаемый механизм его осуществления. Цельюпровозглашено стимулирование инновационной деятельности, а согласнопредлагаемому механизму акционирования 100% акций остаются у государства, тоесть форма собственности сохраняется неизменной. Казалось бы, что большевозможностей для развития инновационной активности и привлечения внебюджетныхисточников могло бы появиться в случае преобразования ГНЦ в некоммерческиеорганизации. Вместе с тем подход нужен индивидуальный, поскольку все ГНЦ оченьразные - как по размерам, так и по специфике своей деятельности.

Если реорганизация и аккредитациянаучно-технических организаций идет достаточно медленно, то некоторые другиеструктурные изменения в организационно-управленческой сфере произошли слишкомбыстро, без должного анализа возможных последствий. К такому событию можноотнести передачу Высшей аттестационной комиссии (ВАК) в ведение Министерстваобщего и профессионального образования, что по сути означает конецвневедомственной экспертизы диссертаций. Что более всего обескураживает впринятом решении, так это то, что были совершенно проигнорированы урокиистории. До 1974 года ВАК уже находился в системе Минвуза и потом из-занеэффективности и коррумпированности перешел в подчинение Совету министров.Недавно Российский Союз ректоров вузов выступил за сохранение ВАК каксамостоятельной структуры, независимой от министерств и ведомств, и подчиненнойнепосредственно главе государства. Цель проведенной реорганизации была проста -экономия средств. Но финансовый выигрыш, по оценкам экспертов, оказалсяминимальным при значительном потенциальном ущербе для качества подготовкинаучных кадров.

Для вузовского сектора юридические условияоказались наиболее неблагоприятными, поскольку он “реформируется” сразу наоснове двух, никак не связанных между собой Концепций: Концепции реформированияобразования (которая охватывает вопросы подготовки кадров) и Концепцииреформирования науки (затрагивающей вопросы организации исследований в вузах).Два взаимосвязанных процесса оказались абсолютно разъединенными.

Вместе с тем, именно вузовская наука сталаопределенным объектом внимания западных спонсоров, поскольку университеты ивузы являются той базой, на основе которой наиболее естественным образом можносблизить науку и образование и таким образом способствовать решению целого ряданаболевших проблем науки (повышения качества образования, привлечения молодых внауку, сохранения преемственности и др.). В 1997 году международное научноесообщество решило оказать поддержку, которая бы способствовала взаимоувязываниюнауки и образования в России, а в 1998 году идея стала приобретать чертыконкретного механизма. Инициатором выступил частный американскийблаготворительный фонд Джона Д. и Катерины Т. МакАртуров. Это первая изинициатив зарубежных благотворительных фондов, которая рассчитана на длительныйпериод и нацелена на стимулирование структурных изменений в науке.

Предполагается реализация проектов двухтипов. Первое направление - финансирование долговременных (пятилетних) проектовсоздания 10-15 исследовательских центров на базе вузов, с обязательнымиинвестициями в приборную базу. Отличие от создаваемых в рамках Президентскойпрограммы “Государственная поддержка интеграции высшего образования ифундаментальной науки на 1997-2000 гг.” (“Интеграция”) научно-образовательныхцентров состоит в значительно большем объеме финансирования каждого отдельногопроекта, а также в особой процедуре конкурса. Кафедры вузов-претенденты наполучение поддержки должны были иметь ранее гранты отечественных и/илизарубежных фондов. Это служит своеобразным индикатором того, чтоисследовательский коллектив жив и работает, а не существует только номинально.Кроме того, предполагается учитывать и региональный фактор: в одном городеможет быть создано не более трех центров. Это создает благоприятный режим дляпровинциальных университетов.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.