WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |

77. Можно также отметить, что в пункте 1 усиливается, в контексте заключения контрактов, принцип, который уже воплощен в других статьях Типового закона, например в статьях 5, 9 и 13, устанавливающих юридическую силу сообщений данных. Пункт 1 является, однако, необходимым, поскольку то обстоятельство, что электронные сообщения могут обладать юридической силой в качестве доказательств и иметь некоторые последствия, в том числе те, которые предусматриваются в статьях 9 и 13, не обязательно означает, что они могут использоваться для целей заключения действительных контрактов.

78. Пункт 1 охватывает не только случаи, в которых и оферта, и акцепт оферты передаются с помощью электронных средств, но и случаи, когда только оферта или только акцепт оферты передаются с помощью электронных средств. Что касается момента и места заключения контрактов в тех случаях, когда оферта и акцепт оферты выражаются с помощью сообщения данных, то в Типовой закон не было включено какойлибо конкретной нормы, с тем чтобы не вторгаться в сферу действия национального права, применимого к заключению контрактов. Было сочтено, что такое положение может не соответствовать цели Типового закона, которая должна ограничиваться обеспечением для электронных сообщений такой же степени правовой определенности, как и для бумажных сообщений. Сочетание действующих норм, касающихся заключения контрактов, с положениями, содержащимися в статье 15, призвано устранить неопределенность относительно момента и места заключения контрактов в тех случаях, когда направление оферты или акцепта производится с помощью электронных средств.

79. Назначение формулировки "если стороны не договорились об ином", которая лишь воспроизводит в контексте заключения контрактов признание автономии сторон, закрепленное в статье 4, состоит в том, чтобы четко указать, что Типовой закон не преследует цели навязать использование электронных средств тем сторонам, которые для заключения контрактов полагаются на использование бумажных сообщений. В силу этого статью 11 не следует толковать как ограничивающую каким бы то ни было образом автономию сторон применительно к сторонам, не участвующим в использовании электронных средств передачи данных.

80. В ходе разработки пункта 1 было сочтено, что это положение может иметь неблагоприятные последствия в результате создания преимущественного режима по отношению к применимым в противном случае положениям внутригосударственного права, которые могут предписывать конкретные формальности, подлежащие соблюдению при заключении определенных контрактов. Такие формальности включают нотариальное засвидетельствование и другие требования в отношении "письменной формы" и могут учитывать соображения, связанные с публичным порядком, например, необходимость обеспечивать защиту определенных сторон или предупреждать их о существовании конкретных рисков. По этой причине в пункте 2 предусматривается, что принимающее Типовой закон государство может исключить применение пункта 1 в определенных случаях, которые должны быть оговорены в законодательных актах, вводящих в действие Типовой закон.

Cправочные материалы:

А/51/17, пункты 89–94 (статья 13); A/CN.9/373, пункты 126–133;

A/CN.9/407, пункт 93; A/CN.9/WG.IY/WP.55, пункты 95–102;

A/CN.9/406, пункты 34–41; A/CN.9/360, пункты 76–86;

A/CN.9/WG.IV/WP.60, статья 12; A/CN.9/WG.IV/WP.53, пункты 67–73;

A/CN.9/387, пункты 145–151; A/CN.9/350, пункты 93–96;

A/CN.9/WG.IV/WP.57, статья 12; A/CN.9/333, пункты 60–68.

Статья 12. Признание сторонами сообщения данных 81. Статья 12 была добавлена в текст уже в конце работы над Типовым законом, что было обусловлено признанием того факта, что в статье речь идет лишь о сообщениях данных, используемых в целях заключения контракта, и что в проекте Типового закона нет конкретных положений, касающихся сообщений данных, которые связаны не с заключением контрактов, а с исполнением контрактных обязательств (например, уведомление о дефектных товарах, предложение оплаты, уведомление о месте исполнения контракта, признание долга). Поскольку современные средства передачи данных используются в условиях правовой неопределенности, при отсутствии в большинстве стран специального законодательства было сочтено уместным, чтобы Типовой закон не только устанавливал общий принцип, согласно которому не должно быть дискриминации в отношении использования электронных средств передачи данных, о чем говорится в статье 5, но и включал в себя конкретные примеры, касающиеся этого принципа. Заключение контрактов является лишь одной из сфер, в отношении которых было бы полезно привести такой пример; следовало бы также упомянуть о юридической силе односторонних волеизъявлений, а также других уведомлений или заявлений, которые могут принимать форму сообщения данных.

82. Как и статья 11, статья 12 преследует цель не навязать использование электронных средств передачи данных, а признать юридическую силу их использования, если стороны не договорились об ином. Таким образом, статья 12 не должна использоваться в качестве основы для возложения на адресата ответственности за правовые последствия сообщения в том случае, если использование неписьменной формы передачи этого сообщения было неожиданностью для адресата.

Справочные материалы А/51/17, пункты 95–99 (новая статья 13 бис).

Статья 13. Атрибуция сообщений данных 83. Статья 13 основывается на статье 5 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах, в которой определяются обязанности отправителя платежного поручения. Статья 13 предназначена для применения в том случае, если возникает вопрос о том, действительно ли сообщение данных было направлено лицом, указанным в качестве составителя. В случае передачи данных в бумажных документах такая проблема может возникнуть в результате возможной фальсификации подписи предполагаемого составителя. В условиях применения электронных средств сообщение может быть отправлено не уполномоченным на то лицом, однако его подлинность может быть точно установлена с помощью кода, шифра или аналогичных средств. Цель статьи заключается не в установлении ответственности. Она посвящена атрибуции сообщений данных путем установления презумпции того, что при определенных обстоятельствах сообщение данных будет считаться сообщением составителя, и далее устанавливает предел действия этой презумпции для случая, когда адресат знал или должен был знать, что сообщение данных не было сообщением составителя.

84. В пункте 1 содержится ссылка на принцип, согласно которому составитель является связанным сообщением данных, если он действительно отправил это сообщение. Пункт 2 касается ситуации, когда сообщение данных было отправлено не составителем, а иным лицом, которое имело полномочия действовать от имени составителя. Пункт 2 не должен подменять нормы внутригосударственного права о представительстве, и решение вопроса о том, имело ли такое другое лицо фактические и юридические полномочия действовать от имени составителя, оставляется на урегулирование на основании надлежащих правовых норм за пределами Типового закона.

85. Пункт 3 касается ситуаций двух видов, когда адресат может полагаться на сообщение данных как на сообщение данных составителя:

во-первых, ситуаций, в которых адресат надлежащим образом применил процедуру удостоверения подлинности, предварительно согласованную с составителем; и, во-вторых, ситуаций, в которых сообщение данных явилось результатом действий лица, которое в силу его отношений с составителем имеет доступ к используемым составителем процедурам удостоверения подлинности. Цель пункта 3, в котором указывается, что адресат "имеет право считать, что сообщение данных является сообщением данных составителя", и который следует рассматривать в сочетании с пунктом 4(а), состоит в том, чтобы указать, что адресат может действовать на основе предположения о том, что сообщение данных является сообщением данных составителя, до момента получения от составителя уведомления о том, что такое сообщение данных не является сообщением данных составителя, или до того момента, когда ему стало известно или должно было стать известно о том, что сообщение данных не является сообщением данных составителя.

86. Согласно пункту 3(а), если адресат применил любые процедуры удостоверения подлинности, предварительно согласованные с составителем, и в результате применения таких процедур было должным образом проверено, что источником сообщения является составитель, это сообщение считается сообщением составителя. Данное положение охватывает не только ситуацию, когда процедура удостоверения подлинности была согласована составителем и адресатом, но также и ситуации, когда составитель в одностороннем порядке или в результате соглашения с посредником определил конкретную процедуру и согласился быть связанным сообщением данных, которое отвечает соответствующим требованиям этой процедуры. Таким образом, пунктом 3(а) предполагается охватить соглашения, которые вступают в силу не через непосредственную договоренность между составителем и адресатом, а через участие третьих сторон –поставщиков услуг. В то же время следует отметить, что пункт 3(а) применяется только в случае, если обмен сообщениями между составителем и адресатом происходит на основе предварительного соглашения, и не применяется к случаям использования открытых сетей.

87. Последствия пункта 3(b), который следует рассматривать в сочетании с пунктом 4(b), состоят в том, что составитель или адресат – в зависимости от случая – будет нести ответственность за любое несанкционированное сообщение данных, если может быть доказано, что оно было направлено в результате ошибки или небрежности такой стороны.

88. Следует избегать неправильного толкования пункта 4(а) как освобождения составителя от последствий направления сообщения данных, имеющего обратную силу независимо от того, действовал ли адресат на основе предположения, что сообщение данных являлось сообщением данных составителя. В пункте 4 не ставится цели предусмотреть, что получение уведомления в соответствии с подпунктом (а) может ретроактивно аннулировать первоначальное сообщение. В соответствии с подпунктом (а) составитель освобождается от ответственности в связи с сообщением после того, как было получено уведомление, но не до того момента. Кроме того, пункт 4 не следует понимать как дающий составителю право избегать ответственности в связи с направлением сообщения данных посредством уведомления адресата в соответствии с подпунктом (а) в том случае, когда сообщение фактически было направлено составителем и адресат должным образом применил согласованные или разумные процедуры удостоверения подлинности. Если адресат сможет доказать, что сообщение данных является сообщением составителя, то будет применяться пункт 1, а не пункт 4(а). Что касается значения слов "разумное время", то следует отметить, что уведомление должно направляться адресату таким образом, чтобы у него было достаточно времени для принятия мер. Например, в случае поставок к строго установленному сроку адресату необходимо предоставить время для внесения коррективов в его производственный процесс.

89. В отношении пункта 4(b) следует отметить, что применение Типового закона может привести к тому, что адресат получит право полагаться на сообщение данных согласно пункту 3(а), если он надлежащим образом применил согласованные процедуры удостоверения подлинности, даже если ему было известно о том, что это сообщение данных не является сообщением данных составителя. При подготовке Типового закона общее мнение состояло в том, что риск возможного возникновения такой ситуации является допустимым с учетом важности обеспечения надежности согласованных процедур удостоверения подлинности.

90. Пункт 5 призван не допустить, чтобы составитель дезавуировал сообщение после того, как оно было отправлено, если адресату не было известно или не должно было быть известно, что это сообщение данных не было сообщением данных составителя. Кроме того, пункт 5 призван учесть возможность наличия ошибок в содержании сообщения, вызванных ошибками в передаче.

91. В пункте 6 рассматривается вопрос об ошибочном дублировании сообщения данных, который имеет большое практическое значение. В этом пункте устанавливается стандарт осмотрительности, которую обязан проявлять адресат для того, чтобы отличить ошибочный дубликат сообщения данных от отдельного сообщения данных.

92. В предыдущих проектах статьи 13 содержался дополнительный пункт, устанавливавший принцип, согласно которому атрибуция авторства сообщения данных составителю не должна наносить ущерба правовым последствиям такого сообщения, которые должны определяться другими применимыми нормами национального права. Впоследствии было сочтено, что этот принцип не следует устанавливать в Типовом законе и что его следует упомянуть в настоящем Руководстве.

Справочные материалы:

А/51/17, пункты 189–194; A/CN.9/387, пункты 110–132;

А/50/17, пункты 275–303 (статья 11); A/CN.9/WG.IV/WP.57, статья 10;

A/CN.9/407, пункты 86–89; A/CN.9/373, пункты 109–115;

A/CN.9/406, пункты 114–131; A/CN.9/WG.IV/WP.55, пункты 82–86.

A/CN.9/WG.IV/WP.62, статья 10;

A/CN.9/390, пункты 144–153;

A/CN.9/WG.IV/WP.60, статья 10;

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.